Парадоксы политолога

“Откровенным расизмом дышат ваши, возможно, не до конца продуманные мысли в конце статьи: “Казахской интеллигенции необходимо утвердить в обществе главный идеологический тезис: казахский и русский языки дополняют один другого в достижении раздельных целей и существуют не вопреки, а благодаря друг другу, выполняя разные функции в едином государстве”.

\"\"

Гений — парадоксов друг

A.С.Пушкин

Статья Михаила Сытника \»Справедливость — это истина в действии\», где автор продолжает развивать тему казахского языка как государственного в республике Казахстан, преподносит читателям букет парадоксов. Если в первой своей публикации на страницах газеты \»Мегаполис\» М.Сытник выступил как советник, обращающийся с предложениями к Правительству и Парламенту РК, то в новой статье он недоумевает: \»Почему молчит казахская интеллигенция?\» Какую интеллигенцию хотел бы послушать автор? На первую его статью были отклики, эмоциональные, неоднозначные, в целом отвергающие позицию Сытника. Но все эти контрвыступления он не принимает во внимание. Он называет пишущих \»национал-патриотами\» и приписывает им смехотворные намерения. \»У наших национал-патриотов сложилось стойкое убеждение, что сохранить казахский язык можно только за счет неказахского населения, которое, выучив его, якобы увековечит\». Этих \»национал-патриотов к \»интеллигенции\» М.Сытник не относит. \»Все мои оппоненты, вплоть до филологов-академиков, постоянно занимаются подтверждением тех истин, которые сформулированы в моих тезисах… например, о том, что в русском языке половина терминологии заимствована из иностранных языков… Поэтому я не намерен вступать в полемику с этими филологами\». Ну, как же так? Автор жалуется, что \»интеллигенция молчит\», в то же время он не желает вступать в полемику с учеными-филологами.

Неужели он относит этих людей к \»национал-патриотам\» (наверное, к \»фашистам\»?). Тогда кого же он считает интеллигентами? Правда, одного интеллигента он нашел, это автор статьи \»Ахтунг! В воздухе стервятник\» А.Аимбетов, который, оказывается, окончательным своим выводом подтверждает тезис М.Сытника о том, что \»русский язык является слугой разума, который создавали и воспитывали сотни народов, и он не является национальным языком одного народа\». Это, конечно, хорошо, что хотя бы один интеллигент оказался в нашем обществе. Не все потеряно! Возможно, М.Сытник и А.Аймбетов, создав мощный тандем, сумеют противостоять \»национал-патриотам\». Но с Парламентом и Правительством им будет труднее справиться. И вот почему. \»Сейчас Правительство и Парламент, которые являются головой и примером для своего народа, даже не осознают того, что сами выставляют себя образцом лицемерия в глазах народа — вся коммуникация и управление происходят на русском языке, начиная от высших дипломатических встреч, дискуссий в Парламенте и до элементарных конференций, а сами государи официально признают государственным только казахский язык. Что мешало людям казахской национальности, которых в Правительстве 90 %, начиная с 1997 года за 5 лет выучить казахский язык?\» Вот с этими словами Михаила Сытника нельзя не согласиться. По части вранья и лицемерия, хитрости, уверток, презрения к своему народу вряд ли найдется в мире еще одна такая власть. А то, что высшие чиновники не знают своего родного языка, так это понятно: \»На шута попу гармонь\» или \»На фига козе баян\», — так говорят в народе. Ведь эти господа практически не общаются с народом. А встречи с иностранными покровителями, инвесторами, коллегами по блатному бизнесу проходят на русском языке. И все о`кей! Пообщались, договорились и пошли играть в гольф и теннис. Ну чем не английские денди и лорды? Так что казахский язык им до лампочки. И в своей первой статье М.Сытник, обращаясь к этим господам с проблемами казахского и русского языков, обманулся в своих ожиданиях получить благожелательный, заинтересованный ответ. Скорее он услышит, как paк на горе свистнет.

