Размышления у парадного подъезда

“Читая Конституцию Узбекистана, в частности, о свободе слова и мысли, сравниваешь эти статьи с реальностью и приходишь к выводу, что живешь у “черного входа”

Конституция – это правовое лицо страны. По ее статьям судят, какой режим власти существует: демократический, авторитарный, диктаторский, тоталитарный, коммунистический или нацистский. Если просмотреть Основной Закон Узбекистана, то приходишь к радостной мысли, что нет демократичнее статей в мире, чем те, которые изложены в этом документе. Но как и Сталинская конституция 1937 года, которая считалась самой прогрессивной, так и наша отечественная порой носит только декларативный характер.

Не буду подвергать анализу всю Конституцию – это невозможно одному эксперту и в рамках одного материала. Возьмем лишь то, что волнует любого представителя масс-медиа, а именно рамки его свободы, которые очерчены законом. Статья 12 гласит: “В Республике Узбекистан общественная жизнь развивается на основе многообразия политических институтов, идеологии и мнений. Никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной”. Между тем, журналист знает, что его статьи должны идти в русле идеологии национальной независимости, о сути и содержании которой мало кто знает, но которой цензура и власти “призывают” СМИ придерживаться. Любая иная точка зрения, несмотря на продекларированный плюрализм, вызывает болезненную реакцию со стороны правительственных органов. Как говорится, в Узбекистане есть плюрализм: с одной стороны – это мнение власти, а с другой – неправильное мнение. И под это “неправильное” начинаются подозрения, что, мол, журналист играет на руку ваххабитам, религиозным экстремистам и террористам, работает на вражескую Россию, Турцию, Казахстан, проводит чуждую узбекскому народу политику, стремится внести раскол в обществе и вызвать гражданскую войну. То, что таким чиновникам нужно проверится на паранойю, ни у кого во власти мысли не возникает, а вот журналиста, по их мнению, необходимо пожурить, а еще лучше – уволить под видом сокращения штатов, прекращения контракта, а еще лучше – засадить. Приемы известны – наркотики, патроны, листовки, взятки.

Статья 13: “Демократия в Республике Узбекистан базируется на общечеловеческих принципах, согласно которым высшей ценностью является человек, его жизнь, свобода, честь, достоинство и другие неотъемлемые права”. Милиционер, который тормозит у метро бородатого старика, по своему понимает демократические свободы и совсем по-иному думает об общечеловеческих ценностях. Борода, по его примитивному мышлению, – это символ ваххабизма, и человек, который автоматически попадает под подозрение из-за “лишней” растительности на голове, получает урок демократии в отделении милиции, а иногда и в более приятных местах, где ему втолковывают о его правах с помощью резиновых демократизаторов и “добрых” слов о его будущем, если не признается в соучастии во всех экстремистских движениях, которые существуют в мире. Человек чувствует себя “свободным, достойным”, его “честь, жизнь и другие неотъемлемые права” всегда остаются при нем, но карательно-репрессивные органы их почему-то не видят, может, потому, что эти права очень маленькие по сравнению с обязанностью милиции. Состоявшийся суд над четырьмя сотрудниками репрессивных органов Узбекистана, убивших подозреваемого, свидетельствует, что такая практика стала обычным явлением в борьбе с инакомыслием, а пытки – это орудия, при помощи которых обеспечивается “высшая ценность человека, его жизнь, свобода, честь, достоинство и другие неотъемлемые права”. Тут редко кто из людей в погонах вспоминает о статье 24 (Право на жизнь есть неотъемлемое право каждого человека. Посягательство на нее является тягчайшим преступлением) и статье 25 (Каждый имеет право на свободу и личную неприкосновенность), наверное, в милицейских школах об этих статьях им просто не говорят.

Статья 27: “Никто не вправе… нарушать тайну переписки и телефонных разговоров…”, но когда вскрываешь почтовый конверт, присланный из-за границы, то обнаруживаешь, что он уже был ранее вскрыт, содержимое изучено и прочитано, цензоры порой забывают стереть свои надписи на страницах или вложить обратно прочитанные документы. Даже по телефону слышаться щелчки, когда третье ухо подключается к интересному, с точки зрения его владельца, разговору и при этом все записывается на пленку. Аж приятно становится, что собеседников больше и больше, скоро, наверное, разговор будут транслировать по радиовещанию (если цензура пропустит!).

