На вопросы газеты отвечает советник Президента РК Ермухамет Ертысбаев

\"\"

— Ваши комментарии к принятому в мажилисе парламента новому закону о партиях?

— Гордиев узел нового закона о партиях – это жесткое фиксированное членство в 50 тысяч человек, необходимых для регистрации. Соответственно, только такая партия сможет участвовать в будущих парламентских выборах, которые, как известно, будут происходить по мажоритарно-пропорциональной системе. Не исключено, что к будущим выборам половина мажилиса будет избираться по партийным спискам. Поэтому закон о партиях взволновал все политизированное общество Казахстана. А ведь есть еще и одномандатные округа, в которых официально будут баллотироваться кандидаты в депутаты от зарегистрированных политических партий.

Вообще, в политике сознательно участвуют 2-3% населения в любой стране мира. Предлагается 50 тысяч для регистрации. Это почти 6-7% взрослого населения Казахстана. А ведь будет несколько партий. Сможем вытянуть реально? Не уверен. Опять же жесткое фиксированное членство, отраженное в законе, потребует многочисленных нормативно-правовых инструкций. В каждом областном центре должно быть не менее 700 членов партии. А, если один или два члена партии умрут или просто выйдут из партии, явится ли это основанием для прекращения деятельности партии? Здесь возникнут многочисленные вопросы. Ведь очевидно, что Алматы и Актау, Шымкент и Кзыл-Орда – совершенно разные города по степени политизации и возможности политической рекрутизации граждан в те или иные партии.

Политическую партию можно определить как организацию активных политических лиц в обществе, тех, кто заинтересован в контроле над государственной властью и кто, добиваясь поддержки народа, соперничает с другой группой или группами, придерживающимися иных взглядов. Если коротко выразить суть зарождения и эволюции демократии, то можно сказать, что именно политические партии создали демократию и что современная демократия немыслима иначе, кроме как в партийном выражении. В “Отане” может быть 300 тысяч человек (Сергей Терещенко мне лично говорил об этой цифре), в Гражданской – 70 тысяч (кажется, Азат Перуашев озвучивал эту цифру), а в “Азамате” всего 14 тысяч человек. Но только избирательный процесс определяет, кто отныне будет править обществом. Есть партии, которые уделяют первостепенное внимание качеству человеческого материала, из которого строится организация, а не количеству. Если же отсечь от выборов такие партии, то мы можем нарушить одно из главных предназначений партии, а именно: необходимую связь между народом и представительным механизмом правления.

— Каковы, по Вашему мнению, будут действия оппозиционных партий в ответ на этот закон?

— У них два пути. Первый – бойкот закона и будущих выборов. Это пораженческий путь. Он ничего не даст оппозиции. Второй путь – принять закон и начать активную работу. Честно говоря, я больше опасаюсь второго, потому что это может привести к объединению всех оппозиционных партий в некий альянс, который может перерасти в новую партию, дееспособную и сильную. Сила власти – в единстве и сплоченности (солидарная позиция депутатов мажилиса, представляющих в большинстве своем проправительственные партии – блестящее тому подтверждение). Слабость оппозиции – разрозненность, аморфность, амбициозность лидеров, отсутствие сплоченности и монолитности. Представьте себе: выходят двое мужчин драться. Один дерется кулаками, а второй – растопыренными пальцами. Так вот, второй и напоминает мне оппозицию. Сможет ли оппозиция сжать пальцы в кулак? Вряд ли. Это я давно понял, еще в марте 1995 года, когда Президент Назарбаев предложил мне работать у него советником. Несмотря на жесткость нового закона, я думаю, что “Отан”, Аграрная и Гражданская партии проведут необходимую работу и пройдут все процедуры для регистрации. Думаю, что напряженно поработают коммунисты во главе с Абдильдиным. Что касается остальных партий, то они будут спорить, критиковать, возмущаться вплоть до начала парламентской избирательной кампании.

Новости партнеров

Загрузка...