Судебное преследование Мухтара Аблязова и Галымжана Жакиянова. Хроника событий

(второй выпуск)

В ночь с 24 на 25 июня 2002 года в г.Астану, где проходит процесс, с целью поддержки Аблязова приехала группа граждан, проживающих в разных регионах Казахстана, Алматы и Караганды.

Утром в 6.30 в общежитии, где они поселились, появились полицейские, которые пытались заставить этих людей поехать в отделение, а когда они отказались, их не выпускали из здания, чтобы они не могли добраться до Верховного суда.

Процесс начался в 10 часов. В зал снова не были допущены представители оппозиционных средств массовой информации. Судья отклонил все ходатайства защиты, включая просьбу допустить к процессу других общественных защитников, отложить заседание на несколько часов, чтобы дать депутату Парламента Тохтасынову ознакомиться с материалами дела (он был допущен к процессу только в предыдущий день), изменить меру пресечения Аблязову и выпустить его под залог, дать возможность прессе осуществлять видео или аудиозапись процесса, решить вопрос об отводе прокурора, который уже принимал участие в деле на стадии предварительного расследования и т.д.

Государственный обвинитель Владимир Роот зачитал обвинительное заключение, обвинив Аблязова в нанесении государству ущерба в связи с злоупотреблением служебным положением.

Аблязов заявил, что его преследуют за то, что он открыто высказал свои политические убеждения в виде создания ДВК. Также он указал, что в деле нет ни одного письменного указания, распоряжения или другого документа за его подписью, в которых бы давались распоряжения по факту злоупотребления полномочиями или принятия участия в незаконной предпринимательской деятельности. Аблязов заявил, что обвинение построено на домыслах, слухах, предположениях и всё это создает опасный прецедент в Казахстане и что по таким рода “доказательствам” можно осудить в нашей стране любого.

В последнем заявлении он обратился к суду с требованием об объективности ведения процесса и рассмотрения дела.

Судебное заседание отложено до 10 утра 26 июня 2002 года.

Судебное преследование Мухтара Аблязова и Галымжана Жакиянова. Хроника событий

(третий выпуск)

Третий день процесса над Мухтаром Аблязовым начался все с тех же ходатайств его общественного защитника, депутата Парламента Толена Тохтасынова: предоставить больший зал для процесса, а представителей СМИ впускать в зал не по спискам, а по предъявлении удостоверения. Ходатайства даже не рассматривались, а было принято предложение прокурора Роота допросить подсудимого.

В своем выступлении Аблязов не признал вину ни по одному пункту обвинения, указав, в частности, что нет никаких доказательств, подтверждающих его причастность к делу (см. ниже).

Суд перешел к допросу свидетелей, ни один из которых не дал показаний, доказывающих какую-либо вину Аблязова

Аблязов сделал следующее заявление:

“Уважаемый суд!

Хочу заявить о том, что никакого преступления я не совершал и нахожусь на скамье подсудимых по сфабрикованному против меня делу.

Меня судят как уголовного преступника, но причины, по которым я оказался здесь, — политические.

Моя вина заключается только в том, что я открыто высказал свои политические убеждения. Как всем известно, после прекращения в отношении меня уголовного преследования по такому, и более тяжкому обвинению, 18 ноября 2001 года, я в числе других инициаторов, объявил о создании Республиканского общественного объединения \»Демократический выбор Казахстана\». Это послужило поводом для возобновления Генеральной прокуратурой уголовного преследования в отношении меня.

В деле нет прямых и косвенных доказательств, свидетельствующих о моей причастности к совершению инкриминируемых мне преступлений.

Отсутствуют какие-либо документы (приказы, указания и т.п.), подписанные мною и предъявленные в качестве доказательств моей вины.

Своими действиями я не причинял ущерба государству, его гражданам и организациям.

Обвинение против меня строится на предположениях, домыслах, всякого рода намеках и слухах. Показания свидетелей толкуются односторонне и с обвинительным уклоном.

К сожалению, если следовать такой логике обвинения, можно сфабриковать любое дело и в отношении кого угодно, в том числе против высших руководителей страны. Такого рода сфабрикованные уголовные дела создают опасный прецедент, характерный для известных политических репрессий 1937-1938 годов, что может привести наше общество к беззаконию и беспределу.

История показывает, что рано или поздно запущенный такого рода политический маховик подминает под себя не только тех, кто его запустил, но и тех, кто способствовал этому.

Я прошу быть объективным по моему делу”.

Судебное преследование Мухтара Аблязова и Галымжана Жакиянова. Хроника событий (четвертый-пятый выпуски)

В четверг Верховный суд сделал перерыв, поэтому в пятницу начался четвертый день судебного заседания Верховного Суда по делу экс-министра энергетики Мухтара Аблязова. Он начался в 10 часов утра с заявления и ходатайства подсудимого.

Ниже приводится текст заявления М. Аблязова, которое он озвучил в самом начале очередной судебной сессии:

“Уважаемый председательствующий!

Хочу обратить Ваше внимание, что 24 июня 2002 г., в первый день процесса, мы сделали обращение к суду в виде ряда ходатайств. В частности, нами было озвучено ходатайство об изменении меры пресечения. Решение по этому ходатайству было озвучено Вами только на следующий день 25 июня 2002 г.

Но, тем не менее, телекомпания \»Хабар\», имеющая 51 % долю государства, озвучила уже вечером 24 июня, что судья отказал в удовлетворении ходатайства об изменении меры пресечения. Известно, что телекомпанией \»Хабар\» руководит дочь президента страны Дарига Назарбаева. Также известен факт, что комитет национальной безопасности в течение 3-х лет преследовал меня, возбудив против меня ряд уголовных дел, которые позже были закрыты за отсутствием состава преступления. Также известно, что курировал и руководил этим старший зять президента Назарбаева генерал Рахат Алиев.

Заявления \»Хабара 2\» о том, что мне отказано в ходатайстве до решения суда, вследствие озвученных выше фактов, можно расценить как давление на судью со стороны КНБ и дочери президента Дариги Назарбаевой. Тем более, на следующий день действительно было принято такое решение. Хотя президент страны Назарбаев сказал, что он не влияет на решение судей, в обществе складывается впечатление, что через дочь — Даригу Назарбаеву — оказывается давление на суд. В этой связи обращаю Ваше внимание на то, что Вами не разрешено записывать процесс на аудио- и видеозаписи, уже в первые дни процесса идет искажение со стороны СМИ хода судебного процесса.

В этой связи еще раз обращаюсь к Вам, уважаемый председательствующий, в целях объективного освещения хода судебного разбирательства, чтобы в обществе верили в справедливость суда, не было кривотолков, разрешить записывать процесс”.

В ходатайстве было отказано.

Далее суд продолжил допрос свидетелей.

Казахстанское международное бюро по правам человека и соблюдению законности

(Использованы материалы пресс-центра общественного объединения “Демократический выбор Казахстана”)

 

 

Новости партнеров

Загрузка...