Суд над Мухтаром Аблязовым. День шестой

Астана

2 июля 2002 года

Шестой день суда над лидером движения “Демократический выбор Казахстана” начался с ходатайства самого Мухтара Аблязова. Приводим его дословно.

“Верховный Суд
Республики Казахстан

Судье Шаухарову К. А.

ХОДАТАЙСТВО

о допуске по делу иностранного адвоката

Прошу Вас допустить в качестве моего защитника иностранного адвоката, представителя юридической фирмы “Яблонски, Бот и Эдельман” (США, Вашингтон) г-на Чарльза Бот.

Г-н Чарльз Р. Бот в установленном порядке прибыл в Республику Казахстан и в настоящее время находится в зале судебного заседания.

Как ранее мною сообщалось, в связи с тем, что уголовное преследование в отношении меня ведется по политическим мотивам, а также по действующему законодательству Республики Казахстан не буду иметь возможности обжаловать приговор суда в апелляционном порядке, я серьезно опасаюсь незаконного осуждения и применения в отношении меня принудительных мер уголовно-правового воздействия.

В связи с вышеуказанными обстоятельствами я намерен обратиться за защитой своих прав в международные правозащитные организации, что представится возможным через участвующего по делу иностранного адвоката, в частности г-на Чарльза Р. Бот.

М. Аблязов (подпись)

г. Астана, 2 июля 2002 года”

С поддержкой заявленного М. Аблязовым ходатайства выступил общественный защитник от “Демвыбора” Толен Тохтасынов. Депутат Парламента акцентировал внимание суда на подписанной Казахстаном Венской конвенции, в соответствии с которой участие иностранных адвокатов в защите граждан республики разрешено. Как парламентарий он отметил, что данная конвенция ратифицирована Казахстаном. Более того, по его словам, по Конституции РК суд обязан обеспечить обвиняемому возможность защищать себя всеми законными способами.

В свою очередь обвинение в лице прокурора В. Роота выступило с протестом, ссылаясь на то, что адвокат является иностранцем.

Подсудимый Аблязов еще раз отметил, что в законодательстве Республики Казахстан ни единым словом не указано об ограничении в части привлечения иностранных адвокатов к защите.

Далее М. Аблязов отметил, что суд отдает предпочтение прокурорам, иначе говоря, стороне обвинения. Этот вывод следует из того, что в отличие от оставленных без удовлетворения ходатайств защиты Аблязова, ходатайства прокуроров судом поддерживаются. Находящийся на скамье подсудимых также мотивировал свое мнение несправедливым расположением в зале суда его защиты и обвинителей. Если сторона прокуроров сидит за столом напротив обвиняемого, то его адвокаты относительно своего подопечного и прокуроров находятся в уничижительном положении – позади обвинения. Судья К. Шаухаров был вынужден отреагировать на замечание М. Аблязова и вернуть обвинителей на свои прежние места в одном ряду с защитой, которые разделены между собой проходом. Судья также объявил, что то или иное решение относительно допуска Чарльза Бота к процессу в качестве защиты будет им принято позже.

Затем суд продолжил ежедневный допрос свидетелей по делу Аблязова.

В зал был приглашен свидетель Абитаев Есберген Абитаевич, бывший заместитель министра энергетики, ныне сотрудник национальной компании KEGOC. Первым адресовал ему свой вопрос прокурор Роот, и касался он того, как и чем именно допрашиваемый может пояснить мобильную трубку сотовой связи с номером 9005000; кто ею пользовался, из каких источников оплачивались счета за разговоры с этого номера. Экс-заместитель министра заметил, что данный вопрос не в его компетенции. В папке вице-министра находились гораздо более сложные для решения вопросы. “Я не помню, чтобы я подписывал решение о переводе телефона с KEGOC в министерство энергетики, но подпись под этим документом стоит моя”, – пояснил свидетель. По его словам, этот “технический документ” готовили соответствующие службы его ведомства. Более того, почта, и документы, которые требовали подписи, была обильна, и запомнить такой непринципиальный документ после истечения нескольких лет просто невозможно. Абетаев отметил, что подобные вопросы решает завхоз и производственно-эксплуатационное предприятие. О таких вещах нужно говорить, основываясь на конкретных документах, а не на том, что может вспомнить человек. Поэтому свидетель не смог назвать точно, в чьем пользовании находился сотовый с номером 9005000. Господин Абитаев сказал, что в тот период у него тоже был сотовый телефон, но он по прошествии 4 лет не может вспомнить его номер, не говоря уже о чужих номерах. Напомним, что Аблязову инкриминируется использование сотового с этим номером компании KEGOC уже будучи не ее президентом, а министром энергетики.

