Казахстанская власть: любовь к саммитам или любовь к себе

“Казахстан никто не побуждал организовывать СВМДА. Он возбудился сам, да так, что эта политическая эрекция длилась аж целых десять лет”

\"\"

…Двум богам служить нельзя!

Михаил Булгаков. Собачье сердце.

Саммиты, саммиты, саммиты! (не путать с семитами! Статья будет в определенной степени антисаммитской, но отнюдь – не антисемитской!). Одни называют это парадом саммитов, другие – пиром во время чумы и т. п. Есть и такие, которые подозревают Запад в том, что он хочет втянуть постсоветские государства в “гонку саммитов” и таким образом разорить их. Правда, последнее суждение легко опровергается тем, что тот же Казахстан никто не побуждал организовывать СВМДА. Он возбудился сам, да так, что эта политическая эрекция длилась аж целых десять лет. Жаль, что Гиннес – это не Фрейд! Поэтому рекордная длительность подобной политической возбужденности так и не была ни оценена подобающей ее сути образом, ни зафиксирована в знаменитой Книге рекордов.

Что же касается двух первых приведенных типичных оценок саммитов, то из-за броской яркости и хлесткости этих определений, благодаря их максимальной сжатости и обобщенности, может показаться, что они, с одной стороны, исчерпывают сущность саммитов, а с другой стороны, являются всего лишь звонким, но пустым словцом очередного заказного литератора от политика. На самом же деле, как всегда, истина оказывается где-то посередине, а точнее, просто промеж этих двух крайних представлений о ней. Явление “парада саммитов” нас заинтересовало лишь в связи с вопросом о том, существует ли в Казахстане осмысленная логика государственного выживания? И совершенно очевидно, что дальнейшее увеличение количества саммитов, которые принято проводить не столько в скромно-деловой, сколько в дорогостоящей и шумной торжественно-парадной обстановке, чем дальше, тем больше будет напоминать положение отца Евгения Онегина, который “давал три бала ежегодно и промотался наконец”. Правда, вполне возможно, что Казахстан и не промотается из-за участия во всех этих дорогостоящих саммитах и организации им подобных. К тому же нельзя не учитывать особенности национальной охочести до этих саммитов: ездить в гости и принимать гостей у нас, казахов, все еще остается в крови — не то, что у подданных Туркмен Баши, у которых сегодня в крови совсем не осталось балета, но зато появился героин… Ирония иронией, но даже широкого обывателя сегодня не покидает мысль о том, что все увеличивающееся количество саммитов имеет совершенно иное качество, по сравнению с тем, что они (саммиты) о себе провозглашают. Так, организованный в Алматы членами Семьи и их приближенными саммит СМИ превратился не столько в средство развития и защиты независимых СМИ, сколько в средство, легитимизирующее их дальнейшее преследование и особенно тех из них, в которых содержится хоть какая-то критика режима. Саммит СВМДА, идея которого является личной инициативой Нурсултана Назарбаева, превратился не столько в демонстрацию мирных устремлений его участников, сколько в демонстрацию международного тщеславия высшей казахстанской власти. Кубок мира по боксу, проведенный в Астане, где казахстанская команда априори была одним из фаворитов, должен был продемонстрировать миру, что при сегодняшнем режиме в Казахстане здесь один из лучших в мире “балет”, то бишь, бокс. А, следовательно, должно предположить, что и со всем остальным все более чем в порядке. Я уж не говорю про торжества и праздничные мероприятия в связи с юбилеем Астаны, а также о том, чьей инициативой является идея переноса столицы. Поэтому можно сказать, что саммит саммиту рознь: в одних случаях преследуются политические интересы страны, в других случаях – собственные политические интересы. Это — во-первых.

А вспомните, сколько саммитов в недавнем прошлом было проведено по проблемам Приаралья?! Правда, мне могут напомнить, что часть из них была проведена не только по зарубежной инициативе, но и на зарубежные средства. Да! Но только эти средства лучше было бы пустить на непосредственную помощь если не высыхающему Аралу, то хотя бы голодающим жителям Приаралья, а не на бесконечные пьяные, хотя и сочувственные разговоры “за круглым столом” о трудной судьбе Арала и необходимости его спасения, в результате чего был сделан совершенно противоположный вывод о том, что Арал обречен и его уже не следует спасать. А судьба Арала в чем-то может оказаться моделью судьбы Казахстана — когда ты оказалась сначала “оттанцованной”, а затем “брошенной и забытой всеми”, но в еще большей мере она моделирует истинную суть отношений тех же западных государств (да и всех других!) к природным и иным богатствам на постсоветском пространстве. Это — во-вторых.

