Политическая жизнь Узбекистана: власть и оппозиция

Открытое письмо Президенту Узбекистана И.А. Каримову.

Уважаемый Ислам Абдуганиевич!

Поскольку предыдущие письменные мои обращения до Вас не дошли, а через подцензурные и политически индифферентные СМИ республики обращаться к Вам невозможно, вынужден воспользоваться другими средствами массовой информации.

Суть проблем, решение которых — при нынешней гражданской пассивности, социальной озабоченности населения и угоднической позиции большинства депутатов Олий Мажлиса, чиновников всех уровней и политических партий — зависит только от Вашей политической воли, заключается в следующем:

а) Стараниями таких флюгеров-депутатов Верховного Совета республики, как П. Кадыров, \»академик\» А. Аскаров и ряда других временщиков, ангажированных зарубежными идеологами пантюркизма, на волне эйфории от независимости Узбекистана и в атмосфере русофобии 2 сентября 1993 года, вопреки статье 9 Конституции республики (о вынесении важнейших вопросов жизни общества и государства на всенародный референдум), был принят закон \»О введении узбекского алфавита, основанного на латинской графике\». При этом в преамбуле Закона указывалось, что он основывается на Конституции Республики и учитывает положительный опыт перехода (?!) узбекской письменности на латинскую графику в 1929-1940 годах, а также пожелания представителей широкой общественности. Ничего правдивого в этой преамбуле, как и обоснованного в статьях закона, нет, ибо-ни писатель П. Кадыров, ни \»всепогодный\» археолог А.Аскаров, ни чиновники от органов власти и научных учреждений опыт не перехода, а директивного перевода узбекской письменности в 30-е годы на латиницу и мнение общественности, прежде всего узбекской, не изучали. Иначе столь однозначно положительно этот опыт не был бы оценен. Известно, что уже вскоре после принятия постановления Совнаркома СССР и ЦК ВКП (б) от 13 февраля 1938 года об обязательном изучении русского языка в национальных республиках был взят курс на замену латиницы кириллицей, а решение о этом было принято 8 мая 1940 года. К тому же в 30-е годы, когда преобладающая часть населения мало была связана с письменностью, письменной культурой, в СССР было чуть более 6 млн. узбеков, в том числе в Узбекистане — около 4,5 млн. человек, а в нач. XXI в. в республике численность узбеков превышает 16 млн. человек. В других постсоветских республиках проживают почти 2,5 млн. узбеков. Да и значение письменности в жизни узбекского населения за последние 70-75 лет несравненно возросло. Отмечу также, что проведенный автором этих строк в 1992 году социологический опрос одной тысячи узбеков — представителей интеллигенции Ферганской долины показал, что за сохранение кириллицы высказалось 60% представителей старших поколений и 55% молодежи; за введение арабской графики -соответственно 24 и 32 процента; за латиницу (образца 30-х годов) — соответственно 14 и 1 процент. На ХШ-й сессии Верховного Совета республики Вы, Ислам Абдуганиевич, не зря предупреждали депутатов не спешить со сменой алфавита. Кроме неконституционности упомянутого закона, всем причастным к его протаскиванию и осуществлению известно, что новый алфавит более несовершенен, чем отмененный в 1940 году алфавит, якобы соответствовавший чагатайскому диалекту. Поэтому принятый в 1993 году алфавит пришлось в 1995 году реформировать (правда, келейно), но все равно он остается суррогатным. Так поступать с письменностью крупной нации просто преступно, тем более зная о непоправимом ущербе, который наносит внедрение этого алфавита. Хорошо еще то, что не только полный, но даже частичный перевод узбекской письменности на новый алфавит к намеченной дате (1 сентября 2000 года) осуществить не удалось и этот процесс теперь намечено завершить в 2005 году. Но, к счастью прежде всего узбекской нации, этого добиться тоже не удастся.

Причин тому много, и не может быть, чтобы в Олий Мажлисе, правительстве, аппарате Президента о них не знали. Не может быть и того, чтобы корыстолюбивые и карьеристски настроенные депутаты, чиновники от власти, науки и культуры не понимали всей пагубности последствий, которые уже вызывают введение этого нового алфавита и его пропаганда в духе узбекского национализма.

Зато никто из них ни разу не сказал и, наверняка, не скажет ни о нехватке средств на внедрение изоляционистского алфавита, ни о том, что закон от 2 сентября 1993 года осложняет изучение узбекского языка некоренным населением и не распространяется на узбеков, живущих в соседних республиках, а обособляться от них нельзя. Добавлю, что даже на монетах надписи по-латински выполнены по-разному. Словом, аргументов против принятия путаной латиницы и в пользу сохранения укоренившейся в жизнедеятельности и сознании всего многонационального населения Узбекистана русской кириллицы можно привести много.

