Кадры движутся по кругу

“Что принесет селу Есимов, уже руководивший сельским хозяйством в период его крупнейшего развала, вновь став его руководителем в период коренной реформации во второй раз?”

Председателя процветающего ордена Ленина колхоза “Алма-Ата” Анатолия Ивановича Смыкова исключили из партии и освободили от должности за то, что он раньше времени начал применять рыночные приемы. За несколько лет, пока он добивался справедливости, здесь сменились несколько председателей. Начался развал. И когда Смыков доказал полную свою невиновность и незаслуженность наказания, колхозники призвали его снова возглавить хозяйство. И он сумел быстро навести порядок.

В руководстве всем сельским хозяйством страны мы наблюдаем обратную картину и не перестаем удивляться, как однажды уже не оправдавших доверие снова и снова призывают возглавить отрасль. Так, нынешний аким Акмолинской области Кулагин дважды руководил министерством, посол в Китае Карибжанов трижды занимал кресло министра. Причем два раза одновременно курировал еще и весь аграрный сектор. Можно было бы оправдать повторное их назначение, если бы эти высокопоставленные чиновники осознали свои недостатки и, вернувшись, могли бы восполнять допущенные потери. Но они знали, что и спроса строгого с них не будет. В худшем случае переведут на другую престижную должность. Предложи им в четвертый раз занять кресло министра сельского хозяйств, вряд ли последует скромный отказ. Такая у нас уж сложилась система пересадки одних и тех же высокопоставленных чиновников с одного кресла в другое по замкнутому кругу.

В этой связи с равнодушием, как обычное явление, воспринято назначение министром сельского хозяйства Ахметжана Есимова. Президент только что назначил Есимова одновременно еще и заместителем премьер-министра. В преддверии надвигающихся громадных сложных преобразований на селе в связи с введением частной собственности на землю, усиление статуса министра сельского хозяйства оправдано. Но если говорить конкретно об Ахметжане Есимове, то он уже был заместителем премьер-министра, возглавлял весь аграрный сектор. И, надо сказать, на тот период приходится самое резкое падение в этом секторе. Даже по данным нашей статистики, которая не отличается правдивостью, с 1994-го начинается снижение, а с 1995-го резкое уменьшение поголовья всех видов животных и птиц. Так, поголовье овец по сравнению с 1993-м в 1995-м сократилось на 15 млн., птицы — почти на 30 млн.

Республиканское совещание по состоянию в животноводстве в ноябре 1995-го с тревогой отметило эту опасную тенденцию. Спокоен был подводивший итоги совещания вице-премьер Есимов. Он говорил: “В том сложность, что животноводам приходится жить и действовать в жестких условиях недостаточно развитого рынка, с учетом конкретных обстоятельств. В Алматинской области, скажем, закрыли три бройлерных птицехозяйства. Но птичьи окорочка, и это вы сами видите, в столице республики не переводятся. Доставляют их коммерсанты из Голландии. Причем обходятся они для покупателя дешевле, чем стоили бы местные куры. Что ж тут плохого?

А плохо здесь то, что мы добровольно отдали продовольственный рынок капиталистам. Есимов и другие, взявшиеся руководить сельским хозяйством, видно плохо учились в школе, где всем нам усиленно вдалбливали, что капиталисты прежде всего стремятся захватывать рынки других стран, чтобы сбывать свои товары. Истинность школьных наук сегодня наблюдаем на примере обострения торговых отношений между Россией и Америкой в связи с отказом первой от американских окорочков, а второй — от российской стали. Даже президенты двух стран не остались в стороне от этого спора.

Под нажимом отказа от иностранных инвестиций ударными темпами разогнали колхозы и совхозы. От тех инвестиций, которых, по словам нашего президента, мы больше всех в СНГ имеем на душу населения, сельское хозяйство ничего не получило. Оно разорилось. Родной рынок оскудел на продукты питания собственного производства, а легкая промышленность лишилась сырья, и обеспечение населения непродовольственными товарами первой необходимости тоже отдали чужестранным товаропроизводителям.