На вопрос адвоката Аблязова о необходимости использования министрами и замминистрами сотовой связи г-н Абитаев ответил, что существовал период, когда постановлением правительства разрешалось чиновникам подобного ранга иметь сотовые телефоны, оплачиваемые за счет госсредств. И нет никакой разницы в том, на каком балансе находилась отдельно взятая сотовая трубка: на балансе 100-процентно государственной компании KEGOC или на содержании министерства – оплата и в том и в другом случае производилась из госсредств.

На вопрос самого Аблязова свидетель Абитаев ответил, что у министра просто не было возможности вникать в вопросы приобретения канцелярских товаров, скрепок, отслеживать, чей бензин используется его служебной машиной, и пр., в т.ч. и оплата сотовой связи. Это не вопросы функциональных обязанностей министра.

Следующий вопрос обвинением был задан по второму эпизоду, который инкриминируется экс-министру энергетики, бывшему президенту KEGOC М. Аблязову. Он касается 6-стороннего соглашения между KEGOC, НЭС “Казахстанэнерго”, компанией ЭнергоУзбекистан и другими ведомствами. Свидетель заявил, что этим вопросом он не занимался. Но ему известно, что благодаря этому соглашению Казахстан смог снизить свой долг перед Узбекистаном за поставку энергии на $2,6 млн. Это было очень важно, так как кабальные условия покупки электроэнергии у узбекской стороны за 4,5 цента не выдерживали критики. Акт сверки на то существует.

Следующей в зал была приглашена свидетель Полтушева Дельбар Рахимжановна, сотрудник аудиторской фирмы “Финаудит”. Свидетель Полтушева сообщила, что в ходе аудиторской проверки в компании KEGOC (организованной по инициативе ее руководства) был обнаружен сотовый телефон за номером 9005000, счета на оплату которого приходили в KEGOC (на общую сумму около 5000$), хотя его владелец в KEGOC уже не работал. Однако свидетельница подтвердила, что не видела ни на одном из именных счетов Алтела, приходивших в KEGOC, подписи Аблязова. И других документов, подтверждающих причастность Аблязова к этому сотовому телефону в период работы министром не существует, потому что, по словам самой свидетельницы, в KEGOC существует порядок — каждые полгода уничтожать документы, касающиеся телефонных переговоров.

Свидетель Айжанова Катира Какпановна на традиционный вопрос обвинения о сотовом телефоне смогла сообщить только, что номер телефона она не помнит.

За этим рекордно коротким допросом свидетеля последовало резкое заявление прокурора В. Роота по поводу публикации в последнем номере газеты “Время”, в которой говорится о том, что к участию в процессе над Мухтаром Аблязовым допущен американский адвокат Чарльз Бот. “Это прямое искажение фактов, к тому же статья имеет политическую окраску. По законодательству к защите обвиняемого могут быть допущены только его родственники или общественные защитники. Иностранные защитники допускаются только при наличии соответствующего договора между странами, насколько мне известно, между Казахстаном и Америкой такого договора нет. Я считаю это поводом привлечь к ответственности и газету и корреспондента” — заявил прокурор (в статье говорится о том, что господин Бот был допущен к процессу, а не к защите М.Аблязова, поэтому, на наш взгляд, никакого искажения фактов в материале не допущено).

В ответ на заявление прокурора В.Роота общественный защитник Т. Тохтасынов заявил, что располагает сведениями, что в газете “Известия” была опубликована фотография, сделанная в зале суда, на которой изображен подсудимый, рядом с ним охранник и прокуроры. И это при том, что решением суда была запрещена любая съемка во время процесса. На что судья, господин Шаухаров, спросил, видел ли господин Тохтасынов в зале кого-либо с камерой. Толен Тохтасынов сказал, что не видел, на что судья примирительно заявил “И я не видел. Говорят, что и меня уже фотографируют”. Реплика из зала: “Нет, Вас только рисуют”.

После этого к трибуне был приглашен свидетель Абдрасилов Кайрат Айтаевич, который после сакраментальной фразы прокурора “сообщите, что Вам известно по условиям контракта и оплаты сотового телефона за номером 9005000”, сообщил, что узнал о том, кто пользовался этим номером, только на следствии.

Свидетель Овчинникова Вера Михайловна была также приглашена в зал заседаний, чтобы сообщить суду, что ей известно о сотовом телефоне за номером 9005000. Госпожа Овчинникова рассказала, что когда она пришла работать в KEGOC, ей было сказано, “что этот телефон числится за Аблязовым и что господин Наурызбаев сказал, что этот вопрос будет решаться в рабочем порядке”. Вера Михайловна добавила, что она пришла в KEGOC в начале мая 1999 года, и к ноябрю этот вопрос был решен. На вопрос адвоката Гулама Мазанова “Как Вы могли отследить тот факт, если бы этим телефоном в министерстве пользовался кто-то другой, а не Мухтар Аблязов?”. На что последовал однозначный ответ свидетельницы – “Никак”.