Но только Ваше вмешательство может прекратить абсурдную практику внедрения нового алфавита

б) Как узбек — гражданин Узбекистана и как историк с удовлетворением воспринимаю Ваше отношение к истории Узбекистана и всего центрально-азиатского региона, к делу восстановления правды истории и исторической памяти. Но о проблемах в этом плане никто из причастных к исторической науке, историческому образованию, к пропаганде исторических знаний всерьез не говорит — как-будто бы их нет.

Зато желающих по-своему воспользоваться актуальностью научно-исторических исследований довольно много. И поэтому при наличии Института истории АН РУз появился его мини-двойник — Отдел новой истории в Академии государственного и общественного строительства при Президенте Узбекистана. Этому отделу были выделены несколько миллионов сумов на подготовку и издание трудов, но, кроме выпуска отдельных работ, в которых, например, витиевато характеризуется период IX-X вв., когда правила династия Саманидов, однобоко оцениваются последствия колонизации Туркестана и т.д., этот отдел отличается и тем, что стал основным цензором и рецензентом любых работ по истории. Но даже неспециалистам понятно, что отдел этот излишен, он лишь мешает академическому Институту истории, который после 10 лет руководства им археологом только теперь по-настоящему начал работать. В этой связи отмечу, что с недобросовестной подачи руководства этого института и Академии наук на общем собрании последней в августе 1994 года в Вашей речи прозвучала высокая оценка деятельности историков республики, якобы подготовивших многотомный труд по истории Узбекистана с древнейших времен до наших дней. Фактически же не было даже первого тома. В отличие от соседних республик, у нас за годы независимости не создана не только многотомная, но даже очерковая работа по отечественной истории. Известно также, что ничего не делается по реализации соглашений на высшем уровне по написанию трудов по общей истории братских народов региона. Кстати сказать, по безапелляционному требованию одного из Госсоветников Президента понятие “Отечественная история” теперь не употребляется, хотя применительно к периоду до 1924 года именно это понятие более обосновано, нежели понятие “История Узбекистана”.

Но неквалифицированные, явно политизированные подходы к изучению, публичной оценке исторических событий и личностей отдельными высокопоставленными чиновниками и депутатами Олий Мажлиса (Н.Джураев, Т. Файзуллаев и др.) приводят к тому, что при нынешней трактовке вина за антинациональные, эксплутататорские действия, например, в коланиальный и советский периоды экстраполируется на современную Россию и русский народ, да и само прошлое оказывается непредсказуемым. А уж о телевизионных передачах на исторические темы, особенно когда ведущими выступают далекие от правды истории братья К.и А.Агзам и некоторые другие, говорить и вовсе не приходится. Нельзя забывать, что, за исключением периодов чужеземного господства, антинародной диктатуры, режима личной власти и т.п., творцом истории является народ. Отношение к истории — это показатель уровня общественного сознания, преемственности духовных, нравственных, национальных ценностей, традиций многих поколений нации, народа. Не зря не один уже век всему цивилизованному миру известно ставшее крылатым выражение французского поэта: “Если ты выстрелишь в прошлое из пистолета, то будущее выстрелит в тебя из пушки”;

в) рамки данного обращения не позволяют изложить факты многих злоупотреблений, коррумпированности немалого числа чиновников всех уровней. В своих выступлениях Вы иногда открыто, иногда в иносказательном плане критикуете подобные проявления. И тем не менее, “кот Васька слушает, да ест”. Пользуясь Вашей занятостью весьма сложными проблемами внутренней и внешней политики республики, полным отсутствием контроля за деятельностью чиновников органов власти и управления, депутатов Олий Мажлиса, а также корпоративной “солидарностью”, многие из чиновников и “слуг народа” прежде всего стремятся удовлетворить свои корыстные интересы.

Вот только несколько примеров подтверждающих это. Не успел Р.Шагулямов (тоже активный проводник сумбурной латинизации) возглавить Госкомитет по печати, как создал для своей дочери периодический журнал её имени и занялся бизнесом, используя для этого здание Госкомитета .

Не говоря о мотивах, отмечу, что отдельные руководящие работники аппарата Президента и ряда ведомств порой самым наглым образом обманывают главу государства и правительства. Так в 1995 году ради присвоения академику А.Аскарову звания заслуженного деятеля науки ими на время, до подписания Вами указа, было приостановлено следствие по возбужденному против него уголовному делу. Факты корыстной дезинформации и сокрытия проявлений коррупции допускают и руководители Хокимията г. Ташкента, в частности в связи с постановлением правительства № 401 об упорядочении управления рынками когда некоторые снятые со своих должностей люди получили более значительные посты.

