Одиночество казахских интеллигентов

“Наша казахская интеллигенция отличается от интеллигенции всего мира несколькими особенностями, учитывать которые необходимо критикам, если они действительно болеют за положение дел”

Стало каким-то дурным правилом в последнее время ругать казахскую интеллигенцию, обвинять ее в пассивности, оторванности от народа, сервилизме, заискивании перед властями и стремлении сбежать за бугор при первой возможности. Материалы с упреками в адрес интеллигентов старшего поколения чередуются с хлесткими обвинениями в адрес молодых интеллектуалов. И те и другие не оправдывают якобы надежд, возложенных на них Историей, потеряли связь с народом, не имеют понятия о \»национальной идее\», корыстолюбивы, эгоистичны и т.д. Перечислять все пороки казахских интеллигентов можно долго. Но дело обстоит по-другому.

Наша казахская интеллигенция отличается от интеллигенции всего мира несколькими особенностями, учитывать которые необходимо критикам, если они действительно болеют за положение дел. Размеры публикации не позволяют подробно характеризовать названные особенности, но попытаемся остановиться на главнейших.

Интеллигенты-рыцари. Казахский народ всегда имел интеллигентов, которыми по праву гордился. Эти люди были известны в Степи образованностью, смелым умом, красноречием. По уровню духовной мощи они не уступали западным и восточным научным светилам мудрецам, златоустам. Но они были одинокими рыцарями. Если западные и восточные интеллигенты в разных модификациях были объединены в союзы, ферейны, монастырские и суфийские братства, то казахи-интеллигенты странствовали по широкой Степи, просвещая народ, открывая глаза людям на их историческую судьбу. От далеких предков типа Коркута, Асана Кайги, Бухара-Жырау, Биржан Сала и многих других до печального образа и памяти Шакарима, а затем Байтурсына, Мустафы Шокая, — все они были как бы сами по себе. И это была их великая историческая драма.

При Советской власти, как бы ее ни ругали современные толстосумы, интеллигенция преодолевала одиночество, делались попытки создания коллективов — научных, учебных, производставенно-технических. Организовались Союзы писателей, композиторов, архитекторов и т.п. Это способствовало сближению творчески одаренных людей, создавало атмосферу коллективизма, общности интеллигенции, видимость ее связи с народом. Но внешнее — это всего лишь внешнее, а внутренняя сущность подлинных интеллигентов оставалась прежней — рыцарской, обреченной на подвижническую жизнь во имя высокой цели — укрепления духовности народа, просветительства, сохранения лучших традиций народной жизни.

Даже в советские времена статус рыцарей-одиночек сохранялся, в специфически официальной форме. В каждой области науки, искусства, литературы и т.п. выдвигались знаковые фигуры, служившие ориентирами, \»маяками\» для остальных: Сатпаев, Ауэзов, Мукан Тулебаев, Тулеген Тажибаев (выдающийся дипломат) и т.д. А сами эти люди действительно чувствовали двойственность своего положения. С одной стороны — огромная популярность, безоговорочное признание, каскады всех возможных наград, титулы и пр., а с другой — изолированность, оторванность от народа, \»статус бронзовых идолов\». Эта черта продолжает доминировать в жизни современных наших талантливых интеллигентов — и творческих, и нетворческих. И от этого никуда не уйдешь.

Обреченные на вторичность. Следующая особенность казахской интеллигенции — вторичность их духовности, образованности, просвещенности. Беда наша в том, что у нас не было и нет такого явления, как научные школы, традиционные центры по воспитанию национальных кадров. Во Франции Сорбонна, в англии Оксфорд и Кембридж, в Италии Падуя, в Германии каждый город — научная школа: Марбургская, Эрфуртская, Кельнская и т.д. На Востоке в ламаистских монастырях воспитывались монахи-врачеватели тела и души; Китай, Япония, весь юго-восток Азии — насыщены своими школами, учебными центрами, герметическими сектами, где куются кадры национальной интеллигенции — пандиты. Эти люди образуют особую ученую касту. Положение учителя в этих странах очень высокое. В советское время постоянно декларировалось, что \»народный учитель должен стоять на недосягаемом уровне, пользоваться всеобщим уважением и т.д. \»А на деле более униженной фигуры, чем простой школьный учитель, не было. Любой чинуша мог, под угрозой увольнения, издеваться, куражиться над учителями, заставляя их заниматься \»общественной работой\», далекой от школьного образования. Фактически не было творческих, по-настоящему творческих коллективов ученых, писателей, музыкантов, преподавателей вузов и школ. Зато проводились бесконечные профсоюзные собрания, методические конференции, куда люди шли из-под палки. На этих собраниях, заседаниях, симпозиумах не было подлинного творческого обмена мыслями, идеями, опытом. Да и не могло быть. Периферийные интеллигенты должны были равняться на московских коллег, повторять их слова и действия. А это значило быть обреченным на вторичность. Попробуй не подчинись! Другая линия вторичности — подражательство западным стандартам и образцам. Власть ругала Запад, и в то же время прислушивались к каждой реплике в адрес страны. Любая похвала западного третьесортного деятеля воспринималась как высшая награда.

