Кто должен шагнуть первым?

Источник: Казахстанский общественно-политический еженедельник \"Мегаполис\"

Человек — дитя природы, поэтому общественные настроения можно сравнивать с присущими этому универсуму явлениями. Сегодня, скажем, внутриполитическая ситуация напоминает спокойную водную поверхность. Например, умеренные младодемократы, одновременно и члены политсовета ДВК, и члены партии “Ак жол”, занимаются “культуртрегерскими” забавами вроде презентации Фонда “Зерде”. Иногда проскользнет легкая “рябь” в виде заявлений “старой оппозиции” и пресс–конференций адвокатов двух всем известных арестантов. Но все помнят: еще вчера сильно штормило. И многие уже чувствуют, что легкие облачка на горизонте предвещают накопление новой грозы.

И, несмотря на определенное затишье, политически активная часть общества определенно находится в ожиданиях. Конечно, власть всегда вела и ведет себя так, как ей удобно, и никогда не поддавалась влиянию снизу. Но теперь, когда уже и внутри истеблишмента оформился раскол, лихорадит и ее саму. Эти вибрации проникают и в другие общественные страты, но быстрее всех реагирует на них в первую очередь оппозиция.

Сколь бы она ни была слаба и разобщена, нынче она не теряет лица, как часто это случалось в прошлом. Такого можно только пожелать официальным лицам. Ситуация, при которой любое продолжение действий исходит только от властей и оно при этом имеет сугубо карательный характер, все менее и менее адекватна царящим в обществе настроениям. Пауза для М.Аблязова и Г.Жакиянова угрожающе затянулась. Похоже, власть собралась довести дело до суда с раздачей слонов в виде тюремных сроков. И их судьба здесь уже может быть переплетена с судьбами многих и многих. И не обязательно только тех, кто находится с ними в одной социальной категории.

Во второй половине девяностых оппозиция собирала не менее многолюдные митинги, чем ДВК, а по части голодовок и маршей протеста так вообще превосходила времена нынешние. О своей оппозиции существующей исполнительной и президентской власти заявляли совершенно различные движения и организации. Сегодня иных уже нет (в рядах оппозиции!), а те — далече (напрочь отошли от радикализма). Но, как бы то ни было, тогда в оппозиции, на личностном уровне, было много людей ярких и запоминающихся. В нее пришел даже опальный экс-премьер, опровергнув этим поступком свою же крылатую фразу: “Пододвинешь корыто – сторонник, отодвинешь – оппозиция!”.
Думаем, что тогда власти просто повезло — на сторону опального премьера не перешли, скажем, три лидера “Азамата”. Образование в стане оппозиции “кажегельдинского крыла” означало
уже не просто попытку ускорения демократизации, а откровенную борьбу за власть. Власти же защищались, не особо превышая права на необходимую самооборону. Связка А.Сарсенбаев-М.Тажин более или менее эффективно работала на поддержку общественного согласия.

Но не нами замечено: все течет, все изменяется. Сегодня возможностей для нестесненных маневров, похоже, не осталось ни у одной из сторон. Уже и лидеры РНПК не претендуют считаться в среде оппозиции “эстетами демократии” и, нарушая свою и чужую экстерриториальность, при удобном случае сотрудничают и с коммунистами, и с азаматовцами. И случаев предоставляется все больше и больше. Здравый смысл и житейская мудрость (“худой мир лучше доброй ссоры!”) должны подсказать контрагентам необходимость прекращения ползучей эскалации внутренней напряженности и внутри самой власти, и между слабеющей властью и недостаточно сильной оппозицией.

Стабильность, конечно же, сегодня превыше всего. Жесткая демонстрация режимом своей дееспособности, а это видится некоторым властным лицам только как суд и оформление тюремного срока для сановных арестантов, может выбить последний болт в конструкции, скрепляющей (пока что!..) власть и общество. Нельзя не замечать, что, по сути, именно здесь проходит явственный водораздел между властью и обществом. Потому жесткое уголовное преследование младодемократов видится в более мрачных тонах, чем все то, что было в отношении противников власти до сих пор.

Любой консенсус начинается с простого диалога. Нет, речь не идет о национальном диалоге – некогда любимой игрушке РНПК. Это было бы слишком неприемлемым для власти, тем более в нынешней ситуации. Власть по-прежнему доминирует, на ее стороне еще не растраченный авторитет главы государства, и именно сейчас и в силу указанных причин она может, она должна пойти на определенные контакты с оппозицией. Последняя к этому априори готова, но только власть может начать этот конструктивный в нынешних условиях процесс.

Здесь возможны и неформальные способы обмена мнениями, оценки сложившегося положения. Разумеется, во властной среде есть лица, по своим убеждениям входящие в команду президента и готовые к действиям с целью остановить ненормальный ход событий. Но и оппозиция, вступая в контакты с уполономоченными представителями властей, должна осознавать груз своей моральной и политической ответственности за то, чтобы эти диалоги не оказались безрезультатными.

В то, что такие пока неформальные контакты и такие переговоры возможны, что есть в Астане какие-то побудительные импульсы к движению в эту сторону, нас убеждает недавнее интервью советника президента РК Ермухамета Ертсыбаева еженедельнику “Время”.

Ну что, процесс пойдет?

Мегаполис, № 16 25.04.02

Новости партнеров

Загрузка...