Предложения по изменению социальной погоды (В качестве публичной беседы)

“В случае же отказа власти сесть за стол переговоров ... вопрос о ее ответственности за все содеянное за время царствования можно и нужно ставить во главу угла деятельности ОППОЗИЦИИ”

Дорогие земляки! Позвольте соотнестись с вами своими ощущениями и пониманием социального климата нашей родины и поделится своим желанием и видением возможностей изменения причин этих самых ощущений.

Друзья! Не врут ли мои чувства, когда доносят до меня некую нездоровую затхлость в моральном климате страны? Насколько соответствуют мои ощущения действительности, когда утверждают, что все, что нас окружает в нашей стране, бесконечно далеко от понятий свобода, право, закон, демократия, рынок и душе приемлемая мораль?

Правильно ли я понимаю, что наши старики, нас выкормившие и взрастившие, практически брошены нами на произвол чиновников и интенсивно выкашиваются ими психологически и физиологически?

Правильно ли я вижу, что у нас нет реальных профсоюзов, а те, которые так себя называют, — бутафорны по существу, ибо не имеют ни прав, ни возможностей, да и желания рабочих находится в таковых?

Что т.н. предпринимательство у нас существует в виде рабовладельческой системы доения населения в угоду узкого круга , ее построивших? Что заниматься торговлей или другим делом невозможно без оброка какой-нибудь \»крыше\» в системе власти?

Что у нас нет партий, а организации, которые именуют себя так, не имея реальной возможности бороться за власть, партиями именуются условно?

Что у нас нет общественных организаций, а существующие созданы или властью, или зарубежным капиталом?

Что мы практически никак не представлены ни в каких органах власти, потому что все, что существует, от КСК до сената, дискредитировано существующей системой выборов?

Что у нас нет преданных закону судов, прокуратуры и полиции, а есть те же покорные единому человеку чиновники? И что этот человек \»знает\», что нам надо на 30 лет вперед, и потому не намерен нас даже слушать?

Что наша известность в мире заслужена сырьем под нами, а не нашими социальными качествами? И что мы даже не можем собраться и обсудить такое свое положение, т.к. нам просто не позволят это сделать?

Правильно ли я понимаю, что в нашей стране под видом демократии бодро функционирует все тоже творческое пирамидальное одиночество привычных до тоски лиц (именуемая в народе \»я — начальник, ты — дурак\»), — приватизировавших у населения основные материальные, информационные и управленческие средства, и тем поставив его в зависимость от себя? И что у нас нет гражданского общества — живого социального организма, а есть замордованная масса под названием народ и немногочисленная тусовка в разной степени обеспокоенных его судьбой людей?..

Правильно ли, что я стесняюсь своей родины, как стесняются обезумевшей матери?

Причины всего вышеизложенного и всего подобного, на мой взгляд, следующие:

— власть страны (режим) не справляется с должным ее управлением, но уходить не намерена;

— народ социально пассивен, т.к. не видит ни реальных возможностей его (режим) заменить, ни возможностей по-человечески с ним сосуществовать;

— т.н. демократы не являются демократами, а коммунисты — коммунистами. .

Причины, почему появились эти причины, тоже очевидны. Уходить власть не хочет не только потому, что у кормушки сытно и самозначимо, хотя и это тоже. Она опасается расплаты за все содеянное ею за период правления, и это основная причина всех политических напряжений страны.

Пассивность народа тоже легко объяснима: его замотали в лукавых избирательных кампаниях и он имеет выстраданное право не верить в них. Его скепсис, кстати, не обозначает, что он де разочарован в демократических ценностях как таковых. Он их по сути никогда и не пробовал.

Что касается демократов и коммунистов, то, на мой взгляд, эти партии, состоящие из симпатичных и воодушевленных очень симпатичными гражданскими желаниями людей, своим участием в выборных спектаклях, организовываемых властью, практически свели к нули свои идеологические девизы и принципы.

Они не занимаются созданием и становлением инфраструктуры гражданского общества, выращиванием социума, вспоминая о нем только в предвыборный период.

Увлечение ими выборными политтехнологиями, основанными в сущности на шельмовании обывателя, впрямую показывает, что по сути своего устремления, и главное начальственному, баскармашному мировоззрению, они ничем не отличаются от отправляющих нужду власти.

Власть и оппозиция желают одного и того же — рулить страной, не меняя ее в принципе.

Но ведь только целенаправленное, системное построение демократических институтов, позволяющих вовлекать большее количество граждан в гражданскую жизнь общества, — вот ожидаемый идеологический императив, следуя которому партия может называться демократической.

Но ведь только системное построение социальных ячеек — коммун, делающих возможным обсуждение своих личных и гражданских дел, ожидаемо от коммунистов.

Перечисленные позиции состояния наших социальных и политических дел подсказывают и способы их изменения. Надо создавать и растить общественные институты, раскрепощающие социальную энергию людей, и чем их будет больше, тем лучше. И партиям пора браться за эту рутинную, но необходимую работу, которая только и разовьет их социальные навыки государственного управленца. Как это делать — вопрос профессионального самообучения, но ожидать самообразования общественных организаций, пригодных для выборного марафона, уже наивно и безответственно.

Что касается проблемы ротации власти, то, если к причине ее панического психосостояния, о котором сказано выше, относиться по-граждански серьезно, по-землячески ответственно и по-человечески мудро, то как бы это кому-то не показалось странным и беспринципным, я считаю, что Оппозиции пора отказаться от обвинительного залога в своем агитационном запале, а проявить крепкую политическую волю и \»отпустить\» режиму все его грехи за период царствования в стране с выдачей любых желаемых ему гарантий в замен на гарантии от него сесть за стол переговоров с оппозицией с единственным вопросом — переустройство избирательного механизма страны.

Сама процедура обсуждения избирательного закона должна быть предельно открытой с включением абсолютно всех желающих участвовать в ней с буквально обязательным привлечением всех СМИ. Вполне уверен, что при снятии вышеперечисленной причины напряжения сторон обсуждения, на изготовление этого закона или кодекса уйдет не больше месяца-двух, достаточных вполне, чтобы сделать продукт, который и можно будет назвать нашим главным фундаментом народовластия.

Начать можно уже сегодня, например, с организации всеказахстанского опроса населения по поводу оценки действий власти за последние десять лет, и это будет, кстати, уникальным среди стран СНГ. И, думаю, не только нам — населению, но и власти будет не без интересно знать реальное мнение народа о себе и своей деятельности.

В организации единого фронта по этим гражданским задачам, которые являют собой даже не политику, а скорее идеологию и нравственность, возможны и обязательны переговоры со всеми существующими партиями в стране. И, как я понимаю, все они, кроме очевидно прорежимных, готовы к нему.

В случае же отказа власти сесть за стол переговоров при таком условии, то есть в случае ее очевидного демонстрирования пренебрежения к нам, что, конечно, ожидаемо, вопрос о ее ответственности за все содеянное за время царствования можно и нужно ставить во главу угла деятельности ОППОЗИЦИИ.

Иначе говоря, у власти должен быть выбор.

Таков предлагаемый нравственный посыл и возможное Дело Оппозиции, если они действительно заинтересованы в изменении существующей политической, моральной и духовной ситуации в стране, а не играют в безответственную игру под названием \»вечная (понимай, карманная) оппозиция\».

Настоящий поступок всегда тяжел, но он настоящий.

Новости партнеров

Загрузка...