Дело Сталина живет и побеждает… В Казахстане!

“А о казахстанской официальной политической практике и говорить нечего! Она есть если не копия сталинской политики, то ее творческое развитие и применение с учетом местных условий”

\"\"

Циклоп – Одиссею:

— Ты будешь съеден последним.
Вот тебе мой подарок!

Гомер. Одиссея

Иезуитизм и византийство по-казахски

У кого память не является совсем уж по-девичьи короткой, тот, наверняка, вспомнит, как буквально десять лет назад во всех новоявленных СНГ-эшных государствах власть начала выливать тонны грязи как на недавнее советское прошлое, так и в целом на советскую историю. И уж, конечно, в который раз была реанимирована критика как личности Сталина, так и идеологии и политики сталинизма.

Пока суть да дело, и эти новые государства уже успели обрасти своей собственной, пусть и маленькой, но все же историей. Вместе с тем, пока каждое новоявленное государство исторически еще находится в своем младенческом возрасте, но тем не менее уже можно судить если не о породистости, то о породе этого, если так можно выразиться, младенца, в том числе и о его идеологии и политике. Чтобы не говорить “за всю Одессу”, сосредоточимся на собственном государстве.

Что касается казахстанской идеологии, то совершенно очевидно, что так называемая общенациональная казахстанская идея еще не созрела. С этой задачей не справились (и не справятся!) ни политико-публистически шустрые Ертысбаев и ему подобные, ни идеологически агрессивные Азимбай Гали и ему подобные, ни фундаменталистски настроенные “культурные” министры и дипломаты, ни сверхталанливые писатели и поэты, ни целые институты даже самых сверхстратегических исследований. Почему? Да потому, что у одних, при всей их шустрости нет глубины, у других – при наличии глубины нет…, точнее, есть, к сожалению, целая масса самых насущных, земных проблем, которые в одно мгновение ока делают, например, из великого писателя или поэта обыкновенного человека, но с необыкновенно большим желудком (надо же кормить, оказывается, не только себя, но и свое потомство!). Вместе с тем, если в казахстанском обществе общенациональная идея еще не созрела, то в государственных органах она содержательно вызрела, — можно даже сказать, что она там подспудно достаточно сформировалась. Правда, ее еще не оформили (преднамеренно?) в ясную и четкую идеологическую доктрину, но тем не менее уже который год де-факто проводится совершенно определенная государственная идеология. Обобщенно эту идеологию можно называть по-разному, например, идеей казахского гегемонизма, а вот содержание этой идеологии, на наш взгляд, наиболее адекватно передает в своих публикациях ранее упомянутый нами Азимбай Гали. Но как бы иначе по форме ни говорили бы о гегемонизме, суть ее остается неизменной, будь то гегемонизм по Азимбаю, или по Мао, или по Сталину! Короче, ничего нового в этой идее нет. А что касается Сталина, то в данном случае его как-то и ругать не с руки, так как фактически он здесь выступает в роли учителя. Учителя! А не мальчика для битья!

А о казахстанской официальной политической практике и говорить нечего! Она есть если не копия сталинской политики, то ее творческое развитие и применение с учетом местных условий.

Искренние сталинисты могут глубоко возмутиться тем, что мы якобы пытаемся сравнивать несравнимые величины. Сталин, мол, гигант, политический гений! А все, что после него, это, в лучшем случае, политические тараканы: шустрые, подвижные, но уж больно мелкие, да к тому же боящиеся света. Но эти же сталинисты тогда будут антидиалектиками, так как они не понимают в этом случае того, что подобно тому, как физически за девять месяцев своего внутриутробного развития человеческий плод в сжатом (заархивированном?!) виде проходит многомиллиардный путь развития живого на Земле, так и интеллектуально человеческий индивид может овладеть в главном (заархивированно!) теми знаниями, которое до него выработало человечество. Яркий тому пример. Так, нынешние молодые шахматисты (конечно, талантливые!) с помощью тех же компьютеров могут к своим 11-12 годам иметь знания, которые имели все предшествовавшие им шахматные гении вместе взятые. И если так называемая казахская политическая элита сумела овладеть великим сталинским политическим наследием, то в этом нет ничего сверхъестественного, и чемолганское или иное местечковое физическое и интеллектуальное начало в этом деле вовсе не является непреодолимым препятствием. Поэтому и иезуитством, если мы даже и не обучались, как когда-то Сталин, в духовной семинарии, мы можем овладеть не хуже Сталина, и византийство для нас не есть что-либо вовсе чуждое, ибо, если есть ДВОР, то с необходимостью будет и ВИЗАНТИЙСТВО.

Немного политической истории и диалектики

Из всего многообразия сталинского политического арсенала мы рассмотрим только один политический метод – как надо по-сталински расправляться с внутренними “врагами”. При этом его внешняя – репрессивная — сторона нас особо не интересует, так как у каждой исторической эпохи есть своя разновидность дыбы или электрического стула. А вот его внутренняя логика, в том числе и диалектическая, представляется небезынтересной.

