Мы с коррупцией на “вы”, а она с нами на “ты”

“Мы помним имена всех отправленных в тюрьму крупных расхитителей народной собственности в Хрущевские времена... Но не знаем ни одного крупного дела, завершившегося обвинительным судебным решением за годы нашей независимости, хотя таковых многократно больше, чем в советские времена”

“Коррумпированное общество забывает, что
такое любовь к Родине, гордость за свой народ,
приверженность к национальным традициям.
Главным моральным кредо такого общества
становится крайний индивидуализм,
перерастающий в эгоизм, в культ легкой наживы,
ради которой продается все, в том числе и
государственные интересы”. (Н. Назарбаев. Из
обращения к гражданам республики.
“Казахстанская правда”,11.07.98.)

Это обращение глава государства сделал сразу после принятия Закона “О борьбе с коррупцией”. Как не без гордости замечает он сам, мы являемся первой страной в СНГ, принявшей такой закон. Но вот результатов, чтобы похвалиться его действием, не наблюдается. Через год, в апреле 1999 г., министр внутренних дел Каирбек Сулейменов на пресс-конференции заявил журналистам: “Многие крупные должностные лица в нашей стране давно уже не видят разницы между личным и государственным карманом. При этом им кажется, что об этом никто не знает и не догадывается. Но мы знаем. Фамилий я, конечно, назвать не могу”.

Это заявление Сулейменов повторил три года спустя, но в еще более жесткой форме. На совещании правоохранительных структур с участием президента страны 29 марта с.г. он сказал: “Чиновники обнаглели до того, что воровать у государства стали открыто, артельным способом. Никакой агентурной работы для их изобличения не требуется, проверяй любой тендер и сажай ”.

Удручающие признания министра свидетельствуют об отсутствии каких-либо сдвигов в лучшую сторону в борьбе с коррупцией среди наделенного властными полномочиями чиновного люда. Но вот премьер-министр Имангали Тасмагамбетов настроен более оптимистично. Отвечая на запрос депутатов-коммунистов Абдильдина и Сорокина по поводу секретных счетов в банках дальнего зарубежья, принадлежащих самым высокопоставленным лицам государства, заверил парламентариев, что лед тронулся. Свой оптимизм он аргументирует арестом бывших министра Аблязова и акима области Жакиянова и созданием Указом президента Комиссии по борьбе с коррупцией.

Арест двух известных в республике личностей воспринят многими как ответная реакция власти на неугодные ей политические заявления с требованием демократических преобразований и созданием Аблязовым и Жакияновым движения “Демократический выбор Казахстана”. Еще 2 года назад бывший тогда Генеральный прокурор Хитрин сделал для журналистов заявление: “…дело о загадочных передвижениях между частными фирмами 100 млн. тенге есть, но вопрос о привлечении к уголовной ответственности М.Аблязова, Е.Абитаева, Н.Смагулова и Е.Татишева не стоит. Роль бывшего министра в этой истории (Аблязова) вписывается скорее в рамки морально-этического кодекса, чем уголовного, поэтому обвинения в его адрес в нарушении законодательства беспочвенны”.

Что касается созданной Указом президента Комиссии по борьбе с коррупцией, такая комиссия уже была. Она была создана Указом президента в сентябре 1994 г. и называлась Республиканская комиссия по борьбе с коррупцией и организованной преступностью. Еще одним Указом президента от 12.11.98 г. была создана Государственная комиссия РК по борьбе с коррупцией как государственный орган, непосредственно подчиненный и подотчетный президенту страны. Были и другие указы, предусматривающие усиление борьбы с коррупцией, разрабатывались специальные программы. Так что законодательно борьба с коррупцией обеспечена предостаточно. Вот только нет самой борьбы решительной, бескомпромиссной. Она свелась главным образом к привлечению к ответственности мелких нарушителей. На том же совещании правоохранительных структур 29 марта с.г. Генеральный прокурор Рашид Тусупбеков признал, что ежегодно регистрируется более двух тысяч преступлений коррупционного характера. “Однако перед судом за такие деяния в истекшем году предстали и осуждены чуть больше пятисот лиц. При этом подавляющее их большинство составляют госслужащие низшего звена”.

