Интервью с заместителем министра внутренних дел Кыргызстана

13 июня корреспондент IWPR встретился с заместителем министра внутренних дел генерал-майором милиции Калмурадом Садиевым, у которого взял интервью по поводу событий, происходящих в Джалал-Абадской области. Генерал-майор Калмурад Садиев является руководителем сводного оперативного штаба, созданного в связи с событиями в Джалал-Абадской области.

Корр.: Калмурад Садиевич, колонна митингующих 12 июня начала движение из Таш-Кумыра в областной центр Джалал-Абад. Какие меры будут приняты правоохранительными органами, в частности милицией, для предотвращения конфликтов и обеспечения общественной безопасности?

К. Садиев: Прежде всего, мы предупредили пикетчиков, что в ходе движения они не должны занимать проезжую часть дороги, это будет расцениваться как блокирование автодороги Ош-Бишкек. Силы милиции двигаются спереди и сзади колонны пикетчиков, абсолютно не вмешиваясь в их действия. Милиционеры останавливаются, если останавливается колонна, и начинают движение, когда начинается движение колонны.

Нужно отметить, что с момента начала движения со стороны пикетчиков никаких противоправных действий не было. Было единственное нарушение — на грузовых автомашинах ЗИЛ-131 и КамАЗ, не предназначенных для перевозки пассажиров, перевозились люди. Мы предупредили их, что этого делать нельзя.

Всем милиционерам дано указание не поддаваться на какие-либо провокационные действия со стороны пикетчиков. Если же что-то произойдет, то нужно обязательно зафиксировать все документально и лишь потом принимать соответствующие меры. Должен заметить, что за эти несколько дней нашим сотрудникам пришлось услышать столько оскорблений в свой адрес, сколько они, наверное, не слышали за всю свою жизнь. И я хочу поблагодарить рядовой и младший начальствующий состав за то, что они проявляют выдержку и терпение.

Корр.: Милиционеры, сопровождающие колонну, экипированы в камуфлированную униформу. Сама по себе такая форма вызывает определенные ассоциации и раздражение у большинства простого населения. Это бойцы ОМОНа?

К. Садиев: Колонну сопровождают милиционеры патрульно-постовой службы. На заре развала Советского Союза элитную, камуфлированную, форму надевали лишь милиционеры отряда специального назначения. Поэтому в сознании граждан укрепилось мнение, что раз одеты в камуфляж, значит, это спецназовцы.

К сожалению, я вынужден констатировать, что в течение 12 лет независимости на вещевое обеспечение наших сотрудников выделялось лишь 5 процентов от необходимых средств. Форму, которая выдается на два года, сотрудники умудряются носить по 6-8 лет. А некоторые бывают вынуждены приобретать форму за свой счет.

Поэтому, когда мы просили представителей министерств общественной безопасности Китая, Германии, Америки и Турции об оказании нам безвозмездной технической помощи, то заодно попросили и о вещевой помощи. Ну а так как они не могут нам выдать форму своей полиции, то сошлись на камуфлированной, которая является чем-то вроде стандарта для всех стран мира. Нам надо было одеть милиционеров патрульно-постовой службы, поэтому мы выдали им эту камуфлированную одежду.

Корр.: Основной задачей милиции является охрана порядка. Милиция не должна вмешиваться в решение политических вопросов. На Ваш взгляд, смогут ли руководители районных и областной государственных администраций прийти к какому-нибудь соглашению с пикетчиками без милиции, без применения силовых мер?

К. Садиев: Я думаю, что если бы они могли договориться, то за полгода, в течение которых длятся эти события, уже все вопросы были бы решены. А наши милиционеры лишь выполняют свои функциональные обязанности по обеспечению правопорядка.

Корр.: Калмурад Садиевич, что послужило причиной событий, произошедших 8 июня на 447-ом километре автодороги Ош-Бишкек, во время которых пикетчики были избиты и было задержано 48 человек?

К. Садиев: Прежде всего, я хочу заметить, что пикетчиков никто не бил, и никто из них не пострадал. Отправляя к пикетчикам милиционеров, я попросил их не брать никакого оружия и средств защиты, потому что среди пикетчиков были женщины и старики. Вообще-то я не имел права давать такого указания. И в тот день различные ранения получили 12 милиционеров.

