Что же будет с Родиной и с нами? Балташ Турсумбаев: “У нас еще есть шанс!”

“А будет, как в Туркмении, то есть мы встанем в один ряд с Туркменией, наш президент уподобится Туркменбаши, и этим будет определяться отношение к Казахстану в международных кругах”

Балташ Турсумбаев: “У нас еще есть шанс!”

— Сегодня вопрос о том, что же дальше будет с Галымжаном Жакияновым и Мухтаром Аблязовым, волнует очень многих казахстанцев. Вы, как человек, проработавший немало в структурах власти, что можете сказать об этих людях? Входят ли они в политическую элиту? И вообще, сделали они что-либо полезное для нашей страны?

— Безусловно, и Жакиянов, и Аблязов входят в политическую элиту Казахстана. И, безусловно, они сделали много полезного для Казахстана. Я, как человек, действительно достаточно много проработавший в структурах власти и знающий этих людей лично, могу очень просто это доказать.

Г.Жакиянов работал руководителем агентства по стратегическим исследованиям. Он предложил, в частности, президенту создать национальный фонд. Он обосновал эту идею, проведя параллель с Голландией. Когда-нибудь у нас закончатся запасы полезных ископаемых, и этот фонд должен быть создан для будущих поколений, которые этими природными богатствами уже не смогут воспользоваться. Тогда эта идея не была воспринята, ее оппоненты хотели расходовать природные богатства страны на сегодняшние текущие нужды. Но, как вы знаете, недавно был создан Национальный нефтяной фонд, в котором уже более 1 млрд долларов. Так идея Жакиянова с опозданием, но все-таки претворилась в жизнь. Даже по одному этому факту можно судить о том, принес ли пользу государству Г.Жакиянов.

Теперь о Мухтаре Аблязове. Работая министром, он разработал программу реформирования аграрного сектора с двумя сегментами — производство и реализация. Он понимал, что Казахстан является аграрной страной. Это определено даже в менталитете нашего народа, и от этого никуда не уйти — мы умеем заниматься сельским хозяйством. Теперь смотрите: в своем последнем послании парламенту президент делает основной упор на развитие аграрного сектора, предлагая глубокие реформы в сельском хозяйстве. Думаю, что здесь наработки Мухтара Аблязова будут активно использованы.

И таких примеров можно привести много. Таким образом, и Жакиянов, и Аблязов принимали самое активное участие в реформировании экономики, в преодолении кризиса. Сам президент неоднократно приводил их в пример, как наиболее успешных молодых реформаторов Казахстана.

— А что же такого “криминального” Жакиянов и Аблязов предложили в области политического реформирования? За что же они подвергаются такому жесточайшему давлению?

— Как вы помните, учредители ДВК (общественное движение “Демократический Выбор Казахстана — Ред.) обратились к президенту с предложением о проведении политических реформ. Если посмотреть программу ДВК, то она не содержит ничего такого, что противоречило бы Конституции Казахстана. Они предложили углубление и ускорение демократических преобразований в стране. Больше того, сам президент об этом неоднократно говорил и говорит. Они поверили словам президента и начали разработку программ политического реформирования. Многие политики, в том числе оппозиционного направления, поддержали молодых реформаторов. Поддержал их и я, хотя я не вхожу ни в какие партии и не являюсь даже членом ДВК. Я присутствовал на собрании демократической общественности, которое происходило в январе в цирке, присутствовал на следующий день и на митинге. Оба эти мероприятия были абсолютно законными с оформлением всех необходимых разрешений. Могу сказать, что все выступления были строго в конституционных рамках, никто не призывал ни к каким антиконституционным действиям. Наоборот, предлагались реформы, позволяющие укрепить суверенитет Казахстана. Было принято решение о проведении референдума, но это тоже демократический процесс, соответствующий нашей Конституции.

Я считаю неправильным, что власть стремится всеми путями подавить конструктивную оппозицию. Но такая оппозиция должна обязательно быть, без нее не может существовать сама власть. Но власть сегодня ее подавляет.

