“Cохрани свое лицо!” (Интервью с депутатом парламента Толеном Тохтасыновым)

Полгода прошло с момента образования нового политического движения ДВК. С тех пор двое лидеров движения арестованы, на других членов оказывается повсеместное давление… Предвидели ли они такое? На вопросы отвечает член этого движения, депутат Парламента Толен Тохтасынов.

— Мы все не ожидали такого развития событии. Мы предполагали, что Президент правильно поймет ситуацию, оценит, в каком положении находится Казахстан, и будет искать выход, пригласив нас на открытый разговор. Но вы сами видите и можете оценить сложившуюся политическую обстановку внутри Казахстана.

— Если бы вернуть время назад, вы поступили бы иначе?

— Стратегия у нас твердая, это — платформа Демвыбора. А если бы мы обо всем знали заранее, то изменилась бы только тактика! (смеется)

— Да, все началось с вашего рокового выступления…

— Нет. Немного раньше. Галымжан Жакиянов опубликовал несколько материалов. В газете “Панорама” была напечатана статья о выборности акимов. Ну а потом мы начали действовать, обратившись с депутатским запросом о деятельности Рахата АЛИЕВА. И сколько же времени прошло с того момента?

— Более полугода.

— Это много или мало?

-?!

— С одной стороны, так много, а с другой — всего шесть-семь месяцев. Мне кажется, чтобы добиться таких кардинальных измений в обществе, требуется не менее четырех-пяти лет. Однако уже сейчас начало меняться мнение народа, Президента, Парламента, акимов по отдельным вопросам… Я думаю, в этом мы добились огромных результатов.

— Все-таки что же вас побудило сделать сенсационное заявление?

— Дело в том, что я сам выходец из сферы бизнеса. И я лично знаю, видел и слышал, каково положение нашего бизнеса. Мы живем не в большом мире, а в отдельно взятом Казахстане с небольшим количеством населения, где можно узнать и услышать о том, что творит в нем г-н Алиев. Один конец палки достался и мне.

— Вам?

— Да. Кто-то же должен говорить обо всем этом?!

— Сейчас так много говорят о мощном, но невидимом влиянии родственных, родовых связей, землячества на политическую ситуацию в стране…

— Если до прихода в Парламент я только слышал об этом, то здесь, в Астане, пришлось с этим столкнуться. До сих пор делятся: ты — с Юга, а я — с Запада! Это исходит не от народа, а берет начало сверху. Мне кажется, там сидит опытный раздатчик колоды, и если бы он не подтасовывал идеи разных жузов и не подкидывал одну в другую, то такого противостояния не было бы. Но ныне это явление как никогда ярко выражено.

— Быть может, пора узаконить их, как предлагают Ваши некоторые коллеги?

— Я не думаю, что у такого решения есть будущее. Просто невозможно уничтожить это явление. Наверное, на это потребуется много времени. Я считаю, что здесь многое зависит и от экономического фактора. Если положение в аулах поправится, то будет ли подниматься такая проблема? Я думаю, этот вопрос со временем будет исчерпан.

— Вот Вы недавно съездили в дальние районы республики на встречу со своими избирателями. А знают ли они о создании нового движения?

— Объективная информация не всегда доходит до сельских жителей. Они ведь смотрят телеканалы “Хабар”, “Еларна”, “Казахстан-1”, которые даже не упоминают о деятельности ДВК. Но, невзирая ни на что, аулы информированы о существовании нового политического движения. Жители аулов жалуются на дефицит информации. Газеты “ДО “Республика”, “Казахстан”, “Время ПО” они читают, передавая один экземпляр друг другу и копируя отдельные материалы. Несмотря ни на что, представление народа о ДВК все более и более укрепляется, так же увеличивается число его сторонников.

— Сколько сейчас членов ДВК?

— В начале создания ДВК нас было 1,5 тысячи человек. А сейчас насчитывается 11 тысяч.

— Наверняка, в нынешнее время быть членом ДВК непросто…

— Да. Народ запуган. Они сами об этом говорят. В одном из районных центров бизнесмены приходили повидаться со мной поздно ночью, дабы не попасть на глаза “акиматовских наблюдателей”, так как аким предупредил: “Близко не подходить к Толену!” Я прекрасно понимаю, что указание исходит не от районного акима, а из более высоких инстанции.

Кстати, как раз перед отъездом в Алматы ко мне в руки попало письмо, в котором председатель Республиканской финансовой полиции дает распоряжение расследовать дела, связанные с бизнесом не только Аблязова и Абилова, но и их родственников и приближенных, а результаты срочно отправить ему. Зачем все это? Для того чтобы оказать давление на этих людей, как это делается сейчас.