Милиционеры были направлены к пикетчикам потому, что должны были, в соответствии с постановлением следователя о принудительном приводе по возбужденному уголовному делу, обеспечить в прокуратуру явку некоторых лиц.

Дело в том, что накануне, 7 июня, после обеда во время встречи мэра Таш-Кумыра, начальника местного отделения СНБ и главного врача больницы с пикетчиками гражданин Туралиев, помощник депутата Бекназарова, заявил прокурору: “Я здесь командую” и приказал своим людям перекрыть движение.

Затем пикетчики заставили прокурора позвонить по телефону начальнику Таш-Кумырского ГОВД Каипову и сказать, что они взяты в заложники и не будут отпущены до тех пор, пока не уберут временный пост, поставленный при выезде из города Таш-Кумыр. Кроме этого, пикетчики требовали пропустить остановленную милицией бортовую машину, за рулем которой был некто Кочкоров, ранее судимый.

Мне сообщили об этих требованиях и спросили, что делать. Я заявил, что пост будет стоять и автомашина не будет пропущена. Уступок никаких не будет. Я направил заместителя начальника УВД Кыязова, чтобы он на месте разобрался. С ним поехал начальник ОГАИ УВД Борбиев.

Милиционеры направились на двух машинах. Агрессивная толпа заблокировала им проезд. Кыязов попытался убежать. За ним погнались. Борбиева насильно вытащили из машины, порвали на нем рубашку, скрутили руки и повели в штаб пикетчиков. Кыязова тоже поймали и привели туда же. Водителя, старшину Камчибекова, избили.

До того как пикетчики перекрыли дорогу, успел проехать заместитель начальника пресс-службы УВД Умарбеков. Он, видимо, решил снять происходящее на видеопленку. Увидев его на горе, Туралиев скомандовал: “Нас снимают, хватайте его, ловите”. Умарбекова догнали, а потом разворотили его машину, забрали папки с документами, радиостанции.

Начальник УВД сказал пикетчикам, что их действия противоправны и подпадают под такие статьи Уголовного кодекса, как грабеж, неправомерное завладение автомашинами, похищение человека. Ведь Умарбекова и всех остальных держали как заложников. Пикетчики пообещали отдать все документы, рации и прочее на следующее утро, но ничего не вернули.

В связи с произошедшим прокуратура города Таш-Кумыр возбудила уголовное дело. А утром, в 9 часов, пикетчикам были вручены повестки с требованием до 10 часов явиться в прокуратуру для дачи показаний. Они не пришли, и следователь в 10 часов вынес постановление о принудительном приводе. Мы были обязаны доставить зачинщиков противоправных действий к следователю.

Никаких документов по нейтрализации толпы, как заявляют пикетчики, у милиционеров не было. Это были документы общего характера, не имеющие никакой секретности. А найденная у милиционеров схема охраны Таш-Кумырской гидроэлектростанции не имела никакого отношение к пикетчикам.

Корр.: Была ли необходимость задерживать зачинщиков именно таким способом? Ведь, по словам пикетчиков, в тот день они собирались расходиться по домам, и можно было вызвать нарушителей закона, не раздражая толпу.

К. Садиев: Пикетчики не собирались расходиться. Нам было известно, из оперативной информации, что они планировали идти в Джалал-Абад.

Что сделали пикетчикам наши сотрудники Кыязов, Умарбеков и остальные, что к ним отнеслись так агрессивно? Милиционеры никого не избивали, слова худого не сказали. Пикетчики хватили через край, это уже беспредел. Что же оставалось нам делать? Действовать по принципу: ударили по левой щеке, подставь правую? Это было бы неправильно.

Корр.: По Вашему мнению, какую почву имеют под собой происходящие события, выступления и требования пикетчиков?

К. Садиев: Я считаю, что требования пикетчиков, будь их 500 человек или даже 2 тысячи, не отражают мнение всего кыргызского народа. Вот когда будут говорить 2 миллиона человек, тогда можно заявить, что так считает народ Кыргызстана.

По моему мнению, основная причина выступлений — это ухудшение уровня жизни населения. Скорее всего, пикетчики думают, что если сменится власть, то сразу и жизнь изменится. Такого не бывает.

Конечно, немалую роль во всех последних событиях сыграла так называемая “психология толпы”, когда никто не хочет выглядеть в глазах соседа белой вороной.

Корр.: Спасибо за беседу.

Новости партнеров

Загрузка...