Отчет представителя ОБСЕ Фраймута Дуве по вопросам свободы прессы о ситуации со СМИ в Казахстане в 2001 году

Вена, 30 мая, 2002 года

Общие положения

Казахстан – крупнейшее государство Центрально-Азиатского региона. Оно занимает 2 724,9 тыс. кв. км. По официальной переписи 1999 года население составляет 14,952 млн. человек. В Казахстане проживают около 120 народностей и национальностей. Доля коренного населения, казахов — 53,4 %, русских – 30 %. Со времени распада СССР в Казахстане, в отличие от многих постсоветских государств, не было военных конфликтов, ни межнациональных, ни гражданских.

В Республике Казахстан, согласно данным Министерства культуры, информации и общественного согласия РК на 1 декабря 2001 г., действовали 991 газета, 366 журналов, 125 электронных СМИ, 14 информационных агентств. Количество печатных изданий по тематике: 743 — информационных, 165 — рекламных, 91 — научное, 21 женское, 19 молодежных, 35 детских, 29 религиозных, 254 — другой направленности. Доля негосударственных СМИ составляла около 80 процентов.

Собственниками 75 масс-медиа являлись общественные объединения, из них 9 — издания политических партий. Республиканские СМИ составляли 31 процент, областные — 23 процента, городские — 20,9 процента, районные — 17,9 процента, 3,6 процента являются межрегиональными и еще 3,6 — другие.

СМИ выходили на казахском, русском, уйгурском, узбекском, украинском, польском, английском, немецком, корейском, турецком, дунганском и других языках.

Эти официальные данные вряд ли отражают реальную статистику, так как количество изданий, прекративших свою деятельность по тем или иным причинам, никто не учитывает.

Политическая ситуация

Современный Казахстан – общество, в котором самым причудливым, порой уродливым образом переплелись стремление к демократии и свободной экономике и ментальность и привычки тоталитарной эпохи. При слабом, но амбициозном парламенте государством конституционно и фактически единолично правит президент, что неизбежно приводит к авторитаризму.

2001 год стал годом первого юбилея суверенной Республики Казахстан – 10-летия независимости. Жажда дифирамбов во славу экономических и демократических свершений, непременных в прежние дни советских юбилеев и обильно сыплющихся в государственных СМИ, вызвала недовольство Н. Назарбаева излишним, по его мнению, количеством критических материалов в независимых СМИ. Начиная с января, он неоднократно публично высказывался, что критические публикации негосударственных СМИ портят имидж Казахстана за рубежом, противоречат национальным интересам и угрожают национальной безопасности страны. Ему принадлежит ставшая крылатой фраза: \»Независимые СМИ потому и называются независимыми, что от них ничего не зависит\».

В 2001 году общественным фондом защиты свободы слова \»Адил соз\» было зафиксировано 13 публичных выступлений и заявлений высших должностных лиц государства, руководителей ведомств, акимов и депутатов, выдержанных в достаточно жестком тоне и требующих ужесточения законодательства по отношению к СМИ. Со стороны этих же лиц зафиксирован 21 случай определенных практических действий, имеющих значительный общественный резонанс и послуживших примером жесткого отношения к СМИ.

Премьер-министр Казахстана г-н Токаев неоднократно сообщал, что запрещает министрам высказывать в прессе свои личные критические мнения по тому или иному вопросу деятельности правительства, что нарушившие этот запрет чиновники будут увольняться. Он проводил служебные расследования каналов утечки информации в тех случаях, когда документы правительства, имеющие важное общественное значение, попадали в печать.

В декабре 2001 на своей пресс-конференции аким Атырауской области С.Даукеев среди прочего выразился в том духе, что уважает журналистов и ценит их труд, но \»если будут затронуты мои личные честь и достоинство, то осторожней! Меня могут остановить только моя мать и мой Президент. Я за свою фамилию пасть порву!\»

В апреле 2001 управлением защиты госсекретов Генерального штаба Вооруженных сил Казахстана разработана директива, согласно которой военнослужащим всех рангов, включая командующих всеми округами и родами войск, начальников департаментов, главных управлений и управлений Министерства обороны и Генштаба, запрещены какие бы то ни было контакты с прессой. Директива подписана начальником Генерального штаба генерал-майором Алибеком Касымовым.

В ноябре 2001 политическую идиллию в стране поколебали придворные распри. Они нашли отражение и в масс-медиа – газеты и телеканалы, принадлежащие лидерам нового движения \»Демократический выбор Казахстана\», стали в изобилии публиковать материалы, критикующие высших должностных лиц государства, их действия и стиль руководства. Тогда глава государства предостерег крупных бизнесменов, что если и дальше будут публиковаться компрометирующие материалы в отношении тех или иных лиц или структур, будоражащие общественное мнение, то он как глава государства будет вынужден через парламент принять в отношении частных СМИ \»драконовские меры и объяснить народу, почему он так делает\». При этом президент дал понять, что ему известно о \»драконовских мерах\», принимаемых олигархами в отношении журналистов, работающих в их изданиях.

В декабре 2001 директор Центрально-Азиатского агентства политических исследований, доктор политических наук Ерлан Карин в интервью газете \»Аргументы и факты Казахстан\» заявил, что, по прогнозам ученых, громкие скандалы и не утихающая информационная война в масс-медиа Казахстана таят в себе угрозу подрыва политической стабильности в стране и дальнейшее ослабление президентской власти. По словам директора агентства, ситуация имеет отношение к возможным досрочным президентским выборам, в конфликте присутствуют элементы политического заговора, только пока неясно, против кого – президента или народа. Единственно верным ходом со стороны президента в сложившейся ситуации должно было стать перехватывание информационной инициативы. По мнению политологов Центрально-Азиатского агентства, именно так и следует расценивать предложение Назарбаева о принятии кодекса чести журналистов, а также его заявление о \»драконовских мерах\», которые он намерен принять по отношению к зарвавшимся частным СМИ.

Органы Министерства культуры, информации и общественного согласия, прокуратуры и полиции расценивают средства массовой информации как потенциальных нарушителей, с которыми не особенно можно церемониться и которыми нужно руководить с помощью угроз, ограничений и политических рекомендаций, что на практике приводит к непрекращающимся попыткам фактического введения цензуры.