В связи с последним особенно показателен недавно проведенный в Санкт-Петербурге саммит балтийских государств, на котором российская сторона попыталась было если не решить, то хотя бы со всей определенностью поставить вопрос о визовом режиме для жителей Калининградской области. Даже у самых наивных политиков должны были открыться глаза на самоочевидную вещь – Запад уже сегодня потихоньку торжествует победу над окончательным распадом Российской империи. Правда, делается это пока осторожно, можно сказать, по-иезуитски. Так, на этом саммите “истинно” западные страны вроде бы и выступили за предоставление российской стороне необходимого ей коридора для общения с жителями Калининградской области, а бывшие прибалтийские республики и Польша выступили против. Совсем как в той ситуации, когда начальник хороший, а вот подчиненный у него сволочь, и поэтому ничего невозможно поделать, так как этот подчиненный на данный момент формально прав. Конечно, роль каждой из этих стран заранее была определена. И даже не эти роли являются здесь главным фактором. Так, если бы сегодня не было “неуступчивых” Литвы и Польши, то Запад нашел бы другое препятствие для “воссоединения” по суше России с Калининградской областью. А суть остается неизменной. Западу нужен Кенигсберг и вся Восточная Пруссия; Западу (в лице Японии) нужны острова Курильской гряды и южная часть острова Сахалин; Запад пытается проникнуть в Закавказье и на Северный Кавказ, а также расширить свое влияние в Центральной Азии. Поэтому в нынешней быстро меняющейся международной обстановке одни саммиты напоминают подготовку к “Мюнхенскому сговору”, а другие – подготовку к заключению “Пакта о ненападении”. Последнее особенно наглядно проявляется в поведении узбекских властей, которые сегодня так и сяк мечутся из одного лагеря в другой, боясь прогадать. Кстати, нередко и казахские власти грешат узбекским синдромом, достаточно вспомнить как еще вчера под давлением Пакистана и вслед за Ташкентом Астана заявляла об отсутствии у нее аллергии на режим талибана, чтобы сегодня под давлением США активно включиться в борьбу против этого режима. Что же касается России, то после всех этих бесконечных саммитов с западными странами, которые неизменно заканчивались удовлетворенными тостами о том, что искренняя дружба Запада с Россией все больше крепнет и развивается, она сегодня вдруг с ужасом обнаруживает, что эта дружба имеет, оказывается, вполне определенную материальную цену, но при этом почему-то выплата идет именно из ее кошелька. Иными словами, в-третьих, наконец, мы можем сделать вывод о том, что истинная сущность саммитов, преследующих вполне определенные политические и экономические интересы, как правило, утаивается.

Последний вывод является самым важным. Есть две самые главные вещи для выживания – это истина и ложь, точнее, умение отличать истину от лжи, а также умение добывать истину. История, в том числе и новейшая, на примере СССР показывает, что действительно двум богам (истине и лжи) одновременно служить нельзя, что если государственная власть не может отличать истину от лжи, то это государство обречено на достаточно быструю погибель. Но не бывшие государственные деятели! Которые могут перехватить власть во вновь появившихся государственных образования, а если такой возможности нет, то вести безбедную частную жизнь в других краях. А что же народ, который не может никуда деться? А народ погибает вместе с государством. Не только формально-юридически. Кто же остается? А остаются люди, отдельные человеки и их семьи, которые оказываются беззащитными перед господствующей силой враждебной государственной машины. И посему многие из них также обречены на погибель. Поэтому не столько для казахской власти, сколько для казахстанского народа так важно, чтобы доподлинно знать, что же скрывается за всеми этими торжественными саммитами и пышными празднествами, которых день ото дня становится все больше и больше, чтобы однажды не обнаружить, что все это не что иное, как пир во время чумы или оболванивание народа по-туркменски, но только с использованием иных средств…

Новости партнеров

Загрузка...