О бедствии села, сотворенного собственными руками, сказано и пересказано так много, что нет необходимости повторяться. Настаивая и даже угрожая немедленно ликвидировать колхозы и совхозы, власть не считала нужным продумать, как сделать так, чтобы крестьяне не пострадали и им не стало даже хуже, чем было, какие есть пути для этого. Один пример стоял перед глазами Ахметжана Есимова в образе вышеупомянутого колхоза “Алма-Ата”, расположенного в Талгаре, в 25 км от Алматы. Как начальник Алматинского облагропрома в советский период, а позднее — аким этой же области, он бывал здесь, знал хозяйство, его рукводителя — Анатолия Ивановича Смыкова. Как человек волевой и принципиальный, Смыков устоял против непродуманного ликвидаторского натиска. Как крепкий хозяйственник и думающий прежде всего об интересах доверившихся ему людей руководитель, он всесторонне обдумал и согласовал с членами правления, нестандартно думающими председателями колхозов из других регионов все возможные варианты. Сегодня это производственный сельскохозяйственный кооператив “Племзавод Алматы”. У каждого члена кооператива на руках два пая – земельный и имущественный. Постоянную работу и зарплату имеют 1150 человек. Истекший год хозяйство закончило с прибылью 59341 тыс. тенге.

Остались, продолжают работать и кормить людей колхозы в Татарстане, в самой России. В Израиле живут коммуны, называемые кибуцы. В США всю основную массу сельскохозяйственной товарной продукции дают крупные аграрные корпорации. В одной Алматинской области было более десятка устойчиво прибыльных колхозов, которые полезно было бы сохранить в виде крупных объединений. Например, уникальный, теперь уже разоренный, колхоз “40 лет Октября” в Панфиловском районе получал прибыль до 60 млн. руб. в год.

Есть опасение, что провальный опыт с ликвидацией колхозов и совхозов не учтен при объявленном введении частной собственности на землю. Судя по интервью Ахметжана Есимовыма “Интерфакс-Казахстан” уже к середине июня будет готов предварительный вариант законопроекта. Потом его согласуют с различными ведомствами, и в августе он поступит на рассмотрение правительства. А дальше — парламент, и готов закон. Единственный источник власти, каким по Конституции является народ, опять останется в стороне, хотя закон в первую очередь касается его жизненных интересов. Крестьяне не готовы стать собственниками земли за неимением средств, чтобы обустроиться на ней надолго, превратить ее в свою кормилицу. Власть что-то не высказывается, чем она поможет в создании таких условий. Как и при разгосударствлении и приватизации она, похоже, оставит их наедине со своими заботами. Если тогда многие не нашли ничего лучше, как проесть имущественные паи и двинуться в города в поисках работы, то теперь другие могут продать земельные наделы и двинуться за ними в те же города. Получение кредита под земельный надел — вещь маловероятная. Да и каким будет этот кредит?

Просто трудно поверить, что у казахстанских банков достаточно ресурсов, чтобы десяткам тысяч крестьян одновременно предоставить большие кредиты на длительные сроки под небольшие проценты.

Явно не в интересах массы крестьянства так поспешно, без достаточной подготовки власть собирается принять закон о частной собственности на землю. Не афишируемая частная собственность на землю уже существует. Вспомним Указ президента РК “О передаче части имущества совхозов в собственность директоров” и Временное положение “О продаже сельскохозяйственных предприятий в частную собственность”. Так, один директор в Южном Казахстане купил 20 % имущества своего совхоза за 970 тыс. тенге, еще 20% достались ему бесплатно по Указу президента. Остается предполагать, что закон позволит латифундистам прибрать наделы единоличников и мелких хозяйств, которые не выживут в нынешних условиях. Как говорит наш президент, на селе слишком много лишнего населения. Мы все равно придем к усилению урбанизации, как и весь мир. Согласны. Но наши города не готовы сегодня к приему массы сельского населения. Самые крупные из них, включая Алматы, своих коренных жителей не могут обеспечить работой и жильем. Кроме того, у нас 59 малых городов, где жизнь еле теплится в связи с развалом производства и отсутствием рабочих мест. И тут возникает вопрос о решении крестьянских проблем в комплексе с проблемами малых городов, где необходимо развернуть создание предприятий по обслуживанию сельхозтоваропроизводителей всем необходимым, включая переработку их продукции. Развитие своей региональной инфраструктуры – это необходимое условие дальнейшего успешного развития сельского хозяйства. Из-за этого страдало сельское хозяйство и в советское время.

Что принесет селу Есимов, уже руководивший сельским хозяйством в период его крупнейшего развала, вновь став его руководителем в период коренной реформации во второй раз? Представляя его в качестве нового министра сельского хозяйства, глава государства сказал, что он изучил английский язык. Это, конечно, полезно для него. Но какая выгода в этом сельскому хозяйству?

Новости партнеров

Загрузка...