Так, в редакцию городской газеты \»Байконыр\» в мае пришло письменное распоряжение заместителя главы городского акимата А. Лазарева о порядке размещения в газете материалов пресс-служб предприятий и учреждений, функционирующих в г. Байконыре. Распоряжение предписывает всем предприятиям и учреждениям города, предназначенные для размещения в городской газете \»Байконыр\» материалы представлять в отдел по вопросам отдельных государственных полномочий городской администрации, еженедельно по вторникам с 10 до 12 часов. Материалы, предоставляемые пресс-службами, \»должны передаваться в печатном виде, за подписью руководителей и уполномоченных лиц\». Начальнику отдела по вопросам отдельных государственных полномочий городской администрации передавать обобщенные материалы в редакцию газеты \»Байконыр\» на обсуждение.

24 января руководитель службы безопасности ГУВД Южно-Казахстанской области потребовал от директора новостей телекомпании \»Отырар\» Дины Нуралиевой письменные объяснения по поводу информации о предстоящих кадровых назначениях в полиции. Редактора также пригласили на заседание комиссии, специально созданной для выяснения того, откуда прошла утечка информации. Полицейские сослались на то, что назначения держались втайне даже от самих сотрудников. Такие факты наблюдаются повсеместно.

Законодательные изменения

Правовой основой деятельности средств массовой информации и журналистов Республики Казахстан является Конституция РК, принятая на Республиканском референдуме 6.09.95 г. Она провозглашает и гарантирует свободу слова и творчества, свободу получения и распространения информации любыми, не запрещенными законом способами, кроме сведений, составляющих государственные секреты Республики Казахстан, однозначно запрещает цензуру.

В 1999 год принят новый Закон Республики Казахстан \»О средствах массовой информации\» — как гласит его преамбула, в целях регулирования общественных отношений в области средств массовой информации и установлении государственных гарантий их свободы. В июле 1997 года был принят новый Уголовный кодекс Республики Казахстан, в соответствии с которым посягательство на честь и достоинство Президента Республики Казахстан (ст. 318), посягательство на честь и достоинство депутата (ст. 319) и оскорбление представителя власти (ст.320) были выделены в отдельные составы преступлений и помещены в главу 14 \»Преступления против порядка управления\». Таким образом, на сегодняшний день в уголовном законодательстве РК существует ответственность за клевету и оскорбление простых граждан (ст.ст. 129, 130) и ответственность за посягательство на честь и достоинство должностных лиц.

Хотя законодательство Республики Казахстан четко не разграничивает понятия \»взгляды, мнения, убеждения и сведения\», статья 143 Гражданского кодекса РК устанавливает гражданско-правовую ответственность только за публикацию недостоверных сведений. Однако бремя доказывания достоверности опубликованных сведений всегда возлагается на средства массовой информации и авторов. Истцу достаточно доказать факт нарушения его личных неимущественных прав. В связи с этим СМИ и авторы даже при публикации материалов в общественных интересах всегда находились и находятся в неравном положении с госчиновниками. В 2001 году продолжилась тенденция принятия законодательных и иных нормативных актов, ухудшающих положение средств массовой информации.

30 января 2001 года без предварительного обсуждения общественностью принят Кодекс об административных правонарушениях. Кодекс впервые в законодательной практике ввел для средств массовой информации такие неконституционные санкции, как конфискация тиражей и оборудования, установил ответственность, а, по сути, запреты на определенные виды публикаций. В качестве одного из примеров можно указать ст.ст. 345 — \»Нарушение права на опровержение сведений\», 346 – \»Воздействие на суд средствами массовой информации\», 350 – \»Нарушение порядка объявления выходных данных\».

Он предусматривает около 40 составов административных правонарушений в области печати и информации. Он впервые в истории независимого Казахстана предоставляет право составления Протоколов об административных правонарушениях Министерству культуры, информации и общественного согласия, превращая его тем самым в надзорный и репрессивный орган.

Более того, Кодекс об административных правонарушениях предоставляет этому министерству право, хотя и в исключительных случаях, внесудебного приостановления деятельности СМИ на срок до трех дней и предъявления в суд соответствующего искового заявления в течение этого срока. На практике, особенно для печатных СМИ, это может грозить значительными убытками, потерями хозяйственных связей и читательской аудитории.

В марте 2001 года парламент принял закон о внесении поправок в Закон \»О средствах массовой информации в Республике Казахстан\». Согласно этим поправкам, с 1 января 2002 года ретрансляция иностранных телекомпаний должна составлять не более 50 процентов от общего объема вещания, а с 1 января 2003 года — 20 процентов. Поправки также отнесли к числу средств массовой информации веб-сайты и исподволь превратили учетную регистрацию СМИ в разрешительную, что прямо противоречит Конституции РК, ввели ответственность журналистов за \»воздействие на суд\», ответственность за цитирование всех лиц, кроме государственных чиновников высшего ранга.

Проект поправок был опубликован в ноябре 2000 года и встретил резко отрицательное отношение со стороны журналистов и общественности. Можно сказать, что это было первое массовое выступление в защиту свободы слова.

Представитель ОБСЕ по защите свободы слова представил юридический анализ предлагаемых поправок, который окритиковывает многие изменения. Тем не менее, его рекомендации не были приняты во внимание Парламентом Республики.

Более 300 журналистов индивидуально и от имени своих изданий поставили подписи под Обращением к депутатам парламента с просьбой отклонить законопроект. 30 января, накануне заседания Парламента, на котором планировалось обсуждение поправок в Закон \»О средствах массовой информации\», 9 казахстанских телерадиокомпаний: провели акцию протеста против поправок. Они прекратили трансляцию телепрограмм. Вместо них на телеэкранах появилась заставка, объясняющая причины акции, а также даны номера телефонов депутатов, которым предлагалось звонить и поддерживать протест телестанций, что и было сделано многими телезрителями.

Подавляющее большинство депутатов в процессе обсуждения законопроекта заявили, что будут голосовать против него. Однако после того как по государственному телеканалу \»Хабар\» выступил президент Назарбаев и сказал, что предлагаемые поправки нужны и полезны, практически все депутаты (за исключением трех) проголосовали \»за\» них.

Деятельность СМИ регулирует множество подзаконных актов, принятых различными министерствами и ведомствами. Практически все они так или иначе направлены на ограничение права общества на получение информации. Так, \»Новая газета\», зарегистрированная на имя редактора независимой газеты \»СолДат\» Ермурата Бапи, обвинявшегося в унижении чести и достоинства Президента страны, была по существу закрыта, не выпустив ни одного номера. По словам представителей Алматинского департамента министерства культуры, информации и общественного согласия, газета пропустила срок лицензии, отпущенный для подготовки издания и выхода первого номера в печать. По \»Правилам регистрации СМИ\», утвержденным министерством культуры, информации и общественного согласия, этот срок не должен превышать полгода – при том, что Закон \»О средствах массовой информации\» не содержит норм ни о сроках начала выпуска газеты после ее регистрации, ни о порядке отзыва такой регистрации.

