Карлыгаш Жакиянова побила следователя?

Клоуны в погонах

\"\"

“Дело Каната Беимбетова закрыто. В его смерти виноват неизвестный врач, вколовший неизвестное лекарство”, таков итог судебно-медицинской экспертизы, от результатов которой зависело, быть или не быть уголовному расследованию по делу об убийстве молодого парня из Кентау (“Караван”). Он умер после того, как побывал на допросе в кабинетах города Туркестана. Диагноз ему поставили стандартный – “острая почечная недостаточность”. Незадолго до смерти Канат сообщил, что был зверски избит сотрудниками КНБ. Однако “расследование показало, что все телесные повреждения, зафиксированные на теле К. Беимбетова, были получены в результате того, что он выпрыгнул из автомобиля комитетчиков”. Комментарий редакции остается прежним: “Как часто мы все сталкиваемся с беспределом, который, не стесняясь, чинят сотрудники “органов” над обыкновенными людьми! А виноватым всегда выходит стрелочник. В данном случае даже имя его неизвестно. Некий врач взял и сделал Канату Беимбетову инъекцию непонятного вещества. Чуете, какой крутой детективный сюжет придумали для общественности люди в погонах? Прямо литературное кружево, шитое вручную белыми нитками. Ну предъявите нам имя врача. Спросим у него, чего он такое вколол, что медицине неизвестно”. Но если в данном случае легенда комитетчиков похожа на детективный сюжет, то инцидент, произошедший на днях в больничной палате одного из лидеров ДВК Галымжана Жакиянова напоминает комедию Гоголя “Ревизор”, в которой одна унтер-офицерская вдова, по словам городничего, “сама себя высекла”. Подполковник Кусаинов провел пресс-конференцию, на которой заявил, что был избит самим Жакияновым и его супругой. Вот что пишет по этому поводу “Время”: “В частности он (Кусаинов) сказал: супруга Жакиянова начала кричать, возмущаться, звонить каким-то своим СМИ, схватила видеокамеру и пыталась ею меня ударить. Я приподнял руку для защиты. В это время больной Жакиянов, у которого медики констатировали плачевное состояние здоровья, постоянные головокружения, вскочил с кровати, набросился на меня, пытаясь, видимо, оказать физическое воздействие. Супруга его в этот момент схватила процессуальные документы, находящиеся на столе, и уничтожила их, смяв. При этом Кусаинов продемонстрировал помятые документы”. На вопрос остались ли следы избиения следователь заявил, что нет, ведь била женщина, да и, кроме того, ее придерживали за руки. Сама супруга лидера ДВК рассказала следующее: “Я… стала снимать допрос (на видеокамеру), Кусаинов бросился отнимать камеру, сломал ее и ударил меня (при этом Карлыгаш Жакиянова показала кровоподтек на левом предплечье). Увидев это, Галымжан попытался встать с кровати, чтобы защитить меня, но упал и потерял сознание”.

А газета “Аргументы и Факты” озаботилась вопросом, где Жакияновы прячут своих сыновей. Как сообщило издание, “младшего сына Ележана с бабушкой уже отправили по заграничным курортам с просьбой ни на одном из них долго не задерживаться. Старший – Берик – учится в девятом классе женевской школы. О неприятностях, случившихся в Казахстане, сыну решили не рассказывать… Об аресте и болезни отца Берик узнал из ленты интернет-новостей. В последнем телефонном разговоре он сообщил, что твердо намерен лететь домой и уже купил билет. Родители – против”. Конечно, из соображений безопасности. Тем более, что правовая ситуация в Казахстане остается неблагоприятной, и не только для оппозиционеров, и их потомков. Вчера утром неизвестные прибили к дверям редакции независимой атырауской газеты “Ак Жайык” человеческий череп. Об этом говорили участники международной конференции “Новые вызовы для средств массовой информации в современном Казахстане” (“Экспресс К”). Это и неудивительно, вероятность, что вскоре за собачьей головой последует человеческая, была тем более велика, что “хулиганов” так и не поймали.

Вопросы, которые остались без ответа

На прошедшей неделе журналистика Казахстана понесла тяжелую утрату. На трассе республиканского значения Алматы – Семипалатинск погибли три человека. Оператор ТРК “31 канал” Ержан Иманкулов, журналист газеты “Панорама” Екатерина Латыпова и сидевший за рулем научный сотрудник института Олег Короленко. По словам Марии Гордеевой, которая тоже была в составе группы журналистов, приглашенных на десятилетие Национального ядерного центра, в микроавтобусе не было даже аптечки. “Караван”: “Кругом степь, до Григорьевки 50-70 километров, до Аягуза – 120-130. Мобильные телефоны не работают. За помощью поехал джип. А мы стали тормозить дальнобойщиков и вообще все проезжающие мимо машины. Просили аптечки, чтобы оказать хоть какую-то помощь раненым. Большое спасибо военным. Они оказали реальную помощь в отличие от ядерного центра, который, конечно, прислал джип со связью, но когда особой необходимости в этом уже не было”. Зато в Курчатове устроители мероприятие: почтили память погибших “минутой молчания”. Вопрос почему в микроавтобусе не оказалось даже банального болеутоляющего, видимо, так и останется без ответа.

Шесть полос или три разворота посвятили “Новости недели” событиям на Манежной площади в Москве. По мнению еженедельника, “поражение россияне потерпели не в Японии, а в собственной столице”. Сегодня в России моден “патриотизм”, именно такой, в кавычках, считает автор “НН” Людмила Телень. И “в преддверии матча с Японией патриотически настроенная элита свое взяла. Обывателю напомнили и о Порт-Артуре, и о Цусиме, и о споре вокруг Курил. Вы поняли, о чем игра?.. Чего удивляться, что молодые уроды с одной извилиной отправились на Манеж защищать национальную гордость битами и ножами. Им же внушали: надо защищать. Ну а как – тут уж воображение подсказало”. Кроме того, почему “милиционеров практически не было видно на Манежной, где собралось, по некоторым прогнозам, более десяти тысяч болельщиков?” В итоге “в течение полутора часов центр Москвы был предоставлен в безраздельное распоряжение злобствующей толпы”. В общем, действия и силовых органов, и так называемой элиты, и средств массовой информации были словно заранее скоординированы. “Как раз накануне матча с Японией известный субботний телеаналитик упражнялся в публицистике. Что там Курилы, сказал он, строго глядя в камеру, на карту поставлено большее: национальная гордость россиян. Что поставили, то и проиграли”, — заключает издание.

Новости партнеров

Загрузка...