Немного истории и немного диалектики. Вспомните, как Сталин вначале вместе с Троцким выступил, хотя и не открыто, против уже смертельно больного Ленина! И вдвоем одолели Старика (как звали негласно Ленина). Затем Сталин “вдвоем” с Зиновьевым и Каменевым одолел Троцкого. Затем Сталин “вдвоем” с Бухариным и Ко победил этих политических близнецов (некоторые злые языки утверждают еще, что физически Зиновьев и Каменев были еще ближе, чем близнецы, но это уже из диалектики другого рода!). Затем Сталин с помощью Кирова победил Бухарина. И так далее и тому подобное – до самой смерти Сталина, пока Лаврентий Павлович вместе с Ко не разобрался со Сталиным, а затем сам пал от руки Никиты Сергеевича и Ко. Такова история в рассматриваемом отношении. Диалектическая же логика этой истории заключается в том, что в политике всегда образуется некий политический треугольник, например, с вершинами Т (тезис), А (антитезис) и С (синтезис), которые становятся по разные стороны одной баррикады. При этом всегда так получается, что двое начинают дружить против третьего и побеждают его. То есть в рамках триады (треугольника А, В, С) неумолимо срабатывает закон единства и борьбы противоположностей…, который продолжает срабатывать и после того, как, например, политические соратники покончили со Старым и с очевидностью в новых условиях становятся врагами. И в новых условиях выживает та сторона, которая находит для себя весомого союзника. Иными словами, там, где есть трое, всегда происходит деление на две противоборствующие стороны. А там, где борются двое, как правило, необходимо третье лицо. Вот такая вот политическая диалектика, которой Сталин владел в совершенстве.

При этом содержательная сторона (например, кто является большей сволочью: Сталин, Троцкий или Зиновьев вместе с Каменевым) нас особо не интересует. Для нас представляет интерес диалектическая механика расправы над политическими противниками, то есть формально-диалектическая сторона, которая в конечном счете содержательно имеет гораздо большее значение, чем конкретное содержание, например, содержание политической морали того же Сталина или Троцкого.

А морально-этически в данном отношении Сталина можно сравнить с гомеровским циклопом, который обещал Одиссею награду – съесть его последним. Но подобно тому, как на каждого циклопа есть свой Одиссей, так и на каждого Сталина есть свой Лаврентий Павлович. Но это — тема не сегодняшнего дня.

С учетом изложенного нетрудно заметить, что и наша казахская политическая элита не уступает Сталину в этой диалектике. Хотя и прикидывается иногда невеждой. Так, смешно было слушать премьера, когда он говорил как о необъяснимом парадоксе, что тот же Галымжан Жакиянов, который раньше был политическим противником Акежана Кажегельдина, теперь находится с ним в одном оппозиционном лагере. Попробуем пояснить то, что так непонятно премьеру.

Так, казахстанской политической элите в 1995 году с помощью Кажегельдина удалось разогнать противостоявший ей Верховный Совет. С помощью Рахата Алиева и (вместе с ним!) ей удалось победить Кажегельдина (вместе с его партией!). С помощью Галымжана Жакиянова удалось разобраться (нейтрализовать или победить?) Рахата Алиева. С помощью Имангали Тасмагамбетова удалось победить Галымжана Жакиянова.

Комсомольцы: пьют как взрослые, ведут себя как дети

Новоиспеченный премьер может не понимать политической диалектики или делать вид, что он ничего не понимает в данном отношении. В этой связи многие подтрунивают над его комсомольским прошлым, что это, мол, комсомольцы пьют как взрослые, а ведут себя как дети. Но мы-то с вами – не дети, хотя, может быть, кому-то и хочется нас видеть вечно такими. Поэтому, если Имангали Тасмагамбетову что-то и непонятно в политической диалектике, то для меня ответ на вопрос \»А кто следующий будет побежден?\» совершенно очевиден. Другое дело, что еще не определена та фигура, с помощью (и вместе с кем!) кого будет одержана следующая победа.

И еще! В связи с некоторыми параллелями со Сталиным не следует думать, что кавказское здоровье (чем, кстати, гордился Сталин) присуще только кавказцам… Поэтому, если даже Ельцин, несмотря на свою пагубную страсть, успевал простывать на политических похоронах своих врагов, то казахской политической элите в этой связи необходимо как следует запастись политическим аспирином, так как главные победы еще впереди. А что касается некоего политического “продукта”, то у любого продукта после его употребления остается лишь один выход… И это эмпирическое знание, подтверждаемое ежедневной практикой желудочно-кишечного тракта, тоже должно быть известно любому политику, даже если он не знает или не хочет знать диалектику. Но, кто игнорирует диалектику, того игнорирует жизнь!

А что касается Одиссея или Лаврентия Павловича по-казахски, то это уже никак не связано с некими “продуктами”, и тем более, это – тема не сегодняшнего разговора.

Новости партнеров

Загрузка...