В феврале 2001 Министерство транспорта и коммуникаций РК, Министерство внутренних дел РК и Комитет национальной безопасности РК издали совместный приказ \»Об утверждении правил организации совместных мероприятий по выявлению и пресечению незаконно эксплуатируемых радиоэлектронных средств на территории Республики Казахстан\». Согласно этим правилам, обнаружение незаконно эксплуатируемых радиочастот отныне осуществляется \»путем проведения радиоконтроля по предоставлению информации, а также самостоятельно Комитетом по поступающим письмам и заявлениям физических и юридических лиц, в том числе с использованием оперативно-розыскных возможностей КНБ. Оперативный дежурный МВД при обращении работника Комитета или Управления незамедлительно обязан прислать на место совершения правонарушения наряд полиции для пресечения деятельности и задержания правонарушителей. В исключительных случаях, когда незаконная деятельность радиостанции может нанести ущерб безопасности государства или создать угрозу жизни людей, допускается пресечение работы такого радиоэлектронного средства методом радиоподавления.

24 мая 2001 года принято постановление правительства РК \»О программе освещения деятельности государственных органов РК\». Оно предусматривало выделение значительных средств из республиканского, областных, городских и районных бюджетов для пропаганды в СМИ деятельности органов власти. Оформленные как государственный заказ, распределяемый между СМИ на тендерной основе, эти средства заменили прежнюю открытую дотацию для государственных СМИ.

В ряду законодательных и нормативных актов прогрессивностью отличается, пожалуй, только новое нормативное постановление № 3 \»О применении судами законодательства о возмещении морального вреда\», принятое пленумом Верховного суда Республики Казахстан 21 июня 2001 года. Оно напоминает судьям о необходимости при определении размера компенсации морального вреда исходить еще и из принципов справедливости и разумности. Верховный суд также определил, что \»под полным возмещением морального вреда следует понимать такие действия со стороны причинителя вреда, которые он обязан совершить в силу прямого предписания норм законодательных актов или выплатить по иску потерпевшего компенсацию морального вреда в денежном выражении в сумме, установленной решением суда. Однако в судебной практике эти указания учитываются крайне редко.

Республика Казахстан является членом Организации по Безопасности и Сотрудничеству в Европе и подписала Заключительный Акт, созданный в Хельсинки в августе 1975 года, а следовательно, обязана выполнять свои обязательства по вопросам прав человека. Заключительный Акт также указывает, что все присоединившиеся страны \»будут продвигать и содействовать эффективному исполнению гражданских, политических, экономических, социальных, культурных и других прав и свобод, которые происходят от уважения достоинства человеческой персоны и являются важным элементом свободного и полного развития.\» Кроме подписания Заключительного Хельсинского Акта, Казахстан также принял на себя обязательства связанные со средствами массовой информации. Однако Казахстан не является членом Международной договоренности по гражданским и политическим правам, в соответствии с которой у журналистов есть возможность передавать информацию о случаях насилия в органы Объединенных Наций.

Нападения на журналистов и редакции СМИ и незаконное задержание

В 2001 году случаев гибели журналистов в Казахстане не зафиксировано, но участились случаи расправы со СМИ и журналистами: нападения, избиения, незаконные задержания, угрозы физической расправы.

В феврале прошлого года в квартиру известного журналиста и общественного деятеля Гульжан Ергалиевой ворвались неизвестные в масках и потребовали 100 тысяч долларов. Несмотря на то, что хозяева безропотно отдали бандитам все деньги, имевшиеся в квартире, нападавшие жестоко избили мужа и сына Гульжан. Муж Ергалиевой был помещен в реанимационное отделение больницы в крайне тяжелом состоянии, сын тоже госпитализирован с черепно-мозговой травмой и сотрясением мозга.

Телезрители знают Гульжан Ергалиеву по авторской программе \»Общественный договор\», выходившей в эфир еженедельно на \»31 канале\» Алматы. Программа выносила на обсуждение самые актуальные темы, волнующие общественность страны. В программе, наравне с государственными чиновниками, нередко выступали деятели оппозиции.

В июле зафиксировано три случая нападения на журналистов. В течение двух первых недель декабря в Алматы были жестоко избиты трое сотрудников газеты \»Караван\».

17 декабря в Актобе были избиты и ограблены редактор информационной службы газеты \»Диапазон\» и радиостанции \»Рифма\» Марина Васильева и компьютерщик газеты Алексей Мухаметов. Обстоятельства преступления дают основание считать происшедшее расправой за профессиональную деятельность. Нападавших было пятеро, они избили журналистов, забрали личные вещи, деньги и документы.

Директор ТОО \»Рифма\» В. Михайлов и редактор газеты \»Диапазон\» Е. Гетманова обратились с открытым письмом к министру внутренних дел Республики Казахстан Б.Искакову, Генеральному прокурору Р.Тусупбекову и руководителю администрации президента С.Калмурзаеву. Авторы обращения считают факт нападения на журналистов газеты очередным звеном в цепи трагических событий вокруг газеты \»Диапазон\» и ТОО \»Рифма\». Более года назад при невыясненных обстоятельствах погиб журналист газеты \»Диапазон\» Дулат Тулегенов. Ранее был жестоко избит и ограблен заместитель редактора газеты \»Диапазон\» Ельтай Давленов. Преступники забрали у журналиста фотокамеру, диктофон и блокнот для записей. Все преступления остались нераскрытыми.

В январе 2001 шеф-редактор независимой газеты \»Республика-2000\» Лира Байсеитова обратилась с открытым письмом к Министру внутренних дел Республики Казахстана, в котором она описывает случаи анонимных телефонных звонков и появления в районе офиса \»подозрительных, не замеченных ранее лиц\», что связано, по ее мнению, с профессиональной деятельностью самой Лиры Байсеитовой и ее сотрудников.

В мае редактор газеты \»СолДат\» Ермурат Бапи сообщил, что он постоянно ощущает, что за ним следят. Кто-то неизвестный звонил по домашнему телефону Бапи с угрозами в его адрес. В офисе редакции газеты сотрудниками случайно был обнаружен \»жучок\» подслушивающего устройства. По всем зафиксированным случаям угроз даже не были возбуждены уголовные дела.

