Есть такая партия – Еврейский конгресс Казахстана! Или Наш ответ Д-ну Найману

“… получается, что в сегодняшнем Казахстане реальных партий нет (номинальные – не в счет) и, следовательно, нет таких партий, которые могли бы реально претендовать на власть”

Есть такая партия!

В. И. Ленин

Известный казахстанский аналитик доктор Д-н Найман в газете “Мегаполис” от 27 июня т. г. разразился своим очередным Sinoptykosом под названием “Нет таких партий!”, в которой он довольно глубоко проанализировал состояние партийного строительства в Казахстане и в этой связи не упустил возможности язвительно пройтись по власти, а заодно и по оппозиции, особенно по ее руководству, за исключением, пожалуй, только Петра Своика. Да и тому досталось за свой, местечковый “азаматовско-демократический” интерес.

Д-н Найман совершенно справедливо отмечает, что, с одной стороны, автократическая власть ныне идейно-организационно стремительно деградирует, а с другой стороны, сейчас в Казахстане нет таких партий, которые могли бы реально претендовать на власть, поэтому власть не может положиться ни на одну партию как на своего преемника.

Таким образом, создается ощущение того, что по мере дряхления существующего центра власти перманентно существующий системный кризис власти только будет обостряться и что впереди нас всех ждет хаос, и мы все погибнем. И все из-за того, что нет такой партии, которая могла бы взять власть в свои руки.

Спешу всех успокоить – не погибнем! Потому, что есть такая партия! Партия Александра Машкевича, бывшего казахстанца, а ныне гражданина Израиля, алюминиево-хромового магната и олигарха одновременно, а также президента Еврейского конгресса Казахстана (ЕКК) и Евроазиатского еврейского конгресса (ЕАЕК) одновременно. Но при этом имеется в виду не Гражданская партия, которую политологи считают партией Машкевича и которая так же политически декоративна, как и декоративен парламент, где заседают ее представители. Имеются в виду ЕКК и ЕАЕК!

Так, недавно делегация ЕАЕК, возглавляемая его президентом Александром Машкевичем, который является и президентом ЕКК, побывала в Израиле. Одна из главных задач визита – выражение солидарности и сближение Государства Израиль с еврейскими общинами других стран мира. В ходе визита прошла презентация ЕАЕК, созданного в марте этого года в Москве, объединившего еврейские общины из 28(!) стран СНГ и Азиатско-Тихоокеанского региона и представляющего интересы (какие?) 2,3 млн. евреев. Осенью текущего года ЕАЕК планирует провести презентацию в различных городах США. ЕАЕК стал частью Всемирного еврейского конгресса (ВЕК), который выражает интересы евреев, “разбросанных” по планете, в том числе и в Казахстане, где их насчитывается 70 тысяч.

Чтобы продуктивно порассуждать на заданную тему, есть смысл в проведении соответствующих параллелей с существующими в Казахстане партиями.

Так, возьмем, к примеру, тот же многочисленный и интернациональный “Отан”, с одной стороны, а с другой – немногочисленную Русскую партию Казахстана (РПК). Политической аксиомой является тезис о том, что целью любой политической партии является власть. Но, при пристальном рассмотрении этих внешне абсолютно непохожих друг на друга партий, вдруг с очевидностью обнаруживаешь, что в главном, то есть по своей политической сути, эти партии одинаковы – у них нет такой цели! Таковы по своей политической сути и все остальные, сколь-нибудь лояльные к власти политические партии, типа партии патриотов, пива, дураков и т. п., которые по вопросу своего отношения к власти могут позволить себе смелость заявить лишь о том, что они видят смысл своего существования только в поддержке президентской власти. А еще точнее – в поддержке личной власти Нурсултана Назарбаева. Короче говоря, все провластные партии, несмотря на их количество, а также на их традиционную или нетрадиционную ориентацию, в том числе и национальную, по своему политическому качеству не дотягивают до понятия “политическая партия”.

Что же касается оппозиционных партий, то и они не дотягивают до понятия “политическая партия”. Вместе с тем, отдельного разговора заслуживают сами лидеры оппозиционных партий, которые по своей сути как раз и являются эдакими персонифицированными партиями, так как реально именно у них имеются властные амбиции. Более того, они сами – больше, чем существующие при них партии. А наличие партий при них – это не столько дань политической моде, сколько дань суровой политической реальности. Эти партии должны не столько осуществлять политическую работу с массами, сколько играть роль политического “предохранителя” для своих вождей в их взаимоотношениях с властью. Но так или иначе и от оппозиционных партий можно абстрагироваться.

Таким образом, получается, что в сегодняшнем Казахстане реальных партий нет (номинальные – не в счет) и, следовательно, нет таких партий, которые могли бы реально претендовать на власть.

