У государственного проблема? Что делать? Два государственных — и нет проблемы

“Воз” казахской цивилизации в мировую втягивала не одна “лошадка”, а “пара лошадок”, в которой коренник - русский язык, а пристяжная - казахский. Любой казах-аулчанин знает: нельзя коренника и пристяжную менять местами. Но городские “элитные” это сделали. И Казахстан получил то, что сегодня имеет... беду безразмерную, потери большие, чем в Великой Отечественной”

Не даёт покоя умам казахстанцев языковая проблема. Год длилась по ней дискуссия на страницах “АиФ Казахстан” — с марта 2000-го по март 2001-го, с № 12 по № 12. Уже во втором номере новорожденного казахстанского общественно-политического еженедельника “Мегаполис” 15 ноября 2000-го читатели прочли по Абаевски звучную публикацию К.Тогузбаева “Не надо удерживать русских… надо удержать русский язык!” Бурный всплеск эмоций вызвала опубликованная в № 48 от 05.12.2001 этого еженедельника статья М. Сытника “Лошадка русского языка и телега казахской цивилизации”. Проблема захватила и “Известия-Казахстан”. В её номере от 10 апреля сего года опубликована статья А.Чеботарёва “Участь речи” с подзаголовком “Подавляющее большинство казахстанцев считают, что русскому языку нужно вернуть статус государственного”, а в номере от 19 апреля — М. Макулбекова “Есть язык — будут и проблемы”, не согласного с мнением большинства.

Полемика, временами не в меру горячая, продолжается. К сожалению, у апологетов сегодняшнего “STATUS-QUO” не получается “зрить в корень”. Пока лишь “Долгая дорога в сумерках” получается.

В чём “корень”, в который “зрить” надо? Указом Президента Республики Казахстан от 7 февраля 2001 года № 550 утверждена “Государственная программа функционирования и развития языков на 2001-2010 годы” с задачей обеспечить: “практическую реализацию государственного статуса казахского языка, осуществление законодательно закреплённых за ним социальных функций на всей территории республики и во всех сферах общественных отношений”. Это официальное признание факта неисполнения казахским языком функций государственного, фиксация факта, что по крайней мере по 2010 год казахский язык их исполнять не будет. Не готов он к этому.

Но такое положение вещей не находит понимания у определённой части казахской этнокультурной элиты. Например, кандидат филологических наук Асыл Осман полагает, что казахский язык адекватен современному развитию общества, готов нести все функции государственного языка (“Ана тiлi” № 5 Кантардын 31-i, Жилан жылы, 2002. “Казакстан Республикасын Премьер-Министрi Имангали Нургалиулы Тасмагамбетов мырзага”). Начинающий филолог М. Сытник, посмевший сделать сравнение возможностей казахского и русского языков на предмет исполнения функций государственного, подвергнут жесткой критике доктором филологических наук, профессором Института языкознания Алимханом Жунусбеком в статье “Лингвотеракт” (“Мегаполис” № 5(64) от 07.02.2002). Шквал критики обрушили казахоязычные газеты на “Мегаполис” за публикацию статьи А.Тажутова “Время работает на М.Сытника” (“Мегаполис” № 3(62) от 24.01.2002) и другие публикации с критикой казахских филологов.

Страсти разгорелись нешуточные. Призыв Ю.Киринициянова: “Шашки — в ножны, злые перья — в стол” в статье “Куда ты и с кем ты?” (“Мегаполис” № 5(64) от 07.02.2002) проигнорирован. Обструкция “Мегаполиса” казахоязычной прессой продолжается.

А главный редактор ежемесячной русскоязычной “Казахской правды” в апрельском № 4(85) выдал следующее: “Карфаген”, то бишь “Мегаполис”, должен быть уничтожен, и он будет уничтожен, если… Я не сотрудник КНБ и очень жалею об этом. Уж я бы разобрался в намерениях газеты и её автора и, конечно, немедленно определил их на казённый кошт.”

Во как! Приехали, пожалуй, дальше некуда. Дальше молчать противопоказано. Надеюсь моё перо не будет злым. Зло — не добро, не к миру ведёт.