В ноябре якобы за хранение наркотиков был задержан журналист и издатель ежегодного справочника \»Кто есть Кто в Казахстане\» Данияр Ашимбаев. Наблюдатели ряда российский и казахстанских СМИ связали его арест с сайтом \»Азиопа\», получившим скандальную известность в связи с публикациями материалов, компрометирующих политическую элиту Казахстана. Через 10 дней он был освобожден, но отказался от контактов с прессой.

С 2000 года наблюдаются случаи криминальной расправы с оппозиционными СМИ. В марте 2001 года была ограблена редакция оппозиционной газеты \»СолДат\», грабители унесли все информационные носители редакции, последние два компьютера. До этого решением судебных органов издание газеты было приостановлено на 3 месяца, а редактор газеты Ермурат Бапи и автор Каришал Асанов привлечены к уголовной ответственности по ст. 318 УК РК за оскорбление чести и достоинства Президента страны. В апреле неизвестными злоумышленниками был совершен взлом компьютерной базы данных этой же редакции. Ни по одному из фактов насилия и угроз насилием, ограблений редакций преступники не выявлены. Более того, полиция, органы прокуратуры и КНБ, как правило, заявляют, что преступления не связаны с профессиональной деятельностью журналистов и политической направленностью оппозиционных СМИ.

Уголовное преследование

В 2001 году Фондом \»Адил соз\» зафиксировано 12 уголовных дел. Из них 4 дела по статье 318 (оскорбление Президента), 1 дело о статье 320 (оскорбление представителя власти), 6 дел по статьям 129,130 (клевета, оскорбление), 1 дело по статье 200 (незаконное получение и разглашение сведений, составляющих коммерческую или банковскую тайну).

В январе 2001 г. было возбуждено уголовное дело по статье \»Оскорбление Президента РК\» против редактора оппозиционной газеты \»XXI век\» Бигельды Габдуллина. Поводом послужили публикации в газете о коррупции в высших властных структурах Казахстана, большей частью перепечатанные из интернет-сайтов. Б. Габдуллин был вынужден эмигрировать в США, газета прекратила существование.

3 апреля по обвинению в оскорблении президента РК, выразившемся в перепечатке из Интернет-сайта Евразия критического материала о президенте Казахстана, к 1 году лишения свободы приговорен редактор газеты \»СолДат\» Ермурат Бапи. К нему применен акт амнистии в честь 10-летия суверенитета Казахстана, в связи с чем он освобожден от наказания.

По обвинению в клевете на судью районного суда к 180 часам общественных работ был приговорен актюбинский журналист Олег Адоров, опубликовавший в газете \»Эврика\» статьи, в которых говорилось о том, что судья Ищанов затягивал судебный процесс над одним из криминальных авторитетов. Истец потребовал осудить журналиста по двум статьям Уголовного кодекса: \»клевета\» и \»нанесение оскорблений в письменном виде\». Приговор был отменен судом второй инстанции.

В целом можно сказать, что хотя число уголовных преследований журналистов из года в год растет, все же власть этим не злоупотребляет. Для ограничения свободы слова применяются более изощренные и менее очевидные методы.

Судебное преследование в гражданском порядке

Самой многочисленной группой судебных процессов в гражданском порядке являются дела по обвинению средств массовой информации, журналистов и авторов в нарушении личных неимущественных прав физических и юридических лиц, таких, как право на честь, достоинство и деловую репутацию, на собственное изображение, тайну личной жизни.

В 2001 году мониторинг Фонда \»Адил соз\» зафиксировал 97 гражданских дел, в том числе 91- по статье 143 ГК (унижение чести и достоинства), 6 — по статье 145 (право на изображение). Авторы исков: 44 – чиновники, 7 – бизнесмены, 30 – рядовые граждане, 16 – юридические лица.

Анализ судебных решений по делам этой категории показывает, что зачастую редакции и журналисты наказываются за публикацию взглядов, мнений и оценочных суждений – при том, что Конституция Казахстана провозглашает свободу мнений, суждений и право свободно их распространять. Есть факты, когда судом удовлетворялись требования о защите чести и достоинства коллектива, фирмы, государственного органа или нации в целом. Практически ни в одном решении нет ссылок на конституционные гарантии свободы слова. Редко когда с истца требуются доказательства фактов нарушений его личных неимущественных прав или исследуется соотносимость доказательств.

Иски по делам о защите чести и достоинства не ограничены сроками давности, как и сумма возмещения морального вреда – какими-либо пределами. В судебной практике нет понятия действующего в общественных интересах добросовестного журналиста, для которого как в американском, так и в европейском праве существует понятие ограниченного иммунитета.

За умаление деловой репутации, выразившееся в серии публикаций о незаконных коммерческих сделках Министерства обороны, последнее предъявило редакции республиканской газеты \»Время\» иск на сумму 250 млн тенге. За публикацию ряда материалов о заместителе председателя КНБ, зяте президента страны Р. Алиеве газета \»Время по\» по решению суда обязана выплатить 3 млн тенге (ок. 20 тыс.долларов США), на 2 млн тенге оштрафована газета \»Ак Жайык\», на сотни тысяч тенге – газеты \»Экспресс К\», и многие другие.

Судебные процессы по спорам о защите чести и достоинства стали реальным фактором, ограничивающим свободу слова и развивающим самоцензуру и, что еще более опасно, псевдозаконным способом расправы с общественными деятелями оппозиционного толка и неугодными СМИ.

В качестве примера можно привести беспрецедентное судебное решение, вынесенное в отношении известного политолога Нурбулата Масанова. В 2000 году неизвестно кто сочинил оскорбительный для казахов текст, поместил его как интервью Масанова сначала в интернете на анонимном сайте, затем этот текст был преподнесен широкой публике газетой \»Караван\», следом неизвестные лица разнесли по редакциям аудиокассету, на которой был записан фрагмент частной беседы Масанова. Следствие так и не установило, кто подслушивал и записывал частную беседу, кто сочинял и монтировал фальшивку для Интернета и редакций, кто первоначально распространял незаконную запись. Тем не менее суд не учел, что интервью – фальшивка, что незаконно полученная аудиозапись не может являться доказательством, что Масанов не монтировал пленку, чтобы она походила на интервью, и что он не распространял фальшивку. В 2001 году суд вынес решение, в котором назвал Масанова виновным в распространении недостоверных порочащих сведений, и обязал его выплатить возмещение морального вреда в 10 000 тенге и принести извинения одному из названных в псевдоинтервью граждан.