Мы помним имена всех отправленных в тюрьму крупных расхитителей народной собственности в Хрущевские времена, какой они нанесли ущерб. Например, первого заместителя председателя Совета Министров республики Николаева, начальника главного управления материально-технического снабжения Госплана республики Познанского, директора первого предприятия коммунистического труда — швейной фабрики 5 Макаровой, главного инженера кондитерской фабрики Чхеидзе и т.д. Но не знаем ни одного крупного дела, завершившегося обвинительным судебным решением за годы нашей независимости, хотя таковых многократно больше, чем в советские времена. Будто государственная независимость принесла высокопоставленным гражданам государства независимость еще и от законов страны.

За первые три квартала 1997 г. Алматинский аэропорт (наземные службы) получил 254471 тыс. тенге прибыли. Его передали в управление трем иностранным компаниям — американской, немецкой и какой-то затерявшейся на далеких Каймановых островах фирме с замысловатым названием. И сразу пошли убытки. Уже четвертый квартал того же 1997 г. триумвират закончил с убытком в 78304 тыс. тенге. Обещанные на реконструкцию и развитие аэропорта 63,5 млн. долларов не поступали. Департамент по управлению госимуществом и активами министерства финансов постановлением № 210 от 20.04.98. наделяет аэропорт правом без ограничения срока действия брать кредиты под залог государственного пакета акций. Еще раньше на таких же условиях разрешил пользоваться кредитом под залог своих основных средств. К середине 1999 г. сумма невозвращенного кредита возросла до 2,5 млрд. тенге. Триумвират растворился, назначенный им управляющий С.Канапьянов исчез и теперь разыскивается через Интерпол.

Об ответственности руководителей госкомимущества, как всегда в аналогичных ситуациях, никто не вспомнил. Очевидно, для них самих и тех, кто должен учинять с них спрос, доведение до разорения нормально работающего предприятия стало обычным явлением.

ЗАО “Ексимбанк Казахстан” выдал в кредит 2 млн. долларов ТОО “Казахстан сервис” на закуп товаров в дальнем зарубежье с последующей реализацией в республике. Фирма была заведомо ненадежным кредитором, о чем нетрудно было навести справку в районной налоговой инспекции, а завышенность стоимости залогового имущества определялась на глаз. Но и выдав кредит, банк не контролирует его использование, не требует отчета. Создается впечатление, что выдававшие кредит заранее знали о его безвозвратности и своей безнаказанности. Фирма обанкротилась, пострадал банк. Дело о 2 млн. долларов не стали доводить до суда.

Бюджетные средства частенько расхищаются через всевозможные коммерческие структуры, присосавшиеся к государственным организациям как бы для оказания им помощи в их деятельности. Существуют разные формы такого “сотрудничества”. При газете “Казахстанская правда”, являющейся правительственным органом, был создан рекламно-информационный центр (РИЦ) со своими самостоятельными банковскими реквизитами, бухгалтерией.

Вся его деятельность состояла в аккумулировании средств, поступающих от рекламы в газете. В год на расчетный счет РИЦА поступало порядка 50 млн. тенге. И всеми этими деньгами распоряжался гл. редактор газеты вместе со своими приближенными по собственному усмотрению, ничего не вкладывая в деятельность газеты. Средства на издание газеты, тоже порядка 50 млн. тенге, покрывались из бюджета. Тогдашний министр культуры, информации и общественного согласия Алтынбек Сарсенбаев был осведомлен о делах в подведомственной ему газете и продолжал мириться с ними почти еще целый год после получения обстоятельного акта ревизии о деятельности РИЦ. А для гл. редактора Дильдяева все закончилось тихим отрешением от должности.