Что такое русский язык для Казахстана? Я казахстанец с августа 1952 года, без малого полвека являюсь свидетелем хода жизни в Казахстане. Приехал сюда после института по собственному выбору, трудился не по принуждению, наработал до обретения статуса пенсионера 74 года и 5 месяцев трудового стажа (в том числе 26 лет льготной надбавки за работу в зоне чрезвычайного радиационного риска ядерного полигона). На моих глазах в течение 46-ти послевоенных лет была создана мощная, развитая государственная инфраструктура — основа суверенитета Республики Казахстан. Материальная и духовная. Сотворена благодаря русскоязычию созидателей, в том числе и казахов. Сотворцами современного Казахстана были представители более ста национальностей, объединенных в единую созидающую силу русским языком.

Со времен Чокана Валиханова казахи овладевали языком своих северных соседей. Добровольно. У русских и в мыслях не было принуждать казахов изучать свой язык. Ибрай Алтынсарин положил начало русскому образованию казахских детей. Начиная с Чокана, все казахские ученые чрез русский язык учеными становились.

Человек тысячелетия, великий гений Казахской степи Абай наставлял соотечественников: \»Нужно учиться русской грамоте. Духовные богатства, знания, искусство и другие несметные тайны хранит в себе русский язык… Русский язык откроет нам глаза в мир. Изучив язык и культуру других народов, человек становится равным среди них… Русская наука, культура, — ключ к мировым сокровищницам. Владеющему этим ключом, все другое достанется без усилий… Мой тебе совет, можешь не женить сына, не оставлять ему богатых сокровищ, но обязательно дай ему русское образование, если даже придется расстаться тебе со всем нажитым добром. Этот путь стоит любых жертв\».

В наше время наш президент Н.А.Назарбаев декларирует: \»Русский язык для казаха — как хлеб, это один из шести языков ООН, если бы не русский, не знаю, на каком бы языке в ООН казахи говорили.\» На русском языке президент обращался к Папе римскому Иоанну Павлу II во время его визита в Астану, на русском языке, в свою очередь, общался Папа с казахстанцами. Русский язык исполнял функции государственного при оказании высочайшему гостю подобающих его сану почестей.

Русский язык приобщил казахов к мировой цивилизации. Этого и оппоненты Сытника не оспаривают, наоборот, наиболее маститые подчеркивают это.

От чего языковая проблема, чем чревата? Кому-то очень захотелось, чтобы все казахстанцы заговорили по-казахски, чтобы казахский язык стал языком межнационального общения взамен русского. Это, дескать, консолидирует народ Казахстана. Нет больше \»имперского засилия\» и \»старшего брата\»! Мы суверенны! Наша воля! Так, в обстановке непреходящей эйфории в Конституции Республики Казахстан было продекларировано верховенство казахского языка над другими, разработана \»Концепция языковой политики республики Казахстан\», принят Закон \»О языках в республике Казахстан\». Вот что в этих судьбоносных документах записано:

1. В Республике Казахстан государственным является казахский язык.

2. В государственных организациях и органах местного самоуправления наряду с казахским официально употребляется русский язык.

3. Долгом каждого гражданина Республики Казахстан является овладение государственным языком, являющимся фактором консолидации народа Казахстана.

4. Со временем казахский язык должен стать языком межнационального общения.

Как тут не возникнуть проблемам? Ведь это чисто волюнтаристские решения, противоречащие объективным законам развития человечества. Языки, как и все живое, в историческом пространстве возникают, развиваются, и отмирают по законам эволюции. Языки создает и изменяет народ, чтобы выжить и прогрессировать. Этот процесс диктату власти не подчиняется. Малюсенькая иллюстрация; вот слова А.Орынбаевой, между прочим, яростной патриотки родного языка: \»Поверьте, для меня будет настоящей трагедией, если мои дети (внуки, правнуки) не будут знать русского языка. Я научу их ему, если даже это не будет поощряться государством\» (\»АиФ Казахстан\» № 43, 2000 г.).

Нет ныне древнееврейского языка, а евреи есть, на иврите и идише говорят. В Древнем Риме говорили на латинском, его сменил итальянский. Современный русский уже не язык времен Петра I.

