“Телесвинство, или “Хабар” обыкновенный”

Ничего неожиданного не произошло. Чудес не бывает. “Хабар” есть “Хабар”. Государственный заказ называется.

Впервые слова про государственный заказ прозвучали в монологе человека в штатском, сменившего на посту в общежитии у “Техноцентра” полицейский ОМОН. Обаятельный незнакомец сетовал за тяжелую жизнь приехавших на суд Мухтара Аблязова, рыдал у каждого на плече и сморкался в батистовый платочек.

Сначала вышел конфуз: на предложение, поступившее со стороны прекрасного незнакомца, дать интервью для “Хабара” вызвалось сразу несколько добровольцев – у каждого есть что сказать. Однако тут же выяснилось, что доброхот имел в виду совсем не распространение информации о тяжелой жизни казахстанцев, а прямую финансовую помощь в свободно конвертируемой валюте. Помощь предлагалась в обмен на несколько слов в камеру о том, что приехали они не для поддержки на процессе Мухтара Аблязова, а исключительно за деньги. Он то и называл этот свой “проект” государственным заказом.

После того, как “продюсер” в штатском, утыканный, как ежик, региональными напутствиями, отбыл, общежитских начали посещать менее приветливые персонажи. Руководимые подполковником Мейерханом Жапаровым, начальником управления общественной безопасности по г.Астана, и полковником Ереке Тлешовым, типы были назойливы до непотребности. Они беспардонно заходили в комнаты, располагались там поудобнее и задавали вопросы типа “зачем вам это нужно?”, “кто заплатил за эту поездку?”, “кто все это организовал?” и пр.

Это полицейское хамство продолжается и по сей день, в связи с чем жильцы общежития решили составить соответствующий акт и направить жалобу в прокуратуру г.Астаны.

Особую подлость в показанном на “Хабаре” сюжете с неопознанными личностями, утверждающими, что они стоят у Верховного Суда исключительно за деньги, составляет то, что в тот же день в Астане состоялась пресс-конференция, которую проводили как раз-таки представители групп, приехавших со всех регионов страны для участия в судебном процессе Мухтара Аблязова. Они рассказывали обо всем, в том числе и отвечали на все интересующие вопросы. Однако, об этом “Хабар”, почему-то, ни слова.

После начала судебного процесса над Мухтаром Аблязовым стало понятно решение властей о запрете аудио-видеосъемок в зале заседания и ограничении числа присутствующих. Иначе бы вся страна была свидетелем того позорного фарса, что разворачивается в стенах суда. Когда прокурор процесса г-н Роот зачитывал ту часть своего обвинительного заключения, которая касалась элементов коррупции при использовании министром Аблязовым сотового телефона, зал откровенно посмеивался. Когда Мухтар Аблязов поправлял зарвавшегося прокурора, назвавшего его преступником, и делал свое заявление – ему аплодировали! Когда свидетели обвинения путались в показаниях и не могли квалифицированно ответить на вопросы подсудимого, почти три часа простоявшего на ногах в зале суда, и защиты – было стыдно за наше правосудие.

А “Хабар”…Что с него взять? “Хабар” – он и есть “Хабар”…

Пресс-центр “ДВК” 26 июня 2002 г.

Новости партнеров

Загрузка...