Вставай проклятьем заклейменный…

В Казахстане местные рабочие подвергают свою жизнь угрозе, работая на предприятиях иностранных фирм

Казахстан: нужда заставляет работать в кабальных условиях

12 мая на территории космодрома Байконур, на 112 площадке, произошла крупная авария – обрушилась кровля трех пролетов монтажно-испытательного комплекса (МИК) ракетно-космической корпорации “Энергия”. Во время обрушения на крыше находилась ремонтно-строительная бригада. Все восемь человек, среди которых были семь казахстанцев и один гражданин Белоруссии, погибли.

Город и все его площадки являются режимными. Это объясняется тем, что космодром Байконур и все обслуживающие его объекты находятся, в соответствии с договором между Российской Федерацией и Казахстаном, в долгосрочной аренде у российской стороны. Как следствие, и персонал на этих объектах по большей части является российским. Но многие российские фирмы, работающие на Байконуре, как и другие иностранные компании, работающие в Казахстане, используют в качестве дешевой рабочей силы граждан Казахстана. Причем казахстанцев нанимают как на разовую работу, так и постоянную.

В случае если гражданин Казахстана был принят сотрудником компании с установленным окладом, то его заработная плата значительно ниже оплаты труда российского специалиста того же уровня и должности. Как правило, казахстанец в этом случае получает не более одной трети заработной платы россиян.

Надо отметить, что казахстанское государство само лицензировало такую дискриминацию своих граждан, работающих на иностранных предприятиях. Так, в “Новых Правилах в отношении лицензий на трудовую деятельность” отсутствует требование о приоритетном праве казахстанских граждан на занятие вакантных должностей и рабочих мест, а также обеспечение работодателями равных условий оплаты труда как иностранным работникам, так и гражданам РК. Разумеется, что иностранные фирмы не преминули этим воспользоваться.

Но все-таки гораздо чаще местных жителей нанимают на сезонные или разовые работы чернорабочими. На работы в районе космодрома, по закону, не принимают лиц без прописки в Байконуре или близлежащих поселках Торе-Там и Акай. Но это на бумаге…

На самом деле зачастую на работу устраиваются люди и без соответствующих документов. В таком случае их труд оценивается гораздо дешевле, да и контрактов нет необходимости подписывать.

Так, например, житель поселка им. Абая Бахыт говорит: “Какой там контракт или договор? Я сам там работал и знаю. После развала СССР никто ни с кем ничего не подписывает, россиянам незачем себя обременять договорами”.

Другие иностранные компании тоже проводят такую же политику. По данным департамента Министерства труда и социальной защиты населения Республики Казахстана, по Актюбинской области из 92 граждан Казахстана, работающих в Китайской нефтяной инженерно-строительной компании, 39 человек не имеют договоров.

В случае же подписания контрактов, работодатели не спешат обременять себя выполнением всех условий договора.

По словам одного из жителей Казалинска, Армана, неоднократно работавшего на иностранные компании в Байконуре, “если в контракте записано, что мы должны получать 20 тысяч тенге в месяц (около $150), то на деле мы получаем по 5-8 тысяч (около $50). И то эти деньги выплачивают не сразу”.

Такая ситуация сложилась не только в Байконуре. В Астане, например, недавно “отметилась” турецкая компания “Ахсель”, доведя людей до забастовки невыплатой зарплаты.

Но чаще всего никто из местных жителей никуда не идет и недовольство выражать не спешит. В сельской местности вокруг Байконура наблюдается острая нехватка рабочих мест. Молодая женщина из поселка им. Абая, Куралай, говорит: “У нас в ауле для молодых работы нет. Если в доме нет пенсионера, ждать денег неоткуда”.

И многим рабочим действительно ничего не остается делать, как только соглашаться с условиями работодателя. Потому что рост безработицы в Казахстане сыграл на руку владельцам иностранных компаний. С недовольными условиями работы или невыполнением условий контракта подчиненными не церемонятся: не нравится – уходи.

