Визит к психиатру как угроза оппозиции

На процессе не хватало стульев

\"\"

“30 тысяч чиновников в прошлом году были привлечены к ответственности, вплоть до уголовной”, — сообщила газета “Время”. “В минувший понедельник сотрудники Министерства внутренних дел Казахстана взяли под стражу бывшего министра транспорта и коммуникаций Аблая Мырзахметова. Помимо Мырзахметова под стражей находятся еще пять человек, 20 объявлено в розыск. Мырзахметов пока вроде как проходит подозреваемым лишь по трем (из 37 возбужденных уголовных дел)…”. Но издание считает, что еще не вечер. И взятие под стражу может выявить причастность бывшего минтранскома и к другим преступным деяниям. “Есть масса способов “убедить” находящегося в камере человека к сотрудничеству со следствием и даче нужных показаний”. Кстати, на вопрос журналистов, какова была необходимость взятия под стражу Мырзахметова, в МВД не смогли ответить ничего вразумительного.

О том, кто попал на процесс над Мухтаром Аблязовым, а кто остался ждать на ступеньках перед входом, подробно и выразительно написал “Караван”, по мнению которого, власть вновь сделала “все возможное, чтобы экономический процесс… превратился в политический”. В СМИ, желающих освещать это событие, недостатка не было. Скорее, наоборот. Однако допущены на открытый процесс были очень немногие, например, “газета Генпрокуратуры “ОКО”, представители которой ни разу на процессе не появились. Зато отказ получили работники телекомпаний ТАН, ЭРА, российских RenTV, ТНТ, газет “Караван”, “Экономика. Финансы. Рынки”, “Правда Казахстана”, а также “Радио Свободы”, Ассошиэйтед Пресс. Так что запрет на использование диктофонов, видео- и фотосъемку никого не смутил – некому было смущаться”. Особенно позабавила “караванщиков” реакция некоторых российских коллег на список аккредитованных. Россияне все никак не могли взять в толк, почему для проведения открытого процесса, присутствовать на котором изъявили желание огромное количество СМИ, выбран маленький зал, или почему именно в день начала заседания на дорогах перед зданием Верховного суда начались ремонтные работы. Как сообщило издание, в Астану посмотреть на процесс приехали и “ходоки” из регионов. Причем и им пришлось преодолеть немало препон, прежде чем попасть на вожделенное представление: “Одних ходоков запирали в квартирах и не выпускали до отхода поезда, отчего пришлось на попутках догонять состав. Павлодарцев в течение получаса пытались выкурить из вагона при посадке. Третьим угрожали визитом к психиатру (!) – словом, все происходило в лучших советских традициях”.

“Заявки пришли из 50 изданий, а в зале только 30 стульев”, — так объяснялся пресс-секретарь с журналистами, не прошедшими аккредитацию (“Аргументы и Факты Казахстан”).АиФ-Казахстан” подробно рассказал и о группах поддержки: “38 человек, в основном женщины старше среднего возраста, из разных областей Казахстана заселились в общежитие” — самое дешевое жилье в Астане. Ночью туда вломились полицейские, они блокировали общагу и начали собирать паспортные данные проживающих. Однако всех задержать не удалось. Самые активные и непримиримые выбрались в окно, а иные даже сумели пробиться в зал суда.

Бояре – не дворяне…

Проблеме республиканского бюджета уделил внимание на прошлой неделе “Экспресс К”. По мнению Шаймердена Уразалинова, бюджетный дефицит в регионах составляет почти 60 миллиардов тенге. Целый ряд важных расходных статей местных бюджетов (здравоохранение, образование, адресная помощь и пр.) остается неисполненным. А виной тому – высокие и не подтвержденные социальными нормативами нормы бюджетных изъятий, ежегодно утверждаемые Минфином. Региональные маслихаты и акиматы, утверждая свои бюджеты, вынуждены действовать в рамках “прокрустова ложа”, уготованного им финансистами центра”. Депутат напомнил, что Казахстан – унитарное государство. А это значит, что практика рассмотрения республиканского бюджета в отрыве от местных не вполне соответствует реалиям времени и создает искаженное представление о финансовой политике страны в целом. При таком положении вещей неудивительно, что и сами акимы перестают воспринимать себя как руководителей на местах, проводящих в жизнь политику главы государства. “Мегаполис”: Всем очевидно, что политическая система управления давно обветшала, отчего и быстро размывается… центр власти. А все потому, что в окружении Ноль Первого сидят “бояре” со своими ленными владениями, а не “столбовые дворяне”. Президент любой страны – это прежде всего ее политическое руководство. Следовательно, и у нас в Казахстане акимы должны быть продолжением политического руководства в регионах. Пока же они упорно остаются “боярами” со своими родственно-кровными интересами. Это они сегодня “партии сами в себе”, а не части партии хотя бы президента”. Что касается законопроекта о политических партиях, то, по мнению “Мегаполиса”, ни один из лидеров существующих партий, кроме, может быть, П.Своика, не удосужился сделать сколько-нибудь серьезный анализ ситуации. Издание взяло на себя такую смелость. Главная проблема, по мнению аналитиков газеты, в том, что у нас почему-то все любят ссылаться на развитые демократические страны, хотя на самом деле Казахстан является нормальной страной третьего мира. И в этом смысле, по мнению еженедельника, не правы ни оппозиция, ни власть: “Власть упорно хочет управлять через номенклатурный “Отан” и партию авантюрного капитала алюминиево-хромовых королей, что есть для нее тупиковый путь. “Всадников демократии” оставляем за скобками, поскольку за десять лет народ за ними так и не пошел”. В любом случае, “в ситуации, когда власть давит “косяка за косяком”, а оппозиция пугает ее подпольными кружками и не видит за деревьями леса, становится страшно за будущее страны…”.

Сопредседатель партии “Ак жол” Булат Абилов считает, что данным законопроектом вводится тотальное государственное регулирование политической жизни. Почти 90 процентов его статей посвящены вопросам взаимоотношений государства и партий, и только 10 процентов – непосредственно деятельности этих партий”. (“Время”)

По многочисленным просьбам трудящихся…

Беспрецедентное решение городского управления образования, запретившего выпускникам встречать в этом году рассвет, до сих пор вызывает возмущение и удивление читателей. Чем мотивировали такое решение работники Департамента образования г.Алматы? Журналисты “АиФ Казахстан” созвонились с этим ведомством и получили ответ: “Приказ о проведении балов с 18 до 23 часов был издан департаментом после многочисленных просьб родителей. Все эти гулянья – с распитием спиртных напитков, иногда с драками – давно стали неуправляемыми… Правда, после этого приказа нам звонили другие родители и выражали недовольство”. Но приказ отменен не был.

Новости партнеров

Загрузка...