Но по беспардонности корыстного использования своих официальных и самим изобретенных функций многих высокопоставленных чиновников республиканского уровня превзошёл вице-премьер X. Караматов, в своё время исключенный из числа коммунистов за хамское поведение за рубежом (видать, компартия не всегда поступала плохо). Не ограничиваясь возможностями контроля тестового центра ряда других структур он нашел лазейку для весьма “специфического” содействия гуманитарному сотрудничеству Узбекистана с другими странами, в частности в деле взаимного признания документов о высшем и среднем специальном образовании.

В подписанном 24 июня 1992 года президентами Узбекистана и Казахстана договоре указывается: “Стороны взаимно признают дипломы об образовании, учёных степенях и званиях\». А в договоре о создании Экономического союза, подписанном главами Российской Федерации, Узбекистана и ряда других государств СНГ 24 сентября 1993 года, сформулировано, в частности, следующее положение:

\»Договаривающиеся Стороны взаимно признают документы об образовании и квалификации работников других Договаривающихся сторон без дополнительного их подтверждения, если этого не требуют условия и характер работы\». Казалось бы, проблем нет и быть не может, тем более, что к узбекистанским дипломам во всех странах отношение нормальное. Но даже зная об этом, X. Караматов решил именно на своеобразной практике выполнения упомянутых договоров позаботиться о материальном благополучии своих близких, а заодно возвысить свою значимость в глазах многих сотен юношей и девушек Узбекистана, получивших высшее образование в вузах стран СНГ. И потому он создал группу работников во главе с \»бдительными”, (ведь, как они обосновывают свою необходимость, в московском метро продаются бланки дипломов вузов России) бюрократами М. Закировым и М. Мирзаевым, которая и занялась так называемой нострификацией дипломов иностранных учебных заведений. Права же перевода их текстов на узбекский язык и, как рекламируется в объявлениях, оформления и легализации дипломов (?!) предаставлены только Первой Государственной нотариальной конторе (г. Ташкент), где всеми делами заправляет брат вице-премьера Х.Караматова-кондидат философских наук Гайрат Караматов. Этот философ и родственница Н.Ф.Саидова являются переводчиками текста диплома и приложения к нему.

Готовые переводы, выполненные очень грамотно, нотариусы не принимают. А за перевод трех неполных страниц с владельца диплома упомянутые \»специалисты\» — переводчики берут 5-6 тыс сумАюв, но квитанции не выдают. Так что и никаким налогом этот непомерный гонорар не облагается. А таких дипломов очень много. Для пущей важности всей акции по признанию диплома юноши и девушки обязаны перечислить более 15.600 сумов (за это почти 4 минимальные зарплаты). Да и ещё сдать экзамен по трудам Президента, истории и Конституции Узбекистана. В результате, молодые люди ожидают \»легализации\» своих дипломов по 7-10 месяцев. Но и этого группе караматовских нострафикаторов, оказывается, мало. Она отказывается принимать от наших юношей и девушек документы об образовании, если они обучались в легитимно действующих филиалах российских вузов в Узбекистане. Казахстане и Кыргызстане. А в связи с упомянутым экзаменом уместно сказать, что для авторитета и в целом имиджа Президента совершенно бесполезна и практика обязательной сдачи экзамена по Вашим трудам будущими кандидатами, докторами наук, доцентами и профессорами.

г) Помимо многих других, наверняка, известных Вам фактов недобросовестного и даже явно корыстного отношения чиновников и депутатов республиканского уровня к интересам государства и многонационального, быстро увеличивающегося населения Узбекистана, Вам, Ислам Абдуганиевич, полезно было бы обратить внимание на то, что, оказавшись на ответственных постах в аппарате Президента или обретя депутатский мандат, некоторые из них вдруг становятся \»энциклопедически\» разносторонними учеными, теоретиками и идеологами. Кто сам писал диссертации, тот знает, каких трудов и сколько времени это требует- даже если ничем другим не заниматься. Но вот как умудрились стать докторами наук И.Турсунов (из аппарата Президента), Э.Халилов (председатель Олий Мажлиса ), депутат Т.Файзулаев, кандидатом наук — бывший Госсоветник, депутат Н.Джураев/ Последний вышел из журналистов, защитил работу по политологии, а теперь стремится задавать тон в исторической науке (даже возглавил создание 4-томника). В своей первой работе по истории Узбекистана он явно перестарался в восхвалении роли Президента, что представил образ диктатора (с.28). Не пора ли им всем выполнять свои прямые обязанности? Этот же вопрос можно адресовать политиканствующим ректорам вузов (например Т.Далимову, Т.Даминову и др.).

