Потому что у нас есть сердце

\"\"

Никогда не подозревала, что естественное чувство сострадания и желание помочь, выразившееся в акции фонда “Журналисты в беде” для семьи Екатерины Латыповой, вызовет такое раздражение редактора газеты “Панорама”.

Фонд “Журналисты в беде” зарегистрирован в ноябре прошлого года и по своему предназначению должен морально и материально помогать журналистам в трудную минуту. Разве мог фонд “Журналисты в беде” остаться в стороне от трагической гибели журналистов.

Мы выразили соболезнование от имени фонда “Журналисты в беде” и Ассоциации независимых СМИ, заказали венки на могилу Ержана и Кати. Считали долгом почтить их память вместе с коллегами.

Сопоставляя ситуацию лично с собой, я ужасаюсь от одной мысли, что станет с моими детьми, если они останутся без родителей, тем более что сын у меня – ровесник дочери Кати Латыповой. Катя гордилась самостоятельностью своей дочери, а я сетовала на беспомощность в бытовых вопросах своего отпрыска.

Как мы должны были реагировать, когда услышали об аварии? Считать, что редакция, государство, Центр ядерной физики организуют похороны, а наше дело – наблюдать?

Фонд наш называется “Журналисты в беде”, и поэтому именно мы берем на себя унизительную для кого-то функцию сбора средств. Тем более что зарплата журналиста не настолько высока, чтобы Катя Латыпова имела деньги в банке на будущее.

Коробка для пожертвований – это нормальная мировая практика, когда без принуждения каждый кладет столько, сколько может. При этом вклады являются символом солидарности, высокой гражданственности, личного сочувствия. В этой акции не увидели ничего обидного ни Владимир Рерих из ЗАО “Хабар”, ни Олег Кациев, ни коллеги из ВВС, ни другие участники конференции ОБСЕ “Новые вызовы для казахстанских СМИ”, в том числе представители ОБСЕ, Евросоюза, посольств, которые приняли участие в этой акции. Правда, были такие, кто отговаривал других принимать участие в этой акции.

Дополнительные средства, собранные для дочери Кати Латыповой, не являются оскорблением для редакции “Панорамы” или для кого-либо вообще, поскольку не претендовали на какую-либо определенную цель. О планах редакции оплатить проезд Сони было принято к сведению без проблем. Семья сама распорядится нашей помощью.

Публичные обвинения фонда “Журналисты в беде” в бестактности во время похорон наводят на определенные мысли. Паркетная пресса сознательно дистанцируется от оппозиционной прессы, демонстративно отказывается от помощи, чтобы подчеркнуть нелояльность к представителям демократической общественности. Сегодня стало модным осуждать чужие поступки и не верить в добро и отзывчивость, сегодня модно публиковать домыслы и клевету, чтобы в общем ангажированном хоре петь дифирамбы представителям власти и терпеливо ждать от них поощрения. Сегодня модно связывать деятельность фонда “Журналисты в беде” с политикой и политической деятельностью.

Я могу успокоить осторожных — наш фонд не является политической структурой, это общественная благотворительная организация. Безнравственно упрекать людей за помощь. Я нисколько не сомневаюсь, что подверглась бы обструкции, если бы фонд не оказал помощь. Нас бы обвинили в том, что, кроме похоронного венка, мы ничем не помогли. Деньги предназначались не редакции, а семье, туда и были переданы.

Я благодарю журналистов газеты “Панорама”, лично редактора Леру Цой и “Информбюро” 31 канала, которые сделали рекламу фонду “Журналисты в беде”, даже осуждая его за помощь семье своего корреспондента, иначе об этой акции знали бы только немногие участники круглого стола ОБСЕ.

А всем журналистам Казахстана и семьям журналистов хочу сказать: наш фонд существует, мы откликнемся на ваш зов и всегда поддержим в трудную минуту – морально и материально. Потому что у нас есть сердце.

Новости партнеров

Загрузка...