Но теперь обратим свой взор на ЕКК, который объединяет в своих рядах 70 тысяч человек. Это на 20 тысяч больше требуемого минимума по новому законопроекту о политических партиях. Это – с количественной стороны.

С другой – качественной — стороны, совершенно очевидно, что ЕКК никогда не будет формально претендовать на статус политической партии. Вместе с тем, ЕКК никогда не откажется от влияния на власть. А с учетом того, что ЕКК является частью ЕАЕК, а последний — филиалом ВЕКа, то влияние ЕКК на казахстанскую власть будет принимать характер все более решающий.

Таким образом, ЕКК качественно превращается если не в традиционно понимаемую партию, то – в партию нового типа, партию, стоящую над властью. И главными рычагами воздействия этой суперпартии на казахстанскую власть являются не столько сам ЕКК или более высокие еврейские инстанции в виде ЕАЕК или ВЕК, сколько в финансовом отношении – международные финансовые центры, в политическом отношении – администрация США, в военно-политическом отношении – вооруженные силы США.

Если же казахстанская власть будет артачиться, то против нее могут быть применены более чем болезненные финансовые или политические санкции. И даже военно-политические средства. В финансовом отношении вовсе не нужно будет организовывать падение японской иены. Достаточно будет навечно заморозить или перевести в пользу международных финансовых центров средства, находящиеся на соответствующих казахстанских счетах за границей. Все средства финансового нажима пойдут в ход, разве только не заставят платить жертвам Холокоста.

В политическом отношении мы уже видим, как в последнее время обозначился мощный международный нажим персонально на Нурсултана Назарбаева, а именно: вдруг из итальянского парламента раздается весьма резкая критика в адрес его власти; Конгресс США приступил к рассмотрению очень жесткой резолюции по отношению к президенту Назарбаеву, где перечисляются все его прегрешения, начиная с нарушения Конституции Казахстана и заканчивая нынешней ситуацией со счетами за границей и репрессивными преследованиями лидеров оппозиции, в том числе ДВК. Особое внимание заслуживает факт прибытия в Казахстан из США Чарльза БОТА — адвоката Мухтара Аблязова, который является одновременно и адвокатом Акежана Кажегельдина, что говорит не только о том, что все прежние обвинения против обоих фигурантов могут быть сняты, но и о том, что они оба (и третий – Жакиянов) могут вернуться во власть. Об американском После в Казахстане, который является признанным специалистом по устранению нежелательных режимов, ранее уже неоднократно говорилось.

В военно-политическом отношении мы являемся свидетелями того, как США все более настойчиво пытаются продавить идею размещения своих вооруженных сил на нашей территории. Чем более реальной становится перспектива большой казахстанской нефти, тем более реальной становится появление американской военной силы. И если казахстанская власть будет и дальше упорствовать, то не будет ничего удивительного в том, если на нашей территории “вдруг” активизируют свою деятельность разного рода вооруженные экстремисты, начнутся нападения на иностранных дипломатов и т. п. события, в которых поднаторели ведущие спецслужбы мира. Если же и это окажется непонятым казахстанской властью, то ей, в конце концов, могут просто “сделать предложение, от которого трудно будет отказаться…”.

Все это должно заставить задуматься нас, но в еще большей степени – власть.

Вот такую перспективу и такую сегодняшнюю реальность вдруг увидел я очередным летним утром, а именно: что казахстанские партии, называющие себя политическими партиями, на самом деле таковыми по своему существу не являются и поэтому от них никакого политического толка нет, а посему можно было бы совершенно безболезненно принять закон, вообще запрещающий любую политическую партию. Тем более, что все-таки есть такая партия в стране, которая, не называя себя политической партией, по-существу как раз и является единственной реальной политической силой в стране, являющаяся составной частью всемирной еврейской организации и при поддержке извне контролирующая и направляющая деятельность номинальной казахстанской власти. Кстати, этот вариант развития политической жизни в стране не является наихудшим, ибо снимается острота вопроса о преемстве казахской власти. И действительно, какая для нас разница при этом, у кого будет власть – у Нурсултана Назарбаева или, например, – у Акежана Кажегельдина?! Хотя последний, говоря ныне модным футбольным языком, а также с учетом российского опыта участия в прошедшем мундиале, смотрится как грамотный европейский тренер на фоне морально изношенного российского тренера Олега Романцева, приведшего цвет российского футбола в состояние преждевременного увядания. Что же касается иногда мелькающего по телевизору нашего Имангали, то, похоже, уже в недалеком будущем он и вовсе не будет смотреться не то что в первой роли, но даже и в десятой…

Вот и весь наш ответ Д-ну Найману.

Новости партнеров

Загрузка...