Лира Байсеитова работает на нового президента

“Я не могу сейчас назвать имя этого человека, но знаю его очень давно”

— Лира Максутовна, почему уже несколько месяцев не выходит ваша газета? Что случилось?

— С газетой пока ничего не случилось, она может выйти в любой момент, никаких судебных решений по этому поводу не было. Было судебное решение, касающееся неполных выходных данных, нас оштрафовали на 10 расчетных показателей — это около 8 тысяч тенге. Новый номер я готовлю, но у меня проблема с финансами. Мои два главных инвестора уехали за границу, они потеряли здесь весь свой бизнес. Это были средней руки бизнесмены. Я знаю этих людей очень давно и в начале 90-х сама с ними занималась бизнесом. Случись такое со мной, я бы подняла шум на всю республику. Но они не позволяют мне это сделать, т.к. у них здесь остались родственники, которые продолжают работать, и они боятся, что это отразится на их бизнесе. Но мои инвесторы уже окончательно и навсегда покинули Казахстан. Так что приостановка издания газеты была связана с финансовыми проблемами. Но сегодня деньги я уже нашла.

— Господин Квятковский подавал на Вас судебный иск. Чем же все это закончилось?

— Здесь полная тишина. Последнее судебное заседание было 11 марта. Суд назначил экспертизу, ее должны провести пять экспертов: два — с моей стороны, два — со стороны Квятковского и еще одного эксперта назначила судья. Они должны вынести заключение по текстам и определить, задеты ли в них честь и достоинство О.Квятковского и пострадала ли его деловая репутация. Но на сегодняшний день дело пока застыло на месте.

— Кто теперь Лира Байсеитова — редактор, публицист, политик? Вернется ли Лира в политику?

— Естественно. Конечно, я с большой натяжкой могу назвать себя политиком. Но свое участие в политике я буду осуществлять через свою газету. Может быть, это будет та же газета, а может быть, мы сменим название. В принципе моя политическая ориентация совпадает с таким движением, как ДВК. Сегодня в СМИ постоянно твердят об отсутствии альтернативы Н.Назарбаеву. Я же эту альтернативу сегодня ясно вижу. Я не могу сейчас назвать имя этого человека, но знаю его очень давно. Я буду делать все, чтобы эта альтернатива стала реальностью, и буду работать в этом направлении.

— Совсем недавно Вы ездили в Швейцарию. Какова была цель Вашей поездки?

— Основная цель была — пообщаться с журналистскими и политическими кругами. Поездку устоили мои друзья, приглашение пришло от организации “Репортеры без границ”. Я провела в Женеве большую пресс-конференцию, там было около 50-ти журналистов из разных стран мира. Мне было очень приятно, что они хорошо информированы о политической ситуации в Казахстане. Я в основном делала упор на ситуацию со СМИ в Казахстане. Я говорила не только об оппозиционных СМИ, но и о тех, которые, не являясь оппозиционными, также испытывают на себе давление со стороны власти. Это — Алма-медиа, Караван, КТК. Они тронули тех чиновников, которых трогать нельзя. Кроме этой пресс-конференции, я давала также очень много интервью различным зарубежным СМИ. Эти интервью опубликованы. Я также много рассказывала о том, что произошло с Аблязовым и Жакияновым, с телекомпанией “ТАН”. Я также была приглашена в ООН, там я общалась с журналистами и политиками. Я смогла взять интервью у Б.Бертоссы. Я узнала многое, так сказать, из “первых рук”. О том, что у Назарбаева есть блокированные персональные счета за рубежом, а также у Балгимбаева и Кажегельдина. Я это интервью уже согласовала с моим интервьюером, чтобы не было того, что имело место в прошлом году. А именно — было опубликовано интервью с Бертроссой, где он якобы говорил, что у Кажегельдина нет никаких счетов в зарубежье, и даже передавал ему персонально привет и заверения в своем уважении. Мне же Бертосса заявил, что казахстанским журналистам он никогда не давал интервью и тем более не передавал приветов незнакомым людям.