Права казахстанских рабочих нарушаются и в соблюдении установленного законодательством Казахстана режима труда. Так, в ТОО “Дочерняя компания Китайской нефтяной инженерно — строительной компании” “водители трудились в месяц 203 часа, тогда как по законодательству страны определена продолжительность работы в 175 часов в месяц”, — говорит главный инспектор департамента Министерства труда и социальной защиты населения Амангельды Исмаилов. Разумеется, что ни о каких сверхурочных для работников завода речь и не шла.

Зачастую иностранные фирмы, работающие на казахстанском рынке и нанимающие казахстанских рабочих, не выполняют многих законов РК. Так, согласно казахстанским законам любое разрешение на ввоз иностранной рабочей силы оговаривается непременным условием о создании новых рабочих мест для местных кадров и их профессиональным обучением.

В качестве примера можно привести такую цифру: в прошлом году иностранным фирмам было выдано разрешение на привлечение 1 973 иностранцев. В “нагрузку” к разрешениям их обязали создать дополнительно 3 382 рабочих места и обучить 1 338 местных специалистов.

В Меморандуме председателей профессиональных союзов крупных предприятий Казахстана, управляемых иностранными инвесторами, казахстанские рабочие подвергаются дискриминации и в вопросах справедливого пенсионного обеспечения работников вредных и тяжелых предприятий, в вопросах социального обеспечения.

В турецкой компании ФИНТРАКО – ТЕПЕ, работающей в Атырау, в ходе проверки сотрудниками КНБ была выявлена необоснованная задолженность в пенсионный фонд. Кроме того, компания фактически не занимается обучением местных кадров.

Канадская компания “Харрикейн Хайдрокарбонс Лтд.”, владеющая шымкентским нефтеперерабатывающим заводом ШНОС, уже два года не заключает трудовой договор с коллективом завода и профкомом, как того требует законодательство страны.

“Мы до сих пор работаем по старому коллективному договору, — рассказывает председатель профкома ШНОС Константин Шпилев. – И все это время канадцы пытаются его редактировать, убирая обязательства работодателей по блоку социальных гарантий рабочим. Так, например, недавно руководство компании сократило рабочие места женщин, ушедших в декретные отпуска”.

Зачастую казахстанские рабочие, работающие на западные фирмы, не обеспечиваются даже спецодеждой и средствами индивидуальной защиты, им не предоставляются санитарно-бытовые условия.

Следствием такого халатного отношения к обеспечению нормальных условий труда для местных рабочих является рост травматизма на предприятиях иностранных инвесторов. “Основная причина – несоблюдение на производстве элементарной техники безопасности, — говорит главный государственный инспектор труда Республики Казахстан Серикгали Бисаев.- Как правило, руководство предприятий экономит на средствах индивидуальной защиты”.

Возможно, именно это послужило причиной гибели семи казахстанцев во время аварии на Байконуре.

А также смерти 7 казахстанских рабочих 1 мая 2002 года во время обрушения кровли в центре обслуживания автомашин БелАЗ Северо-Жесказганского рудника корпорации АОА “Казахмыс”, управляемой южнокорейской корпорацией “Samsung”. И гибели машиниста 11 мая 2001 года в шахте Жесказганского рудника”, принадлежащего той же корпорации, в результате обрушение кровли шахты.

По словам Андрея Щербицкого, в настоящее время безработного: “Иностранцы выкачивают из Казахстана не только природные богатства, но и нашу рабочую силу. А мы молчим”.

Таким образом, в Казахстане дискриминируются местные рабочие, трудящиеся на предприятиях иностранных фирм. Спрос с иностранных инвесторов, по мнению казахстанцев, должен быть строгий, поскольку и условия им в нашей стране созданы благоприятные. Поэтому есть основания предполагать, что казахстанские кадры могут перейти к систематическим акциям протеста.

Новости партнеров

Загрузка...