— А какое давление оказывается лично на Вас?

— Оказывается сильное давление. Возбуждено пять уголовных дел против президента и других специалистов компании, которой в свое время руководил я. У предприятия был контракт с инвестиционным комитетом по уплате налога. И теперь хотят представить этот документ незаконным, далее наложив штраф в несколько миллионов тенге, тем самым полностью обанкротить предприятие, где работает более 700 человек. Если учесть, что за каждым человеком стоит семья, то куда пойдут и что будут делать эти люди? Пять-шесть бизнесменов сидят в тюрьме по той причине, что они имели связи с Жакияновым. Среди них президент компании “Семей комирлери” и несколько руководителей других предприятий. Если власти не прекратят свои необоснованные карательные меры, то они в конце концов разрушат Семипалатинск. А потерпят ли такое семипалатинцы?

Сперва был арестован Аблязов, следом Жакиянов, сейчас в прессе распространяются компрометирующие материалы против сенатора Батталовой. Не боитесь ли Вы оказаться следующим?

— По Конституции меня невозможно отозвать и лишить депутатской неприкосновенности. Но есть другой метод: они хотят найти нарушения на предприятии, где я раньше работал. Ведь сам Президент и министр МВД К. Сулейменов сказали, что любому бизнесмену можно предъявить обвинение, поэтому они смогут найти что-нибудь на предприятии, где я работал раньше, затем появиться перед депутатами и сказать: “Дорогие депутаты, Тохтасынов в свое время допустил правонарушение, разрешите возбудить уголовное дело!” Вот это возможно.

— Какую личную выгоду от своей политической позиции Вы имеете?

А что Вы имеете в виду под “выгодой”? Материальную пользу? Я получаю не выгоду, а ущерб! Но есть большая польза от того, что я вошел в это движение и распространяю его идеи. Они – для народа и для будущего. У меня есть маленький сын и дочь. И вы молоды. А в каком государстве вы будете жить завтра? В демократическом или диктаторском? Смогут ли мои дети завтра говорить свободно? Когда думаю об этом, то осознаю, что в этом для меня колоссальная польза.

— В свое время были расколы в КПК, общественном движении “Поколение”. Не является ли партия “Ак жол” орудием “раскола” ДВК?

— Мы и “акжоловцы” вместе создали Демвыбор. Мы все поставили подписи под платформой движения, и выполнить все его задачи до конца – наша обязанность. Создание “Ак жол” я не считаю расколом в нашем движении.

— Как вы думаете, какое решение примет суд по делам лидеров ДВК?

— По Конституции все судьи назначаются Президентом. Сейчас насчитывается 2,5 тысяч судей. Может ли Президент знать их всех лично? Кто же все-таки их назначает? Люди из администрации Президента? Даже они не могут всех их знать в лицо. Тогда кто же? Люди из их окружения. То есть получается, что они ответственны не перед народом, а перед теми, кто их назначил. Поэтому я не верю в справедливое решение суда.

— А есть ли какая-нибудь связь между возбуждением уголовного дела против Мырзахметова и лидерами ДВК?

— Я думаю, они хотят просто “прицепить” к делам Жакиянова и Аблязова дело Мырзахметова. Наверняка, найдут еще несколько таких вот “виновников” среди чиновников высшего ранга.

Под лозунгом “борьба против коррупции”?

— Да, и таким образом все “дела” перемешиваются. Иначе вся ситуация высветилась бы ярко и четко.

— Чем же все-таки все закончиться?

— Если бы я был сыном муллы, то, наверняка, что-нибудь бы придумал. (смеется) Я верю, что все будет хорошо. После встречи с избирателями меня как будто наполнили энергией. Еще меня особенно радует то, что моя семья, супруга, мать и братья, невзирая на всевозможные неприятности, поддерживают мою позицию. Я говорю товарищам: “А завтра могут напасть и на вас”, а они отвечают: “Ничего. Потерпим”. Мать говорит: “Вы пошли в огонь и обратного пути у вас нет. Только сохраните лицо”. Нельзя сказать: Я выхожу из ДВК! Я ошибся!” В Семипалатинске мне говорят: “Токе, здесь вас все хорошо знают, уважают, поддерживают. Кто-то поддерживает открыто, а многие одобряют молча. Если мы свернем с дороги, то кто же мы будем!?\» И правильно говорят. Конечно, есть возможность убежать куда-нибудь за рубеж. Но этот путь не для нас. Мы останемся на Родине!”

Новости партнеров

Загрузка...