“Хабар” — оппозиционный канал

Самокритика Рериха

\"\"

“Мы живем во времена плохих дорог и не очень скорой и своевременной медицинской помощи. Профессия журналиста опасна, но опасна жизнь и всех наших современников. И все же пора уже говорить о реальной защите репортеров, операторов, которые часто добывают информацию в экстремальных условиях” – это один из абзацев заметки газеты “Новое поколение”. На прошлой неделе от нас ушли наши коллеги – Екатерина Латыпова из “Панорамы” и Ержан Иманкулов, оператор 31 канала. Их жизнь оборвалась во время одной банальной командировки, которых и у Кати, и у Ержана было великое множество. Поэтому на похоронах Ержана было очень много людей. Кроме родных, близких, сослуживцев, пришли журналисты из других изданий. Смерть коллег по перу ненадолго сплотила их, работников, где-то даже враждующих изданий и телеканалов. “Трагедия не оставила равнодушным ни президента республики, ни премьер-министра, которые выразили соболезнования родным погибших”. Минутой молчания началась работа конференции “Новые вызовы для СМИ в современном Казахстане”, организованная ОБСЕ совместно с Европейской комиссией и казахстанским Международным фондом защиты свободы слова “Адил Соз”.

“Глава центра ОБСЕ в Алматы Хайнрих Хаупт отметил, что “сегодня ряд оппозиционных изданий пострадал одновременно как от действий криминального характера, так и от правовых или административных санкций” Он также подчеркнул, что думать о том, что это совпадения, не очень получается” — сообщает ежедневная газета “Время”. В придачу к погромам, отмечал в своем выступлении г-н Хаупт, возрастают правовые и экономические ограничения свободы слова, “в том числе концентрация и монополизация национальных СМИ в руках людей, близких к политическому руководству, ограничения в пересылке иностранных электронных СМИ, блокирование доступа к оппозиционным веб-сайтам в Интернете”. Как заметили специалисты ОБСЕ, наш кодекс о правонарушениях содержит около сорока составов административных правонарушений в сфере СМИ, “на основе которых министерства, государственные органы безопасности, финансовая полиция и другие органы, а также суды, чья независимость не всегда гарантирована, имеют тенденцию налагать технические ограничения или предъявлять чрезмерные технические требования к критически настроенным СМИ. В результате такой политики почти все оппозиционные СМИ заставили замолчать”, – констатировал Хайнрих Хаупт.

Во всей этой говорильне, что была на конференции, пожалуй, следует выделить один голосок, как ни странно, звучащий в унисон с остальными. Этот голосок принадлежит Владимиру Рериху, советнику председателя совета директоров агентства “Хабар”: “Сегодня все СМИ, включая государственные, оппозиционны власти – других нет. И “Хабар” в том числе”. Вот так-так! И “Хабар”, значит, тоже в числе оппозиционных каналов. Бедолаги, им, наверное, телефонные провода перерезают и фидеры расстреливают. Однако продолжим: “Ситуация с сегодняшними СМИ напоминает мне ситуацию на дорогах, где есть много регулировщиков, а все остальные – нарушители. То есть людям, придерживающимся правил, места нет”. Ну, раз Владимиру Рериху есть место, значит, он правил не придерживается – так что ли понимать? Ну и, слава богу, он, наконец-то, опомнился и сделал-таки выпад в сторону оппозиции: “Сегодня очень много людей сделало своей профессией защиту. Этот народ не состоялся в профессиональном плане, он не умеет ни писать, ни снимать, ни монтировать”. Впрочем, если все-таки “Хабар” оппозиционный канал, то, наверное, там тоже сделали своей профессией защиту, и ни снимать, ни монтировать, ни писать не умеют. Весьма самокритично.

Старые материалы новой газеты

В журналистской жизни на этой неделе произошло еще одно событие – в свет вышел первый номер аналитического еженедельника “Экономика. Финансы. Рынки”. Чего ж тут такого? – спросите вы. Мало ли еженедельников появляется на газетных просторах Казахстана? Дело в том, что под заголовком газеты обнаруживается подзаг, оповещающий читателя о том, что этот самый “ЭФР” оказывается – “Деловое обозрение Республики”, а шеф-редактор не кто иной (иная?), как Ирина Петрушова. А если вспомнить, что у газеты, которую она возглавляла до недавнего времени, было название “Деловое обозрение “Республика”, то становится вообще интересно. То есть “Деловое обозрение”, как птица Феникс возродилась из пепла под названием “Экономика. Финансы. Рынки”. О чем сама Петрушова и заявляет в колонке редактора: “Вы держите в руках первый номер нового аналитического еженедельника. Он подготовлен коллективом газеты “Деловое обозрение “Республика” и, по своей сути, является ее преемником”. И далее Ирина Петрушова делает заявление, которое, наверняка, заставит МКИОС закрыть и “новый аналитический еженедельник” тоже: “Почему мы были вынуждены перейти работать в новое издание, постоянным нашим читателям объяснять не надо. Министерство информации и общественного согласия сделало все, чтобы закрыть и уничтожить нашу газету. Но несмотря ни на что, мы – живы. А наше издание, пусть пока под другим названием, все равно будет выходить и рассказывать вам, уважаемые читатели, правду о том, что происходит в Казахстане”.

Ну и, само собой, вопросом недели нового еженедельника стал вопрос “Кто расправился с “Республикой”? А как же иначе. Однако отвечали на него не те, кто, по идее, должен был ответить. Не чиновники, то есть, а обычные читатели газеты, которой уж нет. Приводить их ответы не стоит, потому как они в унисон звучат с колонкой редактора и просто подчеркивают отдельные моменты выступления Ирины Петрушовой.

Зато здесь же, на первой странице, интервью, за которое, опять же, власть по головке не погладит. Это беседа с женой находящегося нынче под следствием Галымжана Жакиянова – Карлыгаш: “Буквально перед выходом номера нам сообщили, что в результате следственных действий лидер ДВК Галымжан Жакиянов вновь оказался в реанимации. Уже в третий раз за последние две недели”. К нему не допускают жену, сообщает автор интервью, запрещают врачам рассказывать о его состоянии, о диагнозе. Впрочем, как и раньше. А в реанимацию он попал по причине того, что следователь Кусаинов опять сделал попытку с ним поговорить. Рассказывает Карлыгаш Жакиянова: “…несмотря на протесты врачей, следователь Кусаинов “успешно” осуществил попытку, как он сказал, “побеседовать” с Галымжаном…”. Далее Карлыгаш рассказывает о том, что уже известно любопытному читателю “Навигатора” – что к Жакиянову не пускают личных лечащих врачей, о следовательских домогательствах и прочем. Газета констатирует: “Действия следствия в отношении Галымжана Жакиянова напоминают уже не попытку заставить его признать свою вину, а непосредственно, не побоимся этого слова, уничтожить его. Думает ли следователь Кусаинов, что за все в нашей жизни приходится платить и платить сполна?”. Словом, название газеты изменилось, а вот сущность нет. А вдруг власть не остановится на убийстве собак?

Новости партнеров

Загрузка...