Статья 29: “Каждый имеет право на свободу мысли, слова и убеждений. Каждый имеет право искать, получать и распространять любую информацию, за исключением направленной против существующего конституционного строя и других ограничений, предусмотренных законом. Свобода мнений и их выражения может быть ограничена законом по мотивам государственной и иной тайны”. Прекрасные слова! Но почему-то поиск информации называется “шпионажем”, получение и распространение ее – диверсией, статьи, в которых пишутся об экономических или социальных проблемах (теневая экономика, коррупция, нищета, конфликты и другие), некоторыми чиновниками воспринимаются в части “исключений, направленных против существующего конституционного строя”. Реакция следует незамедлительная, а какая она – читайте в Интернете, хотя бы на сайте Центра экстремальной журналистики России. Слова, которые напоминают власти о прошлом, например, КПСС, СССР, Узбекская ССР, пионер являются государственной тайной, поскольку инспекция по охране таких тайн старательно их изымает из текста. Даже советские ордена, полученные ветеранами в боях за свободу и независимость, становятся секретом, и они тщательно ретушируются на газетных полосах.

Еще одна животрепещущая статья для журналистов – это 67: “Средства массовой информации свободны и действуют в соответствии с законом. Они несут в установленном порядке ответственность за достоверность информации. Цензура не допускается”. Слова о цензуре повторяются в законе “О средствах массовой информации” и законе “О защите журналисткой деятельности” (статьи 4), но это никак не ограждает масс-медиа от цензуры. Парадокс – цензуры по закону нет, она запрещена (вот тебе и “парадный вход” журналистики), и в то же время она есть и расцветает (а это вход в мир информации с “черного входа”). Порой мне кажется, что эта статья написана для другого, виртуального мира. А может, общество живет в параллельном мире, а Конституция в этом, реальном, а?

Существует мнение, что цензура необходима, мол, если дать свободу журналистам, то они начнут такое писать, такое вытворять!.. Среди тем, которые привлекут такие СМИ, – призывы к свержению существующего строя, расовые и религиозные распри, порнография, экстремизм и прочее. Такое ощущение, что журналисты вышли из пещерного строя и у них нет других дел, как заниматься тем, что написано в Уголовном кодексе, а сидеть за решеткой – это предел их мечтаний. Неужели журналисты, имеющие высшее образование, знающие жизнь, будут писать статьи против своего государства? Разве человек, который поднимает наболевшие проблемы, враг своему обществу? Ведь признание проблем — это первый шаг к их решению. Конечно, критика нужна, утверждают бюрократы, но дозированная, ведущаяся по плану, который утвержден свыше. Вы, наверное, слышали о том, что в недрах Аппарата Президента родилась идея возродить плановую журналистику, то есть критика – строго по плану. Такое мог придумать недалекий человек, пусть он даже носит ученую степень и звание, а некоторых журналистов называет “душманами”.

Сторонники цензуры придерживаются мнения что народ не готов к свободе слова и мысли. Странно, по Основному закону народу такое право дано, более того, государство согласно статьи 43 “обеспечивает права и свободы граждан, закрепленные Конституцией и законами”, а чиновники уверяют, что этого допускать нельзя. С одной стороны, мы хвалимся, что наш народ воспитал великих деятелей мира (далее идет перечисление их имен), а с другой — народ еще не достиг уровня демократии, ему нельзя доверять… Политика двуликого Януса или, иначе говоря, двойных стандартов.

В пример нам всегда приводят Таджикистан, мол, в начале 90-х годов демократия и свобода прессы привели к гражданской войне. Ни один нормальный политолог никогда не скажет, что демократия ведет к войнам, а одна часть населения громит другую часть только потому, что прочитала какую-то статью в журнале. Первопричина настоящей трагедии в Таджикистане кроется в борьбе кланов, социальных групп за ограниченные материальные и финансовые ресурсы страны, нищете и коррупции, потере политических и социальных ориентиров общества. Может быть, масс-медиа сыграла роль детонатора этого конфликта, хотя, по моему убеждению, это маловероятно. И демократию с вакханалией никак нельзя отождествлять.

И мнения людей всегда контролируются… нет, не обществом через законы, а административными органами. Пускай не все такие контролеры имеют соответствующее образование или опыт работы. Например, куратором частной телестанции в Хорезме, которой руководил известный журналист и художник Шухрат Бабаджанов, был учитель труда. Интересно, а гинекологов, наверно, курирует сантехник в погонах? Тогда понятны рассуждения таких “кураторов” о свободе слова…

Много тысячелетий назад человек изобрел три гениальные вещи, которые позволили ему построить цивилизацию: добывать огонь, письменность и колесо. Наверное, для многих цензоров появление алфавита было дьявольской выдумкой, хотя с другой стороны, она позволила появиться и цензуре: кого контролировать, если этого нет? Истина, или инакомыслие, зачастую загонялись в понятие “ересь”, “вражеская пропаганда”, а тех, кто писал о том, что думал, называли “наймитами”, “богохульниками”, ныне – “лжедемократами”, “предателями”, “отщепенцами” и пр. Но не может быть только одной точки зрения, ведь наш мир строится на многообразии мировоззрений, однако вот этого не может и не хочет понять наша власть. Неужели мы хотим опять возродить тоталитарное общество с единым мышлением и всех людей усреднить, как это делалось в СССР, фашистской Германии, самурайской Японии? Именно это означает наличие цензуры и нарушения прав и свобод человека в Узбекистане. Хотя мы объявили бойкот Кубе, но по зажиму демократии и прав человека мы ни шагу не отошли от Острова свободы. Мы стоим на одном уровне с Северной Кореей, Ираком, Суданом, Ираном и другими странами, где о демократии говорят только на ушко.