Это холопство, низкопоклонство перед мнением Запада доводило советских ученых до идиотизма. Взять хотя бы вакханалию с лингвистическим структурализмом. Тогда началась свистопляска в языкознании, замелькали имена Хомского, Ельмлева и другие, малоизвестные советским людям, казахские ученые-языковеды тоже стали \»подстраиваться\». Тут и фонология, тут и \»непротиворечивые методы\», тут и семантика без содержания\». Чего только не натаскали в казаховедение новоявленные \»структуралисты\»! Эта катавасия продемонстрировала не \»современный уровень казахской лингвистики\», а самую плачевную вторичность ее статуса, жалкую зависимость от \»мировых стандартов\». Вторичность наносит огромный ущерб национальному духу, самосознанию народа. Вторичность держит в духовной кабале людей, считающих себя интеллигентами. А тех, кто хочет вырваться из этой кабалы, считают \»чудаками-оригиналами\» и стараются от них избавиться.

Вторичность интеллектуальной жизни приводит к идолопоклонству перед зарубежными именами, концепциями, учениями. \»О, Витгенштейн! Ах, Ортега — и — Гассет! О, Бopxec! Ах, Кастанеда!\» Каких только кумиров мы ни видим, каких только имен и терминов ни слышим! А ведь это вовсе не свидетельство выхода на \»общемировые\» позиции. Это самое примитивное подражательство, когда казахский интеллигент плетется в хвосте западных позавчерашних кумиров.

Мания величия. Вторичность, ущербность духовности у наших интеллигентов рождает два чувства: неуверенность в себе, поиски защиты, надежных покровителей и т.п. и агрессивность, желание вырваться из общих рядов, занять исключительное положение, при котором никакие друзья-анонимщики и враги из чужого жуза уже не страшны. Мы видим довольно часто, как вчерашние вполне заурядные писатели и прочие творческие работники вдруг, неожиданно для всех, становятся фаворитами властей.

И тут начинается \»шествие к звездам!\» Каждое слово новоявленного лидера подхватывается кучей подхалимов; его лицо не сходит с телеэкранов; его движения, интонации, гордая посадка головы так и святятся какой-то \»харизмой\»! Люди думают: \»Вот какой ты гусь! А был теленок тише воды, ниже травы!\» К сожалению, эта черта — появление мании величия — общая для казахской интеллигенции. Редко кто из современных молодых смог преодолеть эту роковую болезнь, подняться над личными амбициями, скрыть триумф над оставшимися внизу собратьями, воспользоваться привилегиями и возможностями личного преуспевания. Вчерашний скромник сегодня издает многотомное собрание сочинений, гастролирует по европам и америкам, снимается в фильмах, где восхваляется его персона. Он и в гольф, он и в теннис с новоявленными вельможными особами!

Эти, зараженные манией величия \»интеллигенты\», вовсе не интеллигенты. Их скорее можно сравнить с попавшими в милость придворными льстецами. Такие придворные льстецы-поэты описаны в мировой литературе. И в средние века и в феодальных азиатских странах эмиры и султаны поощряли таких, засовывали им в рот полную горсть халвы или бешбармака на зависать остальной братии. Отличившийся преисполнялся великой гордостью и менялся прямо на глазах, превращаясь в величественного индюка. Такое же происходило в советские времена и, к сожалению, происходит сейчас.

Если бы казахские интеллигенты были дружны, сплочены в действительно творческие союзы, если бы Академия наук была подлинным научным центром, если бы интересы общего дела объединяли творческие силы Казахстана, разве была бы возможна ситуация, когда съезд писателей превратился в какой-то фарс, а избрание нового президента АН Республики приняло характер невиданного ранее действа. Справедливо писали газеты, что 80% \»писателей\» у нас просто \»халтурщики\». И это святая правда! Погоня за количественными показателями привели к тому, что СП Казахстана — собрание людей, совершенно чуждых друг другу, творчески бессильных, растерявшихся перед новым временем, не знающих, что им делать, куда идти. Академия наук получила нового Президента из рук Президента РК. Этот \»научный светила\» вообще к науке никакого отношения не имеет. Ситуация напоминает эпизод с лошадью императора Калигулы, введенной на правах сенатора в законодательный орган Римской империи. И хоть бы в зале встал и выразил недоумение! Промолчали! Конечно, потом на кухнях и других укромных уголках \»бушевали страсти\», не без этого! Но это общеизвестно. Так было и в советские времена. Наши ученые остались в той эпохе. Для них в жизни ничего не изменилось. Нет сомнения, что все они дружно уже побежали \»поздравлять\» нового Президента, побежали наперегонки засвидетельствовать свою преданность и лояльность! И все это видят. И все прекрасно понимают, что на языке у этих \»поздравителей\», а что у них на душе! Эй, господа \»интеллигенты\»! Да наберитесь смелости, скажите хоть раз в жизни правду! Что вы думаете об этом позорище?!