Была бы в республике конструктивная оппозиция, то, несомненно, и злоупотреблений со стороны бюрократов, работников различных органов власти. управления, фондов (особенно фонда \»Экосан\», о котором Вы негативно высказались в Нукусе и о котором уже ряд лет не может изложить Вам или премьер — министру свои замечания известный каракалпакский писатель)^ и проволочек с реформами, прежде всего в сельском хозяйстве, было бы меньше, проблемы с растущей безработицей, обеднением населения решались бы лучше, быстрее. Становление такой оппозиции — дело времени. Но и без нее органы власти, управления должны и могут решать эти и другие серьезные экономические и социальные проблемы, используя для этого как внутренние возможности, так и резервы сотрудничества Узбекистана с Российской Федерацией, другими странами СНГ, Востока и Запада. Ведь сколько десятков тысяч узбекистанцев на договорных началах можно занять трудом на мелиоративных работах в России, где более 30-ти миллионов гектаров оказались вне сельскохозяйственного использования! Почему мы не используем возможности сотрудничества с Российским союзом промышленников и предпринимателей, возглавляемым подлинным интернационалистом А.И.Вольским? Убежден, что и в евроазийском Экономическом совете Узбекистан не присутствует хотя бы в качестве наблюдателя без всяких оснований.

И последнее. Из теперь уже давней и откровенной беседы с Вами я понял, что Вы желаете постоянно иметь правдивую информацию о положении дел во всех сферах жизни населения и о деятельности органов власти и управления. Однако, судя по Вашим выступлениям, в том числе по внешнеполитическим вопросам, можно заключить, что Вас обеспечивают информацией выборочно. В хвалебном духе строится и информация для населения. Ваш пресс-секретарь Р Джумаев Вашу речь на XIV сессии Олий Мажлиса оценил как \»программу на XXI век и даже на третье тысячелетие\», а один из ведущих утренней программы УзТВ вполне серьезно сказал с экрана, что на долю Узбекистана приходится 76 % всех позитивных новостей мира.

А тем временем в республике уже ряд лет продолжается невежественная практика очищения библиотек от учебно-педогагической, научной и художественной литературы, якобы, не соответствующей \»государственному стандарту и национальной идеологии\». Среди таких книг были произведения Д.Дэфо, Бальзака, П.Мериме, Гоголя, Пушкина, Достоевского, Байрона, С.Айни, Каримзода, В.Пикуля, академика Тарле, труды по всемирной истории и стихи А.Арипова (советского периода). Я сам из одной огромной кучи этой литературы отобрал много прекрасных изданий.

Уважаемый Ислам Абдуганиевич! Я достаточно хорошо сознаю, что от Вашего отношения к данному обращению будет зависеть реакция временщиков, угодничающих чиновников и журналистов, но тем не менее скажу, что Вы фактически обладаете абсолютной властью и поэтому улучшить состав кадров в различных институтах политической системы на республиканском уровне, усилить контроль за безусловным соблюдением законов, выполнением указов Президента, решений правительства, больше сосредоточить усилия на активном преодолении усугубляющихся проблем в социальной сфере и на осуществлении оптимальной внешней политики, особенно в отношении соседних республик и Российской Федерации, при развитии сотрудничества с государствами Востока и Запада, на сокращении численности управленцев (например, посредством объединения двух министерств образования в одно, Госкомитетов по печати, телерадиовещанию и Министерства культуры в один Госкомитет, упразднения некоторых фондов, концернов и т.д.) вполне возможно.

С уважением Файзулла Исхаков, профессор

Г.Ташкент, 22.05.2002 г.

***

Трудный путь к примирению или читая статью
Б.Мусаева \»Реалии Узбекистана: оппозиция вчера и завтра\»

Анвар ЮЛДАШЕВ

Сегодня взоры многих политиков прикованы к Узбекистану, хотя еще совсем не так давно большинство из них смутно представляли себе эту страну, возникшую на обломках бывшего Союза. Пристально следит за событиями в Центральной Азии и т.н. узбекская оппозиция . У нее помимо ностальгии есть еще один весомый повод правительство Узбекистана предложило убывшим за кордон вернуться в страну.

Однако поверят ли словам президента Каримова ставшие политическими эмигрантами бывшие его соотечественники? На это есть целый ряд серьезных сомнений. Опальные борцы за власть обставляют свое возвращение множеством условий, часть которых не может быть принята по объективным причинам.