Где, в какой стране мира местный язык в течение 10-20 лет по велению власти достигал в развитии мирового уровня? По итогам переписи населения 1999г. в целях \»консолидации народа Казахстана\» государственным языком \»овладевали\» 95 976 казахов и 1 983 600 неказахов. О числе овладевших умолчано. Самый маститый оппонент Сытника утверждает: \»Кто хочет — научится без всяких учебников, а кто не хочет — никакая зубрежка не поможет\».

Сегодня не XVI век, не время образования Казахского ханства и формирования казахской народности. Консолидация насилием (принуждение к изучению государственного языка — насилие) — это курс на мононациональное государство. Полезно это сегодня казахам? Нужно это им? Не вызовет вновь трайбализма?

Законодательное нормирование русскоязычных и российского производства телепрограмм на всех телеканалах, в том числе и на ОРТ, насилие того же порядка, комфорта в жизни русскоязычных не добавляющее. Получается \»Демьянова уха\» из государственного языка, такое, вот, перерождение традиционного казахского гостеприимства.

Из итогов той же переписи населения следует, что из суверенного Казахстана \»сделали ноги\» 2 851 тыс. русскоязычных, в том числе 1 582 тыс. русских. Не ослабило это производительные силы, оборонный потенциал и безопасность государства?

Заинтересованные в языковой \»кормушке\» (в нее в соответствии с \»Государственной программой функционирования и развития языков на 2001-2010 гг.\» должно быть влито не менее 3 087,7 млн. тенге) утверждают: \»не от языка бегут\». Но это от лукавого, ведь не на него, не в Казахстан бегут, а из Казахстана.

По В. Далю \»употребляется официально\» означает: \»по службе, оглашенный и признанный Правительством, должностной, служебный\», словом, язык прислуги. Не противоестественно ли это для языка — созидателя Республики Казахстан? Добавляет ли это русскоязычным казахстанского патриотизма?

Казахи предпочитали и предпочитают для своих детей образование на русском языке. Оно качественнее. Сложно учителю на казахском вкладывать в головы учеников знания физики, химии, математики, информатики.

Следует, очевидно, внять предостережению кандидата технических наук Марата Токмухамедова: \»Критики всего русского и ура-патриоты казахского шапкозакидательства, в сущности, враги казахского народа, в настоящий момент только благодаря русскому языку казахи и многие другие нации в стране приобщены ко всему передовому в науке, технике и во многих других отраслях любого производства наравне с лучшими учеными и специалистами мира. Не оценив, что имеем, мы будем отброшены на века назад…\» (\»Мегаполис\» № 4 от 31.01.02.).

Возврат к казахскому образованию, что сейчас усердно осуществляется, неизбежно приведет к снижению образованности казахов. После приезда в Казахстан первые двадцать лет я работал в сельской местности и не встретил ни одного казаха, не стеснявшегося своего казахского образования.

Представляют ли инициаторы казахизации всего и вся в Казахстане масштабы народной беды, сотворенной их амбициями? И той, которая последует, если они не остановятся?

Очевидно, нет. Многотрудная и дорогостоящая работа по “возрождению” казахского языка (живого, не отмирающего!) продолжается. Читайте “Мегаполис”: № 9(71) от 07.03.01., Д.Сулейменов: “Откормплощадка”; № 51(59) от 26.12.01., Б.Джилкибаев: “Сивка-Бурка, вещий Каурка и шайтан-арба”; в №№ 4-14 за январь-апрель 2002 г. — рубрику “Долгая дорога в сумерках”. В них ответы на вопросы — Кому это выгодно? Кто виноват?

Что делать? Для начала изменить текст ст. 7 Конституции Республики Казахстан, поменяв на следующий: “Статья 7. В Республике Казахстан государственными являются казахский и русский языки”. Соответственно поправить Закон “О языках в Республике Казахстан”.

Далее, помня уроки истории и собственные “грабли”, следовать мудрости великих прошлого и недавнего прошлого.

Акция придания русскому языку статуса государственного соответствует мировой практике. Два и более государственных языка имеют 35 государств. А 59 сохранили после обретения суверенитета в качестве единственного государственного язык бывшей метрополии. В Финляндии вторым государственным является шведский язык, хотя шведов в ней всего 8%. В Индии с почти миллиардным населением вторым государственным языком является английский, хотя граждан-англичан в ней практически нет. В Бразилии один государственный язык — португальский, хотя живут в ней не португальцы, а бразильцы (95% населения), обладатели знаменитой на весь мир национальной культуры (не португальской!).

