МИД уполномочен сообщить… Торгуем родной природой Казахстана!

Невинными жертвами политических интересов становятся... животные

Если недавно недоброжелатели оппозиционного издания “ДО Республика” подбросили им несчастную собаку с отрезанной головой, то ныне экс-министр иностранных дел Ерлан ИДРИСОВ с гордостью сообщает о “положительных воздействиях” высокопоставленных лиц из Персидского залива, охотящихся за нашими исчезающими птицами, занесенными в Красную книгу.

Специалисты считают, что в Казахстане таких уникальных птиц, как сокол-балобан, осталось всего 150-200 гнездящихся пар (в начале 90-х годов насчитывалось до 4-х тысяч). Если ситуация впредь будет такой же, то в течение 3-х лет этот вид птиц полностью исчезнет. В этой экологической катастрофе “зеленые” обвиняют Правительство Казахстана, разрешающее охоту на редчайших птиц влиятельным персонам из Персидского залива.

Охота на “краснокнижных”

По информации минприроды, было установлено, что инициатором выдачи разрешений высокопоставленным лицам из стран Персидского залива на так называемые “охотмероприятия” по отлову соколов-балобанов и дроф-красоток являлся МИД. И вот это нашло свое подтверждение в письме (от 20 мая 2002 г) вице-министра Идрисова, адресованном национальному экологическому обществу РК.

Ранее это как бы подразумевалась, но открыто об этом мидовцами сказано впервые. Охотмероприятия — это добывание дроф-красоток и соколов-балобанов, а для последних еще и вывоз за пределы республики. Делает это МИД по официальным каналам, путем серьезного анализа многочисленных обращений подобного рода”, — комментирует содержание письма председатель экологического общества Ким ЕЛКИН. А какие лица конкретно являются охотниками за редчайшими птицами?

По его словам, “первый вице-министр пояснил, что четкого определения правового статуса VIP не существует”. Но к ним относятся “главы иностранных государств и их заместители, главы парламентов, руководители внешнеполитических ведомств, королевские особы, специальные представители глав иностранных государств”, также “руководители транснациональных корпораций компаний-инвесторов”. “В число VIP-персон может попасть такое количество конкретных персон, — утверждает Елкин, — что при всем желании не хватит тех 120-200 пар гнездящихся соколов-балобанов, которые умудрились сохраниться в Казахстане!

Птица как дипломатическое орудие

Выдача разрешений, сообщает г-н Идрисов, не обусловливается предоставлением конкретной финансовой помощи, а носит политический характер и является производной от высокого уровня международных взаимоотношений. По мнению эколога, здесь-то и возникает сакраментальный вопрос: “насколько нравственно с точки зрения государственной политики стимулировать этот “высокий уровень” за счет охоты на исчезающие виды животных, занесенных в Красную книгу и являющихся мировой культурной ценностью?” “Ведь это не заурядная добыча, а отлов уникальных птиц, вообще не являющихся объектами охоты. Ни одно государство до сих пор официально не заявляло о том, что охота на “краснокнижных” является инструментом дипломатии”, — недоумевает эколог.

По его мнению, если организация “охотмероприятий” на исчезающие виды животных осуществляется по официальным каналам, то почему эти отношения не оформляются в соответствии с Указом Президента РК “О порядке заключения, исполнения и денонсации международных договоров РК”, имеющим силу закона? “Неясностей могло бы и не быть, если бы заключались межправительственные договоры, ратифицированные в установленном порядке, либо межведомственные с последующим их утверждением правительством”. Но таковых международных договоров не имеется. И правительство, получается, выдает разрешения VIP-персонам как частным, а не официальным лицам.

Если в этом вопросе разобраться поглубже, то выяснится, что арабские птицеловы охотятся у нас, даже не заключая с уполномоченными органами договоров о пользовании животным миром. Другими словами, имеет место грубое нарушение действующего Закона РК “Об охране, воспроизводстве и использовании животного мира”.

Елкин предполагает, что межправительственные договоры об охоте на исчезающие виды птиц наш Парламент не ратифицирует. А в случае утверждения правительством межведомственных договоров, последние, наверняка, вызовут возражение общественности, поскольку они не соответствуют национальному законодательству в сфере животного мира и обычной международной практике.

“Синдром” МИДа

В предыдущих материалах мы сообщали о том, что выдачей разрешений на отлов редких птиц Казахстан нарушает межгосударственное Соглашение, по которому соколы-балобаны являются мигрирующими птицами, то есть природным достоянием не только одного государства. И поэтому, чтобы распоряжаться общей природной ценностью, потребуется согласие и других заинтересованных в этом вопросе стран.

Руководителя национального экологического общества, весьма удивило, что, “по официальным данным МИД, в ходе заседания глав правительств стран СНГ в городе Москве 9 сентября 1994 г. не подписывалось Соглашение об охране и использовании мигрирующих видов птиц и млекопитающих и мест их обитания”. Стало быть, Казахстан в этом соглашении не участвует и поэтому его не соблюдает. Этим можно было бы завершить наше размышление о природных богатствах нашей страны.

Но представьте теперь уже наше удивление, когда г-н Елкин показал копию того самого Соглашения, подписанного правительством Казахстана!

Оно опубликовано в официальных международных изданиях, депозитарием настоящего соглашения является Правительство Республики Беларусь. Во исполнение этого соглашения принят ряд вытекающих документов, в том числе список мигрирующих животных в Казахстане, включая сокола-балобана”, — заверят нас Елкин. Не значит ли это, что в высшем исполнительном органе республики сидят некомпетентные люди? Или это очередная хитроумная тактика МИДа с целью легко уйти от ответа перед общественностью.

Новости партнеров

Загрузка...