Но разве не странно: \»интеллигенты, \»национал-патриоты\», \»власть\» находятся в пассивном положении, индифферентны к судьбам казахского языка, не видят или не хотят видеть путей развития родного языка. И в то же время не реагируют или злобно нападают на того, кто искренне озабочен языковой ситуацией в Казахстане. И эти нападки отнюдь не безобидны. \»В настоящее время некоторые известные личности казахской национальности, находясь у информационных рычагов власти, только и занимаются раздуванием ложного национального самолюбия, эгоизма и человеконенавистничества (например, недвусмысленные призывы в казахоязычных СМИ к физическому насилию над своими оппонентами из газеты \»Мегаполис\» за полемику о государственном языке\»)\». Меня удивляет наивность автора: живя в Казахстане, будучи на гребне социологических исследований, держа руку на пульсе времени, он не разглядел, по крайней мере, двух вещей. Во-первых, ущемленность национальных чувств среднего слоя нашей интеллигенции, которая, по его выражению, \»молчит\». Во-вторых, реальное положение, когда русский язык фактически доминирует во всех сферах жизни. Нашим официальным лицам приходится писать на клетке с попугаем \»беркут\», на клетке с кроликами \»собака динго\» и т.д. То есть выдавать желаемое за действительное. И давать советы этим лицам просто смешно! Да, русский язык занимает главенствующее положение. Так чего же вы еще хотите, дорогой политолог? Майн либхен, вас вильст ду нох меер?! Но вы словно надели волшебные очки и видите все в превратном свете. Вы надеетесь на мифическую Интеллигенцию, хотя в глаза не видели ее, и рекомендуете ей начать работу с \»аульной молодежью\», чтобы правильно её ориентировать в отношении к родному языку для \»внутреннего пользования\» и к русскому — для выхода на уровень современной цивилизации. Это не только забавно, это повергает серьезных людей в шок. Вот ваши слова: \»Казахская интеллигенция является идеалом для своего народа, и только она может и должна повернуться лицом к своим корням — к аулу, показывая им пути развития и разъясняя, какими способами (языками) образование люди соединяют внутри себя всеобщие объективные знания с родной национальной культурой\». Вы что, приверженец расистской теории-гипотезы Сепира-Уорфа, испытанной на американских индейцах? Вы тоже считаете, что язык определяет мировоззрение и малый космос народа и этот язык не пригоден для выхода в большую Культуру и Цивилизацию? Ведь откровенным расизмом дышат ваши, возможно, не до конца продуманные мысли в конце статьи: \»Казахской интеллигенции необходимо утвердить в обществе главный идеологический тезис: казахский и русский языки дополняют один другого в достижении раздельных целей и существуют не вопреки, а благодаря друг другу, выполняя разные функции в едином государстве\».

Сидя дома, дорогой казах, живи в своем ауле, пой свои песни, рассказывай всякие истории за дастарханом, шути, смейся, — у тебя для этого есть свой казахский язык. Но не вздумай на этом языке заниматься наукой, политикой, бизнесом, не вздумай открывать рот с трибуны ООН и Международных конгрессов, симпозиумов. Не вздумай составлять энциклопедии, переводить шедевры мировой литературы, делать попытки завладеть языковым пространством дальше своей аульной околицы. Будь доволен своей маленькой казахской культурой, а на большой каравай (т.е. цивилизованность в современном понимании) рот не разевай. Тут нужен русский язык, выполняющий с блеском все функции, которые М.Сытник довольно подробно перечисляет в своей статье. До выполнения этих функций казахскому языку нужно еще расти не одну сотню лет! Чем наш казах отличаемся от североамериканских индейцев, которых так остроумно заковали в языковой панцирь заботливые Сепр и Уорф?! Не народ, а черепаха!

Свой главный тезис М.Сытник отстаивает во всеоружии политологической теории, терминологии, силлогистики, применяя весь арсенал накопленных им безотказно действующих на простаков-слушателей средств убеждения и внушения. Что же это за средства и приемы?

В ответ на угрозы, брань и гнев национал-патриотов, Михаил Сытник приводит \»научные\», \»логически неопровержимые аргументы\», выдвигая целый ряд \»функций\», которые закреплены за русским языком и недоступны, не под силу казахскому. Ростом не вышел, малыш! Подрасти, миленький! Какие же это функции? Каковы же эти функции, которые осуществляет русский язык и только ему отведена историческая миссия ныне и присно и во веки претворять эту миссию в жизнь?

I. Функция науки. Да, это правда! И сегодня докторские диссертации должны быть написаны на русском языке, иначе их не утвердит Аттестационная комиссия. Да! Симпозиумы, научные конференции, рефераты докладов и мн. др. пишут на русском языке. Иначе они становятся недоступными широкому читателю. Нет ни одной науки, даже филологической, где можно было бы обойтись без миссии русского языка. Это общеизвестно. Но нормально ли такое положение? Нет, такое положение нельзя назвать нормальным. А есть ли примеры другого подхода? Сколько угодно! В любой европейской стране, в любой высокоразвитой азиатской (Япония, Корея, Китай и т.д.), в Латинской Америке мы видим достойное положение национальных языков. Hо самый поразительный пример — иврит, завоевавший невиданные высоты в Израиле. Население Израиля, евреи, собранные со всего мира, показали образец мужества и героизма в языковой политике. Почему же казахский язык не может быть поднят так же высоко? Потому что у нас нет таких правителей и такой интеллигенции.