За два дня до принятия Закона “О борьбе с коррупцией” был ликвидирован Комитет финансового контроля Министерства финансов – самый мощный и авторитетный контролирующий орган. Без его помощи не могли обходиться силовые структуры, когда у них возникала необходимость в глубокой финансовой ревизии в проверяемых ими организациях. Функции финансового контроля поделили между департаментами казначейства и государственного имущества и приватизации, не имевшими ни наработанного опыта, ни кадры для осуществления серьезных финансовых проверок. Ликвидация финансового контроля никак не могла способствовать усилению борьбы с растущей коррупцией. Но пока власть поняла и исправила свою ошибку, упустили много времени, порастеряли кадры, сбились с налаженного ритма в работе. Как признают старые кадры, финконтроль уже не тот, сник его былой боевой дух. А еще до ликвидации финконтроль лишили права проверки предпринимательских структур, оставив за ним только бюджетные организации. Как и все другие ведомства, он пережил еще много разных реорганизаций, которые каждый раз на длительный период лишали возможности работать в полную силу.

Осложнило борьбу с коррупцией изъятие из ведения прокуратуры следственной работы с передачей ее вновь созданному Государственному следственному комитету. Во-первых, произошла неминуемая в таких случаях утечка наиболее квалифицированных кадров. Во-вторых, становление нового органа и обретение им рабочего состояния требует времени. В-третьих, по самым разным причинам какие-то начатые дела остаются незавершенными и в лучшем случае оказываются на архивной полке. Так произошло с переданным в следственное управление Генпрокуратуры актом ревизии АО “Невада-Семей” с десятком фигурантов, которые могли в свою очередь вызвать новые уголовные дела.

В акте ревизии упоминался и тогдашний премьер-министр Сергей Терещенко, который дал лимит этому АО на вывоз в дальнее зарубежье 400 тыс. тонн нефти, а налог со всех видов экспортной выручки против установленных согласно Указу президента 40 процентов на 1992 год снизил до 2 процентов. Только с этой операции фирма недоплатила в бюджет 18460 тыс. долларов. А она вывозила еще и цветные металлы. Это всего лишь один эпизод из огромного дела против Леонида Беренбаума, возглавлявшего АО “Невада- Семей”. Он, воспользовавшись моментом, оставил Казахстан.

В декабре 2000 г. 121 страна из принявших участие в конференции по борьбе с организованной преступностью в Палермо заявила о готовности объявить вне закона анонимные счета. Мы же приняли закон об амнистии незаконно нажитых капиталов с освобождением от уплаты налогов. Мало того, одновременно принимается постановление об “уничтожении деклараций о доходах, сведений о доходах и имуществе физических лиц до 2001 года”, чтобы скрыть все следы прошлых злоупотреблений.

Наша власть иногда уподобляется ребенку, который, закрыв глаза, думает, что его никто не видит. И вместо того, чтобы привлечь к ответу оскандалившихся высокопоставленных чиновников, наказывает тех, кто их разоблачает. Все герои книги “Шымкентсая мафия” продолжают занимать высокие посты, кто-то из них заседает в парламенте, объявив себя народным избранником. Наказан только автор Темиртас Тлеулесов. Его осудили на два года, втянув в специально инсценированную для этого драку и заставив защищаться. Он скрывается бегством. Судиться с ним за оскорбление чести и достоинства не осмелились, зная о существовании у Тлеулесова неопровержимых фактов.

Член Верховного суда Утеген Ихсанов обвинил своего председателя Малахова во взяточничестве. Суд над ним состоялся через полтора года. Из 4 обвинений его признали виновным по одному, но подвели к амнистии. Высококлассный специалист, еще в советское время ставший известным как один из самых принципиальных судей, Утеген Ихсанов оказался ненужным для отправления правосудия. Наглядный урок для судей, когда надо, забыть про существование закона.