Все это закономерно. Это идет от Ленина, который, обругав заборными словами русскую интеллигенцию, выгнал лучших за границу. Это идет от тех мрачных времен, когда Стаке (так любовно казахи называли Сталина) обезглавил национальные республики, уничтожив подлинную интеллигенцию. Это идет от того подлого времени, когда полноправными социальным группами были (на бумаге, конечно) рабочий класс и колхозное крестьянство. Интеллигентов записывали в графу \»служащие\», ведь более унизительного прозвища и нарочно не придумать. А Сталин и его приспешники придумали! И \»служащие\» влачили свое жалкое состояние, пребывая на положении третьесортных лиц! И это носители духовности нации! Это ум и совесть народа! Это рыцари, положившие свою судьбу на алтарь будущего своего народа! В этих условиях воспитывалось несколько поколений \»служащих-интеллигентов”. Теперь надо воспитывать новых интеллигентов, подлинных рыцарей казахской национальной духовности, далеких от придворной \»халвы\», не зараженных трусостью и манией величия, эгоизмом и враждой к соседям. Рыцарей, не стоящих одиноко на курганах, а собранных в могучие дружины истинных представителей своего народа, оберегающих его физическое и нравственное здоровье, защищающих его самосознание, гордость, достоинство.

Ругать казахскую интеллигенцию — занятие не хитрое. Ни в одной стране никто не ругает своих интеллигентов. Только у Нас, в Казахстане. Остановитесь, златоусты! Задумайтесь над тем, почему у нас такая интеллигенция и что нужно делать, чтобы на смену этим марионеткам пришли настоящие рыцари типа Ахмета Байтурсынова, Магжана Жумабаева, Мустафы Шокая…

Иншалла!

P.S. Я думал еще об одной стороне дела. Думал, писать или не писать. Потому что говорить об этом — все равно, что плевать против ветра или биться лбом о каменную стену. Подумав, все-таки решил писать. Ведь вода по капле камень долбит.

Речь идет об отношении власти к образованию и здравоохранению, о культуре народа. Создается впечатление, что эти области нашей жизни брошены на произвол судьбы. Более того, есть тенденция к сокращению грамотных, образованных и здоровых физически людей. Эта тенденция связана с генеральной линией, которая прорисовывается очень отчетливо. Президент высказал свое видение казахстанского общества в форме трехслойного пирога: верхний слой — элита 5%, средний слой — состоятельные и имущие граждане — 70% , нижний слой — неимущие, люмпены, которые есть во всяком государстве. Генеральная линия проводится по образцу Саудовской Аравии, Верхний слой — королевская семья и вся родня — т.е. полный трайбализм. У этих господ денег куры не клюют, живут они, купаясь в роскоши. Торговля нефтью приносит миллиардные барыши. Средний и нижний слои поддерживаются государственными дотациями, на жизнь им хватает. Никаких расходов на образование, медицину, культуру. Хочешь учиться — поезжай за границу. То же самое с проблемами здоровья. Удобно для лентяев-компрадорев. Лежи на боку и стриги купоны! Наши власти, видимо, прельстились этими порядками в Саудовской Аравии и в скрытой форме стали осуществлять программу. Сынки 5% богачей пребывают за границей в элитных учебных заведениях, а \»средний класс\», еле-еле сводящий концы с концами, и не мечтает о высшем образовании. Видимость высшего образования — частные вузы и госуниверситеты — по большому счету — фикция. Дипломы этих вузов нигде не котируются. Если хочешь быть настоящим специалистом — поезжай в Россию и там учись.

В такой обстановке о какой новой генерации интеллигентов может идти речь? Откуда возьмется казахстанская интеллигенция: техническая, специалисты по естественным наукам, знатоки физических, биологических, космических процессов? Рабочий класс рассыпался на наших глазах. Остались нефтяники среднего звена и кое-кто из инженерного состава. Крестьянские хозяйства — колхозы и совхозы-миллионеры перешли в руки новых господ-помещиков, и все пошло наперекосяк. Ни доходов, ни прибылей, ни доброй жизни селянину. Сельская интеллигенция исчезла, словно корова языком слизнула.

Ну что ж, господа правители! Не будет у нас интеллигентов, — мыслящих, думающих, протестующих людей. Не будет у нас вообще грамотных граждан. Останутся медресе и духовные училища по выделке попугаев, тараторящих суры из Корана. Спокойно будет блаженствовать 5%-ной элите и ее родне. К этому вы стремитесь? А как быть с национальной идеей казахского народа? Как быть с великой духовностью, оставленной нам поколениями предков? Как быть с традициями, культурой, обычаями, народными талантами, которые рождаются независимо от вашей генеральной линии\»? Ваши идеи — мертвороженнные выдумки.

Никогда им не осуществиться. У народа казахского большая светлая дорога и ему с вами, господа любители легкой жизни, не по пути. А интеллигенция — поднимется! Как говорил великий Абай:

Туже стянет поэт свой стан,
Поглядит назад и вперед:
Где же Правда и
где Обман?
Все увидит и
все поймет!

Новости партнеров

Загрузка...