29 ноября 2001 года суд г. Актобе вынес решение по иску Ж. Куанышалина к газете \»Диапазон\», поданному 30 марта 1999 года. Истец просил суд признать сведения, опубликованные в ряде материалов в1997-1999 годы, не соответствующими действительности и порочащими честь и достоинство истца как представителя казахской национальности. В качестве возмещения морального вреда истец просил взыскать с редакции 30 миллионов тенге.

Следует пояснить, отступая в прошлое, что по этим же материалам Ж. Куанышалин, бывший депутат парламента и один из лидеров национал-патриотического движения, опубликовал в начале 1999 года в государственной республиканской газете \»Казахстанская правда\» статью \»Синдром вседозволенности – опасный недуг\», где обвинил \»Диапазон\» в разжигании межнациональной розни. По этой публикации прокуратура Актюбинской области возбудила уголовное дело, и областной суд вынес приговор о приостановлении газеты на 2 месяца. Наказание было исполнено летом 1999 года, а в октябре 1999 года эксперты Центра судебной экспертизы Министерства юстиции РК сделали заключение, что в публикациях, за которые был закрыт \»Диапазон\», \»отсутствуют сведения, направленные в адрес истца Ж. Куанышалина\». Кроме того, по мнению экспертов, \»публикации не содержат элементов речи, которые способствовали бы искусственному разжиганию страстей, оскорблению национальной чести и достоинства казахов\». Однако выводы экспертизы были в 1999 году скрыты от редакции \»Диапазона\» и в качестве доказательства фигурировали только на суде по иску Ж. Куанышалина уже в ноябре 2001 года.

На этом процессе актюбинский городской суд счел возможным \»не принять во внимание выводы экспертов\», и признал претензии Ж. Куанышалина, к этому времени уже начальника областного управления Министерства культуры, информации и общественного согласия, правомерными, обязал редакцию газеты \»Диапазон\» опубликовать извинения и взыскал с редакции 100 тысяч тенге в счет компенсации морального вреда, а также стоимость судебных издержек по не принятой во внимание экспертизе.

К осени, когда политическая оппозиция заявила о себе в полный голос, против оппозиционных СМИ начала применяться статья 350 КоАП, предусматривающая широкий диапазон наказаний за нарушение порядка объявления в газете выходных данных. Так, в ходе рассмотрения гражданского дела по иску зам. Председателя КНБ Рахата Алиева к газете \»Время по\» о защите чести и достоинства и взыскании морального вреда в связи с публикацией в газете 16 октября статьи \»Миф о Рахате Алиеве\» истец заявил ходатайство о приостановлении выпуска газеты на основании неполноты выходных данных. Определением суда ходатайство было удовлетворено.

Общая сумма предъявленных в качестве возмещения морального вреда сумм по гражданским спорам, зафиксированная фондом \»Адил соз\» в 2001 году, составила почти 800 млн. тенге (ок. 5,3 млн долларов США). Угроза судебного преследования и разорения висит практически над каждым изданием и усиливает самоцензуру.

Юридическая и журналистская общественность не раз поднимали вопросы: почему при наличии конституционных гарантий свободы слова любой чиновник, занимающий публичную должность и, следовательно, изначально несущий повышенную моральную ответственность, пользуется большей защитой своих чести и достоинства, чем обычный гражданин? Почему при наличии конституционных гарантий равенства всех перед законом, например, прокурор освобождается от ответственности за распространение недостоверных порочащих сведений при недоказанности публичных обвинений, то есть пользуется иммунитетом, а, точно так же добросовестно действующий в интересах общества журналист, – нет? Эти вопросы так и не услышаны ни парламентом, ни ведомствами, полномочными изменить ситуацию.

Внесудебные преследования

В 2001 году широко использовались так называемые комплексные действия по прекращению или ограничению деятельности неудобных власти СМИ. Это, вкупе с необоснованными судебными преследованиями, частые необоснованные налоговые и прокурорские проверки, необоснованные иски о признании деятельности незаконной, одностороннее и необоснованное повышение цен и тарифов. В одних случаях подобные действия можно расценивать как реакцию на выступления и требования высших должностных лиц. В других — как действия конкурентов. Монополизация отечественных СМИ сегодня уже ни у кого не вызывает сомнений. Но и в этом случае за подобными действиями \»проглядывается\» высокопоставленный чиновник.

Для примера можно привести историю злоключений ТОО ТРК “NS радио\», которое изначально было трудно заподозрить в отсутствии лояльности к властям и которое в установленном порядке ранее получило рассрочку в погашении задолженности перед бюджетом. Тем не менее, последовал ряд налоговых проверок, подтвердивших и без того известную задолженность, многократное повышение платы за пользование телебашней и отключение радиопередатчика, запрет на пользование собственной радиовышкой, изъятие всей бухгалтерской документации и опечатывание радиостудии, необоснованный иск о признании деятельности незаконной и, как апофеоз, возбуждение против руководства ТОО двух уголовных дел, одно за уклонение от уплаты налогов, другое – за хранение огнестрельного оружия. (Оба дела впоследствии тихо \»скончались\»).

Действия налоговых органов и органов финансовой полиции в отношении ТОО ТРК \»NS-радио\» и совместного российско-казахстанского предприятия \»Аргументы и Факты Казахстан\» характерны в отношении большинства СМИ, действия которых по тем или иным причинам были нежелательны власти: без предъявления каких либо правовых обвинений проводятся обыски и выемка документации, опечатываются производственные и служебные кабинеты. Тем самым несколько оперативников, ссылаясь только на устный приказ начальника, по сути, полностью парализуют деятельность СМИ – как правило, при фактическом умолчании прокуратуры.

Повсеместно наблюдаются факты незаконного преследования СМИ, угрозы закрытия со стороны прокуратуры и органов Министерства культуры, информации и общественного согласия. В первую очередь, это касается весьма малочисленных оппозиционных изданий. Так, в течение полугода не выходила оппозиционная газета \»СолДат\», так как редакция не могла найти типографию, осмелившуюся печатать эту газету. В октябре газета возобновила свое издание, и уже после выхода второго номера по предписанию областного подразделения Министерства культуры, информации и общественного согласия было возбуждено административное судебное производство под предлогом неверного указания в выходных данных адреса типографии.

Согласно Закону РК \»О средствах массовой информации\», СМИ, не издававшееся в течение 6 месяцев, считается утратившим свидетельство о регистрации. Этот срок для оппозиционной газеты \»СолДат\»\» истек 6 октября, и сотрудники городского управления министерства культуры, информации и общественного согласия, не имея информации о том, что 4 числа этого месяца вышел очередной номер газеты, пытались вручить главному редактору газеты Е. Бапи предписание об отзыве свидетельства. Они объяснили редактору \»СолДата\» Е.Бапи, что в их управлении есть специальный чиновник, отслеживающий соблюдение именно этого положения Закона.