Медведеву Татьяну Васильевну, сотрудника “KEGOK-сервис”, также попросили пояснить, что ей известно “по условиям контракта и оплаты сотового телефона за номером 9005000”. Свидетель Медведева сообщила, что в “KEGOK-сервис” она работала комендантом, и в принципе не могла знать, каким номером пользовался Аблязов. Татьяна Васильевна сообщила, что регистрация велась с помощью карточек складского учета, но с их помощью нельзя установить, кто реально пользуется телефоном, а только за кем закреплена трубка.

После допроса свидетельницы слово попросил Мухтар Аблязов. Он сказал, что у него сложилось впечатление, что обвинение изменило свою позицию относительно освещения процесса. Господин Аблязов заявил: “Господин Роот выразил свое неудовольствие тем, что процесс освещается не совсем объективно. Сложилось впечатление, что господин Роот нас поддерживает. Поэтому мы еще раз обращаемся к суду с просьбой допустить запись процесса, чтобы не приходилось проводить экспертизу последующих публикаций”.

На что последовал крайне эмоциональный ответ прокурора: “Нет, нет, в этой части – нет!”. В зале заявление подсудимого и реакция на него государственного обвинителя вызвала дружный смех.

Свидетелю Татишеву Еркину Нурельдаемовичу прокуроры задали лишь несколько уточняющих вопросов, касающихся заключения соглашения от 12 октября 1999 года (в продолжение его допроса от 28 июня).

Допрос свидетельницы Цицюрской Татьяны Федоровны, сотрудницы Министерства энергетики, начался с резкого вопроса прокурора Роота: “Что Вы можете сказать по обстоятельствам этого дела?”. Видя крайнее недоумение свидетельницы, несколько голосов из зала переспросили: “Какого дела?”. Но собственная оплошность не смутила обвинителя, и он продолжал, не понижая тона: “Что вы смотрите, вам же задавали вопросы на следствии!”. Общественный защитник от “Демвыбора” Толен Тохтасынов попросил судью сделать замечание прокурору по поводу некорректного тона последнего по отношению к свидетелю. Судья оставил просьбу без внимания.

Стало понятно, что обвинение вновь интересует судьба сотового телефона 9005000. По этому поводу свидетельница сообщила, что Мухтар Кабулович пользовался телефоном, когда работал министром, а когда уволился, сдал его. Также Татьяна Федоровна добавила, что этот телефон она никогда не видела, и что знает о нем только по документам. На вопрос общественного защитника Тохтасынова, отдавала ли этот телефон кому-нибудь лично в руки сама свидетельница, последовал ответ “Нет”.

Свидетеля Конкушева Серика Ахметкалиевича, директора Атырауского филиала банка Туран-Алем, обвинение также не баловало оригинальными вопросами. Прокурор попросил сообщить, что ему известно “по условиям контракта и оплаты сотового телефона за номером 9005000”, на что свидетель ответил: Компания выписывала сотрудникам номера и оплачивала счета”. На вопрос кому принадлежал номер 9005000 господин Конкушев ответил: “Категорично сказать не могу, но, вроде, Мухтару Кабуловичу”. Серик Ахметкалиевич также сообщил, что этот телефон числился на балансе KEGOC.

После этого судья, господин Шаухаров, сообщил, что он удаляется в совещательную комнату, чтобы решить вопрос о ходатайстве по поводу участия в процессе иностранного защитника.

По истечении 20-минутного перерыва суд принял решение оставить ходатайство без удовлетворения.

По поводу другого ходатайства защиты, которое касалось изъятия из дела незаконно добытых сведений (имелись в виду телефонные звонки Аблязова, прослушанные следственными органами после окончании срока санкции прокурора), заявление сделал сам обвиняемый. Господин Аблязов сказал: “Я в недоумении, прокуратура должна сама отслеживать соблюдение законности во всем, а получается, что прокуроры предлагают использовать в деле незаконно добытые доказательства. Я скажу как обвиняемый, что ничего такого в этих разговорах нет, но я выступаю за соблюдение закона на процессе”.

После этого заявления судья сообщил, что на текущий момент из 47 свидетелей допрошено 33. Был зачитан список свидетелей, которые еще не предстали перед судом. Обвинение с согласия адвокатов определило круг свидетелей, присутствие которых обязательно, и попросило суд обязать к явке Амитазиеву, Фельда, Наурызбаева и Набокова.

Судья также сообщил, что на завтрашнем заседании будут заслушаны эксперты.

РОО “Демократический выбор Казахстана”
Пресс-центр

Новости партнеров

Загрузка...