В настоящее время на сайте “Фергана.РУ” идет полемика о свободе слова и роли журналистики в демократизации общества. Мнения читателей разделились. Одни, рьяные сторонники цензуры, делят мир как большевики – только на “красных” и “белых” и всячески громят тех, кто имеет иные мысли и иное мнение, чем громогласно трубит правительство относительно развития узбекского общества. Не хотелось бы думать, что это только носители погон и твердого лба под фуражкой, то есть те, кто по долгу службы делит мир на “наших” и “ненаших”, но, скорее всего, среди них есть и те, кому демократия просто не нужна. Ведь нужно потом объяснять людям, откуда у них такой большой дом и иномарка у входа, когда зарплата 20 баксов, почему он имеет свободный доступ к валюте, может решить проблемы, которые для большинства населения являются неразрешимыми. Успех их в жизни – это только за счет ущемления прав и свобод других. Конечно, это мнение эти люди будут горячо оспаривать, называя меня всяческими словами, типа предатель, человек, который плюет в собственный колодец и имеет хозяев в России, поливает грязью свою родину, будут опять угрозы, оскорбления и прочее, как это было и раньше. Этому не стоит удивляться. Ведь они боятся правды. А свободная пресса может высветить их истинные лица, показать, какие они радетели нашего благополучия. Поэтому такие типчики всячески стремятся прикрыть “черный вход” жизни, мол, такого не существует, а самим светиться у “парадного”.

Самое страшное, что в это дело вмешиваются органы, которые должны защищать Конституцию, а не тех, кто ее нарушает. Уже девять месяцев как я не могу получить аккредитацию как иностранный журналист в Министерстве иностранных дел Узбекистана. Журнал социально-политических исследований, который я представляю в республике, распространяется в 35 странах мира, его читателями и авторами являются уважаемые люди и специалисты во многих направлениях общественной науки. Но правительство видит в нем угрозу стабильности нашего “болота”, и МИД всячески игнорирует запросы (политика трех восточных обезьян), Минкультуры выдает экспертизу о вредности, таможня конфискует, а суд утверждает такое решение. И все в рамках “демократии” и “права”. Остается только развести руками и ждать очередных угроз по телефону, прихода милиционеров с целью проверки паспортного и иного режима…

Другие читатели “Ферганы.РУ” — сторонники свобод, которые утверждают, что не может быть человек счастливым, если его права и свободы урезаются под разными, пускай благочестивыми предлогами. Как говорится, дорога в ад устлана благами намерениями… Здесь с ними трудно не согласиться. И, слава богу, что Интернет пока не подвластен узбекской цензуре, которая, наверняка, скрежещет зубами от злобы. И пускай такой статус-кво сохранится и дальше. Единственное, что пока удается сторонникам цензуры – так это только оскорблять инакомыслящих, навешивать на них всякие ярлыки, начиная от “диссидента” до “лжеправозащитника”, и придумывать всякие истории о журналистах, “изобличать” их в тех или иных преступлениях и еще угрожать. Это все, на что они способны…

3 мая весь мир отмечал День свободы слова (наверное, у цензоров из Узлит при этих фразах затряслись коленки от злобы: какая там еще свобода слова?!). В Ташкенте тоже прошла тусовка, посвященная этому дню. К сожалению, я не присутствовал на ней. Уверен, что там говорилось много важных и нужных слов о защите прав и свобод человека, в частности тех, которые оговорены в узбекской Конституции. И может быть, принимались какие-то резолюции или обращения к власти в отношении обеспечения этих свобод. Мне хотелось бы верить, что это является “островком” наших свободных мыслей и идей, который со временем перерастет до границ республики.

И больше того, я уверен, что цензура не пропустила в печать сообщение о состоявшейся тусовке, ибо в ней увидела реальную угрозу своему существованию. Согласитесь, какая цензура признается, что она, по словам известного журналиста Карима Бахриева, “вредна, бесполезна и унизительна”? Какая власть захочет признать, что она нарушает Конституцию, подкармливая эту цензуру? Ведь всегда хочется выглядеть чистеньким у парадного подъезда. А черный… Он ведь незаметен… И он только для “черных людей”…

P.S. Не удивлюсь, если после этой статьи ко мне под разными предлогами нагрянут гости в погонах и без или начнется опять кампанейщина на сайте “Фергана.РУ”.

Новости партнеров

Загрузка...