При том, что большинство СМИ республики по официальному статусу являются негосударственными, реальная принадлежность их тем или иным властным группировкам приводит к тому, что издания используются для лоббирования финансово-политических интересов своих хозяев.

Так, в октябре аким Павлодарской области Галымжан Жакиянов подал иск о защите чести и достоинства к корреспонденту республиканского телеканала КТК Владимиру Муссу. Поводом для судебного разбирательства послужил сюжет Мусса в программе \»Портрет недели\», прошедший в эфир 2 сентября, в котором речь шла об угрозе экологического бедствия – ртутного загрязнения – на территории ОА \»Химпром\». Суд закончился мировым соглашением после того, как Владимир Мусс предоставил суду 3 аудиокассеты с записью телефонных переговоров со своим руководителем Инной Рудаковой. В них журналисту давалось задание \»собирать любой компромат\» на акима Павлодарской области Жакиянова.

Вполне благополучная газета \»Время по\» после того, как опубликовала ряд материалов против заместителя председателя КНБ, зятя президента РК Рахата Алиева, не смогла печататься в Алматы, — ей отказали все типографии, как государственные, так и частные. Очередной номер вышел в Павлодаре. Только отставка Алиева придала владельцам типографий смелости снова тиражировать это издание.

По неофициальным данным, Р. Алиев \»курировал\» довольно значительное количество СМИ, в частности, крупнейшую негосударственную газету \»Караван\» и телеканал КТК. (По депутатским запросам достоверно установлено, что 49 % акций КТК принадлежали на праве собственности родной сестре Алиева). Эти СМИ стали заложниками ноябрьских дворцовых переворотов, когда всесильный куратор генерал Алиев \»пал\». Тогда КТК приостановило вещание, а газета впервые за 10 лет не вышла в свет.

Повсеместно наблюдаются случаи, когда сотрудники региональных департаментов КНБ собирают персональную информацию о журналистах местных СМИ. Обычно в редакцию приходят 2-3 сотрудника ДКНБ и под предлогом формирования списков журналистов и уточнения данных для службы безопасности Президента требуют персональные сведения о работающих в редакции журналистах. В \»обмен\» на данные о журналистах редакции сотрудники ДКНБ предлагают информационное сотрудничество.

Ограничение доступа к информации

Статья 20 Конституции РК гарантирует журналисту, как и всякому гражданину, право свободного получения и распространения информации, за исключением сведений, составляющих государственные секреты. Более того, по Закону РК \»О средствах массовой информации\» журналист вправе не только получать информацию, но и иметь свободный доступ к соответствующим документам и материалам, за исключением их фрагментов, содержащих сведения о государственных секретах.

Однако ограничение доступа к информации – наиболее распространенный вид нарушения свободы слова. Фондом \»Адил соз\» в 2001 году зафиксировано 130 подобных фактов. В действительности их во много раз больше. Журналисты объясняют: эти отказы настолько привычны, что не воспринимаются как нарушение их профессиональных прав.

Формы ограничения весьма разнообразны. Это необоснованные отказы в аккредитации, прямые отказы в предоставлении общественно значимой информации, нарушение права на равное получение информации или создание необоснованных приоритетов в ее получении, необоснованные ограничение доступа или удаление журналистов с заседаний коллегиальных государственных органов и судебных заседаний. Ограничение доступа к информации продиктовано разными мотивами. Это как нежелание чиновников иметь дело с оппозиционными СМИ, предпочтение государственных изданий независимым, так и предпочтения по принципу \»нравится – не нравится\», полное невежество в том, что касается прав журналистов, желание под ложным предлогом скрыть информацию, характеризующую то или иное ведомство негативно. Так, например, съемочную группу оппозиционной телекомпании \»Тан\» регулярно без объяснения причин вычеркивают из списка приглашенных на различные пресс-конференции чиновников.

В Семипалатинске съемочная группа телеканала КТК приезжала в колонию для подготовки телесюжета о бунте заключенных. Начальник колонии не разрешил журналистам съемку, сказав, что по распоряжению министра внутренних дел контакты с прессой по подобным случаям запрещены.

В Петропавловске корреспондент областной государственной телерадиокомпании Алина Морозова обратилась к главному врачу наркодиспансера Борису Санину с рядом вопросов о новом подростковом отделении диспансера. Главный врач отказал ей в предоставлении информации со словами: \»Вам что, больше делать нечего?\».

17 апреля в 8 часов утра на буровой барже \»Сункар\» во время испытания морской нефтяной скважины произошла авария, и в Каспий вылилось большое количество нефти. Казахстанские власти были поставлены об этом в известность лишь вечером. Атырауские СМИ смогли получить информацию об этом ЧП лишь через два дня, уже после того, как вышли очередные номера газет. Таким образом, общественность узнала об аварии лишь спустя неделю с лишним.

Трудно предположить, что судьи не знают статью 19 ГПК РК, которая устанавливает открытость судебного разбирательства во всех судах и во всех судебных инстанциях. Это значит, что любой гражданин вправе свободно присутствовать и делать соответствующие записи во всех открытых судебных заседаниях. В закрытых судебных заседаниях осуществляется разбирательство дел, содержащих сведения, составляющие государственные секреты и охраняемую законом тайну или иные обстоятельства, препятствующие открытому разбирательству. О разбирательстве дела в закрытом судебном заседании судом выносится мотивированное определение. Однако необоснованные отказы в праве журналистов присутствовать на открытых судебных заседаниях и вести записи наблюдаются повсеместно.

Многие гос.структуры сочиняют внутриведомственные инструкции, ограничивающие доступ к общественно значимой информации либо произвольно включающие эту информацию в число коммерческих тайн. Нередко дело доходит до прямого воспрепятствования профессиональной деятельности журналиста. Так, 11 августа с.г. за оператором телеканала \»Южная столица\» Юрием Съединым, снимавшим с крыши соседнего здания усмирение бунта несовершеннолетних заключенных, буквально погналась целая группа военных во главе с подполковником МВД, от расправы Съедина спасла мать одного из заключенных, закрывшая его своим телом.