Возведение русского языка в статус государственного снимает и морально-этическую проблему. Несправедливо язык, приобщивший казахов к мировой цивилизации, сотворивший современный Казахстан, унижать статусом, не государственного, а лишь ему прислуживающего.

Казахстан русскоязычном возрождён. Русскоязычные были главной созидательной силой Казахстана, были большинством населения в годы наибольших строек и наибольшего прогресса. Казахи в населении по итогам переписей составляли: в 1959 году — 29%, 1970-м -33%, 1979-м — 36%, 1989-м — 40%. Лишь после массового исхода из суверенного Казахстана без малого трёх миллионов неказахов, казахи стали здесь большинством населения — 53,4% по переписи 1999г.

Справедливость должна быть восстановлена. Это дело чести казахов.

Казахская этнокультурная элита не может не знать, какое это благо иметь свою Национальную академию наук, десятки научно-исследовательских институтов и высших учебных заведений (в т.ч. Институт языкознания им. А. Байтурсынова), свои творческие Союзы: писателей, журналистов, композиторов, кинематографистов, художников, архитекторов. И многое другое, созданное русскоязычном.

В чём неприемлемость признания русского языка вторым государственным языком Республики Казахстан? Кому от этого плохо? Разве не развивал и не обогащал он казахский язык? Разве этот благодатный процесс прекратился? Нет же, эволюционный процесс остановиться не может.

Казахи, оставаясь казахами, сами стали русскоязычными (по итогам переписи 1999 года 75% казахов свободно владеют русским языком). Пострадала от этого казахская национальная культура? Имела она такую мощь во времена Курмангазы, Абая и Джамбула, какую имеет сегодня?

Абай, совесть казахской нации, в слове тридцать восьмом “Книги слов” говорит: “Справедливость — мать всех благодеяний. Понятия совесть и честь исходят от справедливости”. Надеюсь, большинство казахской этнокультурной элиты это у Человека тысячелетия не оспаривает. Правда есть и такие “элитные”, для которых Абай — не авторитет, а “человек с приветом”.

Мудры были великие казахи прошлого, знали куда идти и с кем быть. Сохранили казахов от истребления джунгарами, а затем и от их участи. Но сегодня этих великих некоторые “элитные” предателями обзывают.

Наш современник, но тоже уже из прошлого, Димаш Ахмедович Кунаев также знал куда идти и с кем быть. Его мудростью создан суверенный Казахстан. Его инициативы привели сюда из союзного бюджета большие деньги, а из братских республик десятки тысяч умных голов и миллионы умелых рук. Руки и головы эти сами потрудились на совесть и казахов многому научили. Где они теперь? Как их отблагодарили? Не “элитные” это сотворили? Казахстану и казахам на пользу? Не оскорблена память Димаша Ахмедовича?

Куда идти и с кем быть хотят “элитные”? Полагают, что мудрее великих прошлого? Не о ими амбициозно содеянном Абаевские: \»А оттого все, что у казаха нет большего врага, чем другой казах\»?

Прав в своём вопросе-ответе без кавычек элитный филолог Берик Джилкибаев: “Может, никакой проблемы вовсе нет, и ларчик просто открывается? А, может, нужно взять меч и рубануть по этому узлу, на котором измозолились бедные умы наших национал патриотов?”

Два государственных языка снимают проблему и все сопутствующие: образовательные, кадровые, телевизионные… Два государственных консолидируют народ Казахстана.

“Воз” казахской цивилизации в мировую втягивала не одна “лошадка” (Сытник не совсем прав), а “пара лошадок”, в которой коренник — русский язык, а пристяжная — казахский. Любой казах-аулчанин знает: нельзя коренника и пристяжную менять местами. Но городские элитные” это сделали. И Казахстан получил то, что сегодня имеет… беду безразмерную, потери большие, чем в Великой Отечественной.

Будем продолжать потери множить?

Новости партнеров

Загрузка...