— Вас обвиняют в сотрудничестве со спецслужбами, в частности с Рахатом Алиевым. Трудно такое комментировать, я понимаю… Но все же?

— Эти обвинения в мой адрес начались с того момента, как я ушла из РНПК. А раз я ушла со скандалам, то мне обязательно надо было приписать сотрудничество со спецслужбами. В то время спецслужбы ассоциировались с именем Рахата Алиева, поэтому ничего удивительного я в этом не вижу. За два года издания газеты я доказала, что я не ангажирована. Пройдет время, и наступит тот день, когда люди узнают имена тех, кто помогал мне выпускать газету, помогал в избирательной кампании. И поэтому на подобные сплетни я просто не обращаю внимания.

— Каково сегодня Ваше отношение к Акежану Кажегельдину?

— Мое отношение к нему нисколько не поменялось. Честно говоря, я не вижу в нем такого уж демократа. Но он борется с режимом, и здесь я его поддерживаю. Моя газета его поддерживала, потому что больше не было никого, кто боролся с режимом.

— Каково Ваше отношение к объединению ОДП? Как Вы оцениваете резкое изменение отношения АЗАМАТА к Кажегельдину, которое выражено в их согласии войти в состав ОДП?

— Думаю, что Петр Владимирович Своик понял то же, что поняла и я. Своик считал, что можно что-то изменить, находясь внутри системы. Я считаю, что это невозможно, т.к. сама система власти не идет навстречу оппозиции, не приемлет ее предложений. И если бороться с властью, то нужно объединять усилия. И Петр Владимирович сейчас это понял. Так что это нормальное явление.

— Как Вы оцениваете острое противостояние власти и оппозиции в лице ДВК? Каковы Ваши прогнозы по исходу этого конфликта?

— Я считала, что ДВК — это структура, организованная властями. Но то, что сейчас происходит с Жакияновым и Аблязовым, заставляет думать уже по-другому. Хочется верить, что эти люди пойдут до конца. Возможно, власти предпримут попытки договориться с ними, но думаю, Жакиянов и Аблязов отвергнут такие предложения. И это все кончится “посадкой” обоих, если оппозиция не найдет каких-то выходов или рычагов давления на власть.

— Каково Ваше отношение к вновь созданной партии “Ак жол” и ее лидерам?

— Я считаю, что это провластная партия. Ребята хотели чего-то добиться, но не смогли и быстро вернулись в лоно власти. Но во власти они тоже потеряли доверие.

— Как Вы оцениваете выступление премьера в парламенте по вопросу так называемого “казахгейта”?

— Я считаю, что в выступлении премьера речь шла совсем не о тех счетах, о которых запрашивали депутаты парламента.

— Вам очевидно известно о создании “Русской партии”. Как вы относитесь к такому факту, а также к факту присутствия в этой партии Жаксыбая Базильбаева в качестве заместителя председателя? Что, по-вашему, это означает?

— Я думаю, что власть пошла на некоторые формальные уступки России, создав русскую партию. А присутствие в этой партии Базильбаева — это демонстрация лозунга “русский с казахом — братья навек”.

— Об интернет-сайте “НОМАД”. Петр Своик высказал предположение о причастности к этому сайту Н.Абыкаева. А Вы как думаете?

— Я думаю, что этот сайт сделали те, кто хочет завалить Абыкаева. Точно так же я не верю, что сайт “Азиопа” был сделан Рахатом Алиевым. Я не думаю, что авторы этих обоих сайтов одни и те же. Сайт “Номад” создан по примеру сайта “Азиопа”.

— Опять же Петр Своик выдвинул предположение о роспуске парламента уже в этом году. Что Вы об этом думаете?

— Речь о роспуске парламента идет уже давно. Но я думаю, что президент скорее всего не распустит этот послушный парламент, а отправит в отставку правительство.

Новости партнеров

Загрузка...