Языковая политика

В Республике Казахстан государственным является казахский язык. В государственных организациях и органах местного самоуправления наряду с казахским официально употребляется русский язык. Однако это правило нарушается повсеместно, включая правительство и парламент. 13 марта на заседании правительства места для журналистов не были оборудованы устройствами для синхронных переводов. Доклад акима Южно-Казахстанской области Бердибека Сапарбаева о ходе подготовки к весенне-полевым работам, прозвучавший на государственном языке, на русский язык переведен не был. Пресс-служба также не предоставила журналистам пресс-релизов с изложением тезисов доклада Б. Сапарбаева. 23 мая на пленарном заседании мажилиса парламента журналистам, аккредитованным в парламенте, не были предоставлены устройства для синхронного перевода. В результате выступление председателя счетной палаты, прозвучавшее на казахском языке, оказалось не понятым русскоязычными журналистами. 25 мая во время заседания совместной казахстано-катарской межправительственной комиссии перевод осуществлялся только на арабский и казахский язык: места для журналистов, специально приглашенных для освещения работы комиссии, не были оборудованы устройствами для синхронного перевода на русский язык. Подобные сообщения в Фонд \»Адил соз\» приходят постоянно.

Закон \»О языках в Республике Казахстан\», как и поправки в Закон \»О средствах массовой информации\», обязывают электронные СМИ вести 50 процентов от общего объема вещания на государственном языке. Забота о развитии языков в Казахстане, а также кадровое, материально-техническое и финансовое обеспечение их функционирования возлагается на государственные органы. Это продиктовано заботой о возрождении казахского языка, который в годы советской власти не имел необходимого для нации развития и применения. В силу этих же условий в настоящее чрезвычайно мало качественных теле и радиопрограмм на государственном языке. У негосударственных электронных СМИ не хватает средств для их производства собственными силами в требуемом количестве, однако государство не сделало ни малейших усилий, чтобы помочь СМИ выполнить предписания закона. В результате требование выполнения закона о языках становится еще одним средством давления на негосударственные СМИ.

Заключение

Обобщая результаты мониторинга нарушений свободы слова в 2000 году, Фонд \»Адил соз\» в сборнике \»Масс-медиа в Казахстане: законы, конфликты, правонарушения\» делал прогноз на будущее: \»Положение с состоянием свободы слова в Казахстане, сложившееся в 2000 году, вряд ли можно считать благополучным. При этом прослеживается тенденция его дальнейшего ухудшения.\» Прогнозы на 2002 год еще более тревожны. В январе, выступая на республиканском совещании акимов, президент потребовал ужесточить контроль за соблюдением законов средствами массовой информации. Началась повальная проверка электронных СМИ на предмет выполнения закона о языках. При том, что у министерства культуры, информации и общественного согласия нет четких объективных критериев и необходимого инструментария для соблюдения этого закона, многие теле- и радиоканалы были оштрафованы на крупные суммы. В отношении 10 республиканских телерадиоканалов этим же министерством направлены в суды иски о приостановлении лицензии.

Уже в первые месяцы 2002 года различными способами, как псевдозаконными, та и однозначно преступными, закрыты практически все оппозиционные печатные издания республики: \»Начнем с понедельника\», \»Время по\», \»Делово обозрение Республика\», \»Республика 2000\».

В начале года из-за отказа типографий были лишены возможности печататься газеты \»Время по\», \»Деловое обозрение Республика\». Они стали размножать свой тираж на ризографе в форме листовок. Одновременно в редакциях этих изданий начались массированные проверки налоговой и финансовой полиций. У типографий, заключавших договора с газетой \»Деловое обозрение Республика\», сразу начинались неприятности в виде перебоев с электричеством и усиленного внимания к ним многочисленных комиссий. Против шеф-редактора газеты \»Деловое обозрение \»Республика\» Ирины Петрушовой возбуждено уголовное дело по ст. 190 УК (незаконное предпринимательство). Основанием послужило то, что Петрушова, являясь гражданкой России, возглавляла газету, то есть якобы осуществляла предпринимательскую деятельность в Казахстане без лицензии, разрешающей привлечение иностранной рабочей силы. В конце концов, в марте экономический суд Алматы приостановил деятельность газеты \»Деловое обозрение \»Республика\» сроком на два месяца. Газете вменено в вину искажение выходных данных, имевшееся в августе прошлого года (за которое газета уже понесла наказание – уплатила штраф).

19 мая журналисты Делового Обозрения \»Республика\» обнаружили обезглавленное тело собака, которое было подвешено к окну редакции. В прикрепленной в телу собаки записке было написано \»следующего раза не будет\». 20 марта в офис и домой Главного редактора г-жи Петрушовой были доставлены похоронные венки, на которых было написано “Ирине Альбертовне от коллег.” Осталось неизвестным кто явился автором этой \»шутки.\» В ночь с 21 на 22 мая офис редакции был полностью сожжен в результате поджега заброшенными через окна бутылками с зажигательной смесью.

Министерство информации и общественного согласия развязало настоящую вакханалию судебных преследований СМИ за, по сути, формальную провинность — неправильную публикацию выходных данных. (Выходные данные – это сведения, когда и кем издание зарегистрировано, где печатается, какой тираж.) Статья 350 КоАП предусматривает наказание за такое нарушение от минимальных штрафов до приостановления издания на срок до 6 месяцев. Суды применили эту статью крайне избирательно. Так, например, все СМИ Караганды, подвергшиеся этой процедуре, оштрафованы на половину минимального расчетного показателя (ок. 3 долларов США). В то же время республиканские оппозиционные издания, такие, как \»Время по\» и \»Республика Деловое обозрение\», за те же прегрешения приостановлены на несколько месяцев. Процесс пошел вглубь, под угрозой приостановления сейчас семипалатинские газеты \»Уш анык\», \»Голос народа\».

В феврале 2001 сотрудники КНБ РК совместно с работниками прокуратуры и министерства культуры, информации и общественного согласия начали тотальную проверку учредительных документов изданий Астаны, ссылаясь на предписание Генеральной прокуратуры Казахстана. Проверяющие листали подшивки газет и \»тестировали\» редакторов на \»политкорректность\».

В феврале якобы за ретрансляцию порнографического фильма на 3 месяца приостановлена деятельность оппозиционного телеканала г. Павлодара \»Ирбис\». В начале апреля специалисты Центра судебных экспертиз сообщили на специально созванной пресс-конференции, что, вопреки утверждениям министра информации, не делали экспертизу фильмов, которые признаны порнографическими, после этого ведущий специалист Центра в области порнографии, О.Борецкий был срочно уволен по сокращению штатов. В мае вещание \»Ирбиса\» должно быть возобновлено, но уже предъявлен новый иск – снова приостановить вещание из-за якобы технических неисправностей.

