В Южном Казахстане все больше полицейских становятся преступниками

Южно-казахстанские полицейские все чаще фигурируют в криминальных сводках в роли уголовных преступников

В конце мая на въезде в город Темиртау (Карагандинская область) сотрудники КНБ задержали автомашину, которой управлял капитан дорожной полиции Южно-Казахстанской области. При обыске в его машине было найдено 10 кг героина. Чуть позже в доме задержанного (в г. Шымкенте) оперативники южно-казахстанских спецслужб нашли две боевые гранаты, два пистолета “ПМ”, боеприпасы, печати районных судов и дорожной полиции, а также незаполненные водительские удостоверения и бланки регистрации автотранспорта.

Результаты двух обысков дают основание подозревать капитана в целом букете уже совершенных и еще подготавливаемых преступлений.

Начальник управления дорожной полиции Главного Управления Внутренних Дел (ГУВД) Южно-Казахстанской области (ЮКО) Аманкул Касымбеков признался, что он шокирован случившимся. “Я бы никогда не заподозрил его ни в чем противозаконном, — заявил полковник. — Никаких нарушений, никаких замечаний. Кроме того, капитан учился на пятом курсе Центрально-азиатского института экономики и права. Во время задержания он был в учебном отпуске”.

Шок господина полковника, видимо, следует списать на любовь южан к эффекту, так как это далеко не первое преступление, совершаемое сотрудниками полиции Южно-Казахстанской области. Начальник управления внутренней безопасности ГУВД ЮКО Калмахан Ержанов назвал такие цифры: за пять месяцев 2001 года в отношении полицейских было возбуждено 29 уголовных дел. В 2002 году за аналогичный срок возбуждено уже 39 подобных дел.

К сожалению, мы фиксируем увеличение числа преступлений, совершаемых сотрудниками полиции. В основном наши коллеги обвиняются в превышении служебных полномочий, злоупотреблении ими, вымогательстве. В последнее время мы столкнулись с новым видом преступления – незаконный оборот наркотиков. В прошлом году были задержаны сотрудники Сарыагашского районного отдела внутренних дел (РОВД) за перевозку героина. В этом году – капитан дорожной полиции”, — рассказал Калмахан Ержанов.

Следует заметить, эти цифры не отражают реальной картины. Нередко бывает так, что КНБ или прокуратура уличают сотрудника полиции в преступном деянии, а затем выясняется, что этот человек буквально накануне преступления был уволен из органов внутренних дел. Руководство областных и районных управлений полиции в таких случаях идут на подлог, переделку документов, чтобы таким сомнительным способом защитить честь мундира.

В феврале 2002 года следователь Туркестанского РОВД был уличен в умышленном уничтожении материалов по факту кражи личного имущества. В апреле в Шымкенте задержан майор полиции за незаконное хранение боеприпасов. Через месяц – и тоже в Шымкенте – за вымогательство был задержан еще один офицер полиции.

А в Шымкенте трое сотрудников местной полиции (и все трое – офицеры) под предлогом проверки документов остановили жителя Кентау и отобрали у него 145 долларов США.

Конечно, стражи порядка, сами преступившие закон, – явление печальное и настораживающее. Но все, описанное выше, единичные случаи. Гораздо серьезней то, что сотрудники полиции все глубже проникают в наркобизнес, нередко играя в нем ключевые роли.

Год назад корреспондент IWPR беседовал с главным врачом Южно-Казахстанского областного наркологического диспансера Фатимой Мустафетовой, и она заявила, что, по словам пациентов наркодиспансера, все “ямы” (точки торговли наркотиками) Шымкента находятся под прикрытием того или иного полицейского начальника. Кстати сказать, Мустафетова ныне освобождена от занимаемой должности.

32-летний Игорь – наркоман со стажем. “Все или почти все хозяева “ям” негласно сотрудничают с полицией”, — говорит он.

Схема “сотрудничества” проста и плодотворна. Наркоторговец пользуется прикрытием высокопоставленного сотрудника полиции, которому с определенной периодичностью платит заранее оговоренную сумму денег. Страж порядка следит за тем, чтобы коллеги не беспокоили торговца зельем.

Когда к хозяину “ямы” за партией наркотика обращается какой-либо денежный клиент, тот оповещает об этом “своего” полицейского. Денежный клиент попадает в полицию, откуда его выпускают за немалые сумму (в среднем человек, задержанный с несколькими граммами героина, по словам Игоря, отдает полицейским от 700 до 1000 долларов США). Оптовики, понятно, платят больше. Изъятые наркотики реализуются вновь через ту же “яму”.

Шымкентский предприниматель, пожелавший остаться неизвестным, рассказал, что торговлей марихуаной не брезгуют младшие и средние офицеры разных служб полиции. Бизнесмен, как он сам признался, иногда балуется легкими наркотиками. Несколько раз он покупал марихуану, выходя через друзей на полицейских клерков.

40-летний Бахтияр работает водителем, имеет, как он сам говорит, связи в криминальном мире и среди полицейских.

То, что сотрудники полиции торгуют марихуаной – это полбеды, — рассуждает он. – Я знаю, что они помогали торговцам героином скупать и уничтожать легкие наркотики, чтобы народ перешел на более тяжелые виды зелья. А это уже преступление против нации.

Калмахан Ержанов работает в полиции 28 лет. И, как он считает, за эти годы правоохранительные органы изменились в худшую сторону. Ушли профессионалы, много в полиции случайных людей.

Даже в годы советской казарменной действительности милиция была наиболее коррумпированной частью общества. Сегодня, когда вместе с “железным занавесом” рухнули все старые ценности и былые страхи, коррупция в силовых структурах достигла пугающих размеров.

Что толку нас увольнять и сажать за решетку? – разглагольствует офицер полиции, просивший не называть его имени. – На места уволенных приходят другие люди, и через некоторое время становятся такими же, как их предшественники.

Как утверждают сами полицейские, для того чтобы устроиться на работу в правоохранительные органы требуется определенная сумма денег в зависимости от должности, на которую претендует тот или иной новобранец. Иными словами, новобранец втягивается в систему денежных поборов на пороге профессии.

Краткий опрос, проведенный корреспондентом IWPR среди старшеклассников одной из школ Шымкента, показал, что большая часть молодых людей намерена учиться на юридических факультетах с тем, чтобы потом пойти на работу в полицию, прокуратуру, суды, в таможенную и налоговую службы. Юноши прекрасно видят, насколько “рентабельны” эти профессии.

Один из полицейских начальников на вопрос, велика ли разница между его подчиненными и преступниками, усмехнувшись, ответил: “Разница – в толщину сигаретной бумаги”.

Новости партнеров

Загрузка...