Вынужден был оставить работу первый заместитель главного редактора газеты “Казахстанская правда” Александр Козлов за публикацию статьи “Безмолвным статистом я никогда не был”. Как член Высшего дисциплинарного совета – консультативно-совещательного органа при президенте страны, он проверял жалобу предпринимателей на шумно известного Амалбека Тшанова, в то время бывшего акимом Жамбылской области. Факты подтвердились. Председатель совета Оралбай Абдыкаримов возбудил дисциплинарное дело против Тшанова. Но перед самым началом заседания совета объявил о снятии с повестки вопроса о нем. Вот тогда, чтобы доказать свою честность и непричастность к уводу от наказания акима, журналист написал статью. После публикации Тшанова освободили от работы. Но сегодня и он заседает в парламенте, решает, по каким законам нам жить.

И подобных примеров великое множество. Для возвращения доверия людей недостаточно создания очередной Комиссии по борьбе с этим всенародным бедствием и заверений премьер-министра Тасмагамбетова о переходе со “стрельбы по воробьям” к “отстрелу гусей”. Люди видят не только гусей, но уже достаточно наплодившихся “кабанов для отстрела”.

Не первый год раздаются требования к бывшему премьер-министру Сергею Терещенко дать ответ о розданных им и невозвращенных кредитах. В последние дни этот вопрос поднимает депутат Гани Касымов. Но никто не откликается, будто не слышат. Но такие данные, может неполные, существуют. За предприятия, обслуживание которых предусмотрено из республиканского бюджета, постановлениями и распоряжениями правительства в 1995 г. выплачено 94 465 005 долларов. В том же году по просроченным платежам за кредиты под гарантию правительства из республиканского бюджета по постановлениям и распоряжениям премьер-министра выплачено 79 553 553 доллара. Эти данные всплыли на свет благодаря небезызвестному Заманбеку Нуркадилову, активно боровшемуся за отправку Терещенко в отставку. Правительство Кажегельдина дела на невозвращенные кредиты передало в прокуратуру, ГСК и финансовый контроль. Из известных нам 41 кредитора пока знаем о возвращении долга всего одним.

Терещенко прославился не только раздачей налево и направо кредитов. Он известен и раздариванием государственных предприятий.. Одним постановлением от 11 февраля 1994 г. передал корпорации КРАМДС, возглавляемой довольно одиозной личностью по фамилии Тё, 39 предприятий. Среди них такие гиганты как Актюбинский ферросплавный завод, Павлодарский алюминиевый завод, Алматинский завод тяжелого машиностроения и т.д. И это случилось после обращения 40 депутатов Верховного Совета с требованием устроить проверку деятельности вызывающего недоверие КРАМДСа. Но, к счастью уже были сочтены дни и Тё, и Терещенко. Тё подался в Калининград, куда проложили дорогу многие коррупционеры из Казахстана. И, очевидно, не с пустыми карманами. Об этом можно было судить по сообщениям о нем калиниградской прессы. Терещенко считают самым крупным латифундистом в республике. О нем за прошлые его дела и за настоящие сложилось устойчивое негативное мнение. Только усмешку вызвало его заявление, что Аблязов и Жакиянов созданием политического движения решили прикрыть свои темные дела. Очень жаль, но такая личность близостью к президенту страны не способствует укреплению его авторитета и сближению власти и народа. Здесь напрашивается цитата из обращения Нурсултана Назарбаева к народу после принятия закона по борьбе с коррупцией: “Я обращаюсь перед всем народом к родственникам, друзьям, соратникам: берегите свое имя и честь, Вы всегда находитесь на виду. И по вашему поведению люди часто судят о Президенте, власти”.

У нашего народа достаточно высокие моральные критерии, чтобы правильно оценить, кто действует в его интересах, а кто – в собственных.

Новости партнеров

Загрузка...