В феврале телеканал \»Тан\» посетили 7 проверяющих комиссий: представители налоговой полиции, комитета по связи, управления юстиции, министерства культуры, информации и общественного согласия, санитарно-эпидемиологической станции и пр. 4 марта Комитет по связи и информатизации министерства транспорта и коммуникаций РК приостановил действие лицензии ТОО “Телекомпания “Тан” и прекратил вещание телеканала, якобы до устранения ряда выявленных технических неполадок. Как сообщил пресс-секретарь президента, Н. Назарбаев лично ходатайствовал перед министерством транспорта и коммуникаций за \»Тан\», после чего тот 9 марта возобновил работу. Но 29 марта неизвестными лицами был обстрелян фидер телекомпании \»Тан\», в результате кабель, соединявший передатчик с телевышкой, перебит. 15 мая обнаружено новое умышленное повреждение восстановленного кабеля.

21 мая в офисе газеты СолДат неизвестные напали и избили журналиста Бахытгуль Макинбай и редактора Кенжи Айтпакаева. По словам Главного Редактора Ермурата Бапи, злоумышленники украли оборудования на 19,000 долларов США, что может привести к приостановлению деятельности на целый месяц.

3 мая бутылки с зажигательной смесью были заброшены в здание типографии Ак Жайык в Атырау, в результате чего было выведено из строя все новое оборудование, испорчены печатные материалы и разрушено само здание. Директор компании Абдильда Мукашев считает, что этот случай напрямую связан с тем, что типография ранее отпечатала информацию Демократического Выбора Казахстана о судьбе одного из своих лидеров Галымжане Жакиянове.

В апреле, когда в Алматы создалась напряженная политическая ситуация в связи с попыткой арестовать лидера ДВК Г. Жакиянова, у французского посольства в Алматы, где находился Г. Жакиянов, неизвестными молодыми людьми в штатском был избит оператор телеканала \»Тан\» Руслан Таиров, в больнице ему поставлен диагноз \»сотрясение головного мозга\». 20 апреля в Павлодаре избит сотрудник ТРК \»Ирбис\» Канат Тусупбеков. В ночь с 1 на 2 апреля по требованию заместителя начальника дорожной полиции г. Алматы полковника Рогачева прекратила работу съемочная группа телекомпании \»Ирбис\», которая фиксировала на видеокамеру ситуацию изъятия у супруги Жакиянова автомобиля. Однако следом Рогачев потребовал у телеоператора Валерия Павлова отдать ему собственность телекомпании – отснятую видеокассету, с чем Павлов не согласился. Кассета по приказу Рогачева была отобрана насильно группой милиционеров в составе 6-7 человек, которым на помощь прибыл отряд ОМОН, около 30 человек, с дубинками и прочей амуницией. При этом, несмотря на требование депутата Сената Парламента РК Батталовой прекратить насилие, оба журналиста были избиты, видеокамера сломана.

Готовятся проекты законов о военном положении и военной цензуре, о чрезвычайном положении, естественно, тоже с определенными ограничениями в получении информации с места событий, и очередной проект закона \»О рекламе\», где к рекламе отнесены практически все платные публикации, закон о \»Радиовещании и телевидении\», снова поднимется речь о внесении поправок в закон \»О средствах массовой информации, по инициативе президента идет подготовка к созданию некоего национального совета по СМИ под патронажем самого главы государства.

24 мая в Астане на заседании тендерной комиссии обсуждалась работа 17 теле- и радиокомпаний (комиссия под председательством Бауржана Мухамеджанова.) Комиссия порекомендовала Министерству Транспорта и Коммуникаций отозвать лицензии у следующих компаний: Эра и Телек в Усть-Каменогорске, ТВ 6Х6 и Ирбис из Павлодара и Экибастузская Городская Телевизионная компания. Такое решение было вынесено по причине \»нарушения этими компаниями тендерных обязательств.\»

В настоящее время разрабатывается законодательство по цензуре во время чрезвычайного положения и военной цензуре, которое будет включать ограничения на передачу информации.

Новый Закон о рекламе определяет все платные объявления как рекламу. Также готовится новый Закон о теле- и радио вещании. Вновь имеют место дебаты о внесении изменений в Закон о СМИ и Президент инициирует установление так называемого Национального Комитета по СМИ при Президенте РК.

Анализируя динамику изменений состояния свободы слова в Казахстане в последние 2-3 года и прогнозируемые перспективы, можно однозначно говорить о свертывании демократических начал, характерных для первой половины 90-х годов. Не последнюю роль в этом сыграло то, что до настоящего времени Казахстан, на наш взгляд, находился на периферии внимания авторитетных международных организаций. ОБСЕ и другие международные организации будут продолжать следить за развитием событий в сфере СМИ в Казахстане.

Рекомендации:

— Независимые средства массовой информации играют решающую роль в установлении демократического общества и здоровой рыночной экономики. Такой контроль и ограничения, которые серьезно угрожают способности СМИ предоставлять информацию и способствовать демократическим процессам, не должен иметь место.

— Технические ограничения или чрезмерные финансовые обязанности, которые препятствуют выполнению работы и вынуждают практиковать само-цензуру, не должны налагаться министерствами, государственными органами безопасности, налоговой полицией, судами и другими структурами на критически-настроенные СМИ.

— Транспарентность в вопросах владения СМИ должна быть обеспечена. Обществу должно быть понимать какая политическая или экономическая группа управляет тем или иным средством массовой информации.

— Лимиты, допустимые в критике политиков и других публичных деятелей, значительно шире, чем в критике по отношению к обычным гражданам. Общественные деятели неизбежно становятся объектом пристального надзора СМИ и поэтому публика должна проявлять большую к ним степень толерантности. Вместо того чтобы обращаться в суды за компенсациями по искам о распространении ложной информации, нужно содействовать публичным дебатам по обсуждению фактов и мнений.

— Размер компенсаций по искам о распространении ложной информации должен быть установлен в таком размере, чтобы не влиять на последующую возможность критически-настроенных СМИ работать в том же направлении. Указ №3, принятый Верховным Судом в 2001 году, позволяет судам руководствоваться принципами разумности и справедливости.

— Конституционные права на доступ к информации должны быть усилены и любые действующие ограничения на информацию должны быть пересмотрены и, где необходимо, изменены, чтобы соответствовать принципам ОБСЕ.

— Все случаи применения физической силы по отношению к журналистам должны быть расследованы и правонарушители привлечены к ответственности.

Новости партнеров

Загрузка...