— Как Вы прокомментируете события, которые сейчас происходят с Галымжаном Жакияновым?

— То, что происходит с Жакияновым, не вписывается ни в какие правовые рамки. Это то, что называется — “беспредел”! И этот “беспредел” творят представители правительства и силовых структур. Когда Жакиянов находился на территории французского посольства, представители нашего МИДа подписали меморандум о заключении Жакиянова под домашний арест. На деле же произошло совсем другое. Его депортировали в Павлодар и поместили в какой-то барак какого-то частного предприятия “Павлодар-соль” под охрану автоматчиков. Такая мера пресечения отсутствует в законе. Ведь этот барак, где Жакиянов сегодня содержится, не является следственным изолятором, не является и его жилищем. Здесь налицо грубейшее нарушение Закона, а также нарушение договоренностей, достигнутых между представителями нашего МИДа и послами европейских государств. Этот, попросту говоря, обман иностранных дипломатов, думаю, очень негативно сказывается на имидже нашего государства.

Теперь дальше. Узнаю из СМИ, что состояние здоровья Галымжана Жакиянова критическое — предынфарктное состояние. А представители силовых структур всячески препятствуют доступу к нему квалифицированных врачей. Я посмотрел наш действующий Закон “О порядке и условиях содержания под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений”, № 353-1 от 30.03.99. И вот согласно этому закону (п.5, ст.23) необходимо ставить вопрос об изменении меры пресечения. Его должны освободить из-под ареста, поместить в клинику и лечить! И только после восстановления его здоровья можно продолжить следственные действия.

— Сегодня в деле Жакиянова, да и Аблязова тоже, власть создала кризисную ситуацию, из которой должен быть какой-то выход. Причем кризис этот должен разрешиться так, чтобы не нанести урон имиджу нашего государства хотя бы перед лицом иностранных государств. Да и перед народом власть должна как-то оправдаться. Каким может быть возможный выход из этого кризиса?

— Здесь власть должна принять политическое решение. Надо сначала устранить все нарушения законов, о которых я только что говорил. И это надо сделать гласно. Жакиянова необходимо госпитализировать и восстановить его здоровье. И только после этого можно продолжать следственные действия. Если следствие способно предъявить обвинения Жакиянову и Аблязову, то должен состоятся суд. Но суд должен быть открытым в полном соответствии с нашими законами, с участием общественности, международных наблюдателей, представителей дипломатических миссий и, естественно, средств массовой информации. Суд должен широко освещаться в СМИ. И если суд сочтет их невиновными, они должны быть отпущены. Пусть дальше занимаются общественной и политической деятельностью на пользу нашему государству.

— Многие политики дают очень пессимистичные прогнозы по делу Жакиянова и Аблязова: меру пресечения для Жакиянова не изменят, суд над ними обоими будет закрытым, обвинительный приговор заранее предопределен… Как Вы можете прокомментировать такой пессимистичный сценарий?

— Это, конечно, очень плохой исход… Что будет в этом случае? А будет, как в Туркмении, то есть мы встанем в один ряд с Туркменией, наш президент уподобится Туркменбаши, и этим будет определяться отношение к Казахстану в международных кругах. Знаете, я недавно общался с одним московским журналистом, который участвовал в работе ашхабадского саммита. Хочется привести очень яркие слова этого журналиста о Туркмении: “В Туркмении бессмысленно что-то делать… Элиты нет — она полностью деморализована, народа — нет, ибо он устал, выдохся, еще более деморализован, чем его элита. Режим власти не проникает в народную жизнь, носит виртуальный характер. Оппозиции нет, ибо не с кем бороться, нет основы для борьбы, нет вектора развития. Это очень плохой знак, это безразличие к государству и к тем, кто им управляет…”. Мне очень не хочется, чтобы эти слова были применимы и к Казахстану. У нас еще есть шанс, разум должен возобладать!

Новости партнеров

Загрузка...