Возьмем в качестве примера выступление представителя движения Бирлик Хазраткула Худайбердыева, проживающего ныне в Швеции. Им выдвигаются три основных требования: освобождение всех политзаключенных, перерегистрация всех политических организаций, в том числе НД Бирлик и демократической партии Эрк, гарантии правительства Узбекистана, что никто из возвратившихся не будет преследоваться, а также предоставление свободы действий в политической деятельности.

Начнем с узников совести — где гарантии, что большинство их не окажутся членами радикальной экстремистской организации Хизбут-тахрир? Ведь не секрет, что один из активистов НД Бирлик Толиб Якубов, избранный при содействии Абдуманнопа Пулатова генеральным секретарем самопровозглашенной Организации по правам человека в Узбекистане ОПЧУ, сделал очень неплохой бизнес на защите прав состоятельных клиентов-экстремистов.

Теперь перейдем к перерегистрации НД Бирлик и Эрка. Как подчеркивал в своих интервью президент Узбекистана Ислам Каримов, о примирении с их лидером Мухаммадом Солихом не может быть и речи помимо обвинений в организации терактов в феврале 1999 года, от которых М.Солих дистанцировался, ему вменяются и другие факты подрывной деятельности. И тут одно из опрометчивых выступлений М.Солиха на радиостанции Озодлик, где он заявлял о создании подпольных группировок, содействии выезда в Турцию группы молодых кашкадарьинцев, в какой-то степени подтверждают выводы властей.

Готовы ли в лагере оппозиции к смене вождя, так скомпрометировавшего себя? По словам председателя Центрального совета Эрка Отаназара Орипова без Мухаммада Солиха партии Эрк не существует. Хотя и он признает: ставится вопрос об избрании нового лидера, но этот вопрос еще не обсуждался .

Что же получается, совсем как про Ленина: мы говорим Солих подразумеваем Эрк, мы говорим Эрк — подразумеваем Солиха. Чем не культ личности? Жалко, что за попытками создать культ не просматривается наличие личности. Что подтверждают и слова самого Солиха: Самовольное сотрудничество с правительством членов партии Эрк не соответствует ее уставу. Без согласования с руководством партии никто из членов не может сотрудничать с правительством Узбекистана.

Сегодня, спустя десять лет после создания Бирлика, уже можно сделать вывод союзу ученых и поэтов изначально не подходила роль политических лидеров. Если помните, тогда движение возглавили поэт Усман Азимов и Мухаммад Солих, физик Абдурахим Пулатов, биолог Бек Ташмухамедов. Испокон веков почитаемые за людей не от мира сего, они вдруг ринулись во власть, сами толком не представляя, чего от нее хотят.

Упорствуя в заблуждениях, они едва не ввергли страну в пучину хаоса последствиями митинговой демократии тех лет стала пролитая кровь невинных мирных жителей Ферганы и Оша, турок-месхетинцев и других малых народов, втянутых в беспорядки студентов. Горьким похмельем опьянения свободой и вседозволенностью стали жесткие меры правительства Каримова на многие годы средства массовой информации попали под мощный пресс чиновников от культуры, а обманутые звонкими посулами сторонники вождей оппозиции оказались в эмиграции.

Узбекистан пошел дальше без них. Не заблудился, нашел дорогу к месту под солнцем — даже такая супердержава, как США, назвала Узбекистан своим стратегическим партнером.

Теперь, когда основные трудности поры становления позади, страна может себе позволить широкий жест простить и принять назад тех, кто раскачивал лодку в годы испытания. Однако много ли чести для самих оппозиционеров от такого возвращения? Да и не стал еще Узбекистан обетованным раем — впереди еще непочатый край работы. Однако привыкшим к роли нахлебника людям очень непросто будет сменить ориентиры, думать о зарабатывании средств трудом, а не звонкой фразой.

Есть еще один немаловажный фактор в эмиграции подросли дети, для которых родиной стали те же Соединенные Штаты. Как рапортуют радостно СМИ дочери Жахонгира Мухаммада, Абдуманнопа Пулата и Мухаммадбобира Маликова учатся в американских университетах. Одна из них, Гулрух, получает государственную стипендию. Вот и в Швеции сын Пулата Охуна Отабек закончил первый класс гимназии. Так стоит ли спешить с возвращением, когда дети получают престижное образование, да и самим можно жить безбедно за счет принявшего правительства?

Что окажется сильнее властный зов Родины или меркантильные расчеты? Время покажет. Да, сейчас на родной земле нет ставшего привычным изобилия. Но потом может оказаться поздно когда Узбекистан выберется к процветанию, их могут уже не позвать.

Новости партнеров

Загрузка...