2. Функция образования. Образование в основном идет на русском языке. Идет в некоторых школах и вузах преподавание на родном, казахском. Но положение таково, что и учебники, и методика, и компьютерное дело не обходится без приоритетных позиций русского языка. Так сложилось за долгие годы. Советская власть лицемерно выдавала ворону за соловья, осла за антилопу. Бюрократизм, работа ради отчета, галочки, погоня за \»успеваемостью\» и многое другое не способствовали получению полноценного образования на родном языке. А теперь оно покатилось стремительно под откос. У кормила образования стоит кто угодно, только не люди типа Ибрая Алтынсарина и Ахмета Байтурсынова. Карьеристы, взяточники, бывшие партийно-профсоюзные дамочки, окруженные густой свитой родни, знакомых, ищущих теплой сытой жизни.

3. Функция закона. Здесь такие нонсенсы, просто фантастика. Законы пишутся и принимаются на русском языке. Потом полуграмотные люди переводят их на казахский язык. Получается путаница в терминологии, логика отходит куда-то на задний план. В судах и прокуратуре сидят в основном казахи и нужные начальству русские, вернее, русскоязычные лица, потому что по имени и фамилии трудно понять, какой он нации. Фамилия и имя — та же клетка. Написано Иванов, а на самом деле у него совсем другая фамилия, и он спокойно уезжает на \»историческую родину\» Израиль. Все эти лица знают русский язык: кто хорошо, кто хуже, дела ведут на русском языке. Протоколы составляют на русском, а затем переписывают по-казахски. Так чего же вам волноваться, дорогой М.Сытник? Где угроза русскому языку?

4. Функция межнационального согласия. Когда наш Президент обращается к народу, то он мудро поступает. Сначала говорит по-казахски, потому что это государственный язык, а потом по-русски, этот язык понимают все. Значит, русский язык по праву считается и является языком межнационального общения и согласия. Так почему же вы так печетесь о судьбе русского языка? Что ему угрожает? А вот казахский, государственный, остается на уровне рекламно-показного факта. Ну, так нужно; ну и бог с ним! Никого это не трогает и не волнует.

5. Функция идеологии и морали. Сытник правильно трактует цель этих функций и роль русского языка в соблюдении такого правильного подхода. Но ведь мы все прекрасно видим, что ничего нового он не открывает. Приоритет русского языка и здесь никем не оспаривается, никакой конкуренции с русским языком здесь тоже нет.

Конечно, можно было бы обозначить и другие функции, где ведущей фигурой является русский язык, но все это тоже остается на уровне констатации фактического положения, статус-кво русского языка.

Почему же с такой экспрессией, с таким пафосом призывает Михаил Сытник внедрять в нашу жизнь то, что давным-давно уже внедрено? Можно подумать, он нашел прекрасные образцы желудей, так восхитился их габаритами и предлагает посадить их на том месте, где уже сто лет стоит могучий дуб, роняющий на землю найденные Сытником желуди. Все, что он предлагает, живет и прочно сидит в нашем обществе. Ничто не грозит русскому языку!

А вот судьба казахского языка, который, по мнению Сытника, является артефактом резервации, печалит нашу интеллигенцию. Молодежь оторвана от своего родного языка. СМИ недостаточно укреплены хорошими кадрами казахоязычных специалистов. В вузах и школах преподавание на казахском поставлено из рук вон плохо. В аулах казахский язык сохраняется на бытовом уровне, там нет библиотек, телевизионного обеспечения, нет высокой культуры. Во всех сферах жизни идет отступление казахского языка, сокращение шагреневой кожи уникальной казахской культуры. Отдельные яркие вспышки культурно-эстетического характера остаются прекрасными уникальными феноменами, а не массовым проявлением национального менталитета. Тревожна, печальна судьба казахского этноса, под угрозой последнее его достояние, еще не украденное властью и не проданное за бесценок хищным инвесторам. Вот почему так \»ощетинились\» \»национал-патриоты\»! Вот почему так болезненно принимаются все высказывания, рассуждения и \»советы\», неосторожно, необдуманно предлагаемые время от времени учеными-политологами, чьи знания, богатый интеллектуальный потенциал не спасают их, однако, от близорукого, одностороннего взгляда на ситуацию, ставят их в ложное положение при вынесении оценок. Не сомневаюсь, что статья Михаила Сытника написана с самыми лучшим намерениями, и название ее говорит о благородстве помыслов автора, но если говорить о справедливости как об истине в действии, то нужно четко определить, что справедливо в отношении к казахскому этносу и что нужно сделать, чтобы разумное стало действительным, т.е. истинным.

Новости партнеров

Загрузка...