Тюркское “ор” и немецкое “бург” — российский город Оренбург

Источник: Казахстанский общественно-политический еженедельник \"Мегаполис\"

Край, в котором были Даль и Пушкин, откуда родом Ч.В.С.

…Когда мне на прошлой неделе предложили из казахстанского областного центра Актобе смотаться в ближайший российский губернский центр Оренбург, согласился не задумываясь. Бывают такие случаи, когда внутри одной командировочной поездки возникает еще другая. Журналистская планида такова, что такие неожиданности обычно приветствуются, ибо любая поездка, пусть даже незапланированная — это хлеб для репортера. Любопытно было проехаться по российской земле, тем более побывать в городе, когда-то имевшем статус первой казахстанской столицы: с 1920-го по 1925 г. Оренбург был столицей Киргизской АССР. А с 1934 г. и по сей день — центр одноименной области.

***

Вообще надо сказать, Оренбург и в целом прилегающий регион имеет свою достаточно нетривиальную и бурную историю, напрямую сопряженную как с историей государства Российского и собственно русских, так и с историей множества иных народов, населяющих этот край. Достаточно вспомнить знаменитую пушкинскую “Капитанскую дочку”…

Город расположен в Южном Предуралье, на реке Урал, близ впадения в неё реки Сакмара. Но что интересно: первоначально Оренбург был основан в 1735 г. как крепость у впадения р. Орь в р. Яик (современное название — Урал), отсюда и название города. Затем, в 1740, Оренбург с сохранением прежнего, тюркско-немецкого названия, перекочевал на новое место — ниже по р. Яик, где ныне стоит село Красногор Саракташского района. А на месте первоначальной дислокации осталась Орская крепость — ныне современный город Орск. В третий раз город был перенесён в 1743 г. к западу, на место Бердской крепости (основана в 1737). Одним словом, кочуя “по батюшке Яику”, Оренбург оставался Оренбургом, хотя от реки Орь, давшей название городу, он фактически оказался на расстоянии почти 300 км. Кстати, гидроним Орь происходит от тюркского ор (\»ров, канава\»). Топонимических названий с тюркской начинкой в Оренбуржье, как, впрочем, и везде по лесостепной части России, и скрытых, и явных — превеликое множество…

В XVII — первой половине XIX вв. Оренбург — главная крепость Оренбургской пограничной линии (упразднена в 1862 г.). С 1748 г. военный и административный центр Оренбургского казачьего войска. С 5 октября 1773 г. до 23 марта 1774 г. был в осаде повстанческой армии Емельяна Пугачёва. В 1850-81 гг. Оренбург — центр генерал-губернаторства и до 1868 г. здесь находились учреждения, ведавшие пограничными делами, управлением казахов Малого жуза. С 1868 г. — это место пребывания губернатора Тургайской области.

Оренбург всегда был крупным центром торговли России с Казахстаном и Средней Азией. В Оренбурге находились Меновой двор (построен в 1749-54 гг.). Промышленность, главным образом мукомольная, салотопная, кожевенная и маслобойная, стала развиваться с проведением в 1877 г. железной дороги Самара — Оренбург. А в 1905 г. была построена железная дорога Оренбург — Ташкент и открыты главные железнодорожные мастерские. Город становится крупным торгово-распределительным центром скота, мяса: в 1894 г. открыты городские центральные бойни, с 1880 г. начат вывоз парного и замороженного мяса, так называемого сибирского топлёного масла, сала, кож, шерсти, козьего пуха.

Развивается лесопильная и деревообрабатывающая промышленность. Оренбург был местом политической ссылки. Эдесь отбывали часть ссылки поэты Т. Шевченко, А. Плещеев, композитор А. Алябьев. Здесь бывали в командировках В.Даль и А.Пушкин. Земля оренбургская дала немало знаменитых людей. Но сегодня самым известным оренбуожцем по праву можно назвать экс-премьера РФ В.Черномырдина.

В годы установления советской власти местное казачество, как и все российское казачество, оказало упорное сопротивление новой власти. Но Советы, прекрасно понимая, что Оренбург является своеобразным воротами в Азию, в Казахстан сумели в конце концов перетянуть на свою сторону местное население, которое и тогда состояло не только из казачьего сословия. В годы великого голодомора тридцатых годов прошлого столетия здесь нашли спасение множество казахов, бежавших из вымиравшего Казахстана. В 1938-57 гг. город назывался Чкалов по фамилии прославленного советского летчика-испытателя довоенной поры В.П. Чкалова, разбившегося в 1938 г.

Сегодняшний Оренбург, вновь ставший приграничным городом, является далеко не последним губернским центром в Приволжском федеральном округе и в Уральском экономическом районе. Сам по себе город является достаточно крупным многоотраслевым промышленным городом, в котором проживает свыше полумиллиона жителей. Но это не значит, что в этом степном краю есть только один большой город, а непосредственно Оренбургская область — это лишь развитое сельское хозяйство. Такой город, как Орск, стоящий на самой границе с Казахстаном, по праву считается вторым городом губернии, по количеству населения примерно равен казахстанскому Актобе, а в смысле индустриализации соперничает с Оренбургом… Впрочем, надо отметить, что сельское хозяйство здесь знатное, климат и почва позволяют выращивать почти все виды зерновых и овощных культур. По традиции здесь развито скотоводство. Поддерживаются на должном уровне традиции и в таких отраслях пищевой промышленности, как рыбоводство и пчеловодство. О том, что область богата месторождениями газа и нефти, известно далеко за пределами области, но здесь еще есть и крупные месторождения поваренной соли, песка, глины, известняка, песчано-гравийных смесей.

Российские и казахстанские таможенники намерены собраться в Орске

…Трасса, по которой актобинцы добираются до Орска, куда оживленнее, чем та магистраль, по которой можно напрямую попасть в Оренбург. По той простой причине, что до города областного подчинения всего ничего (не больше 150 км), а до губернского центра — без полусотни километров — почти вдвое больше. Орск является крупнейшим железнодорожным узлом, и здесь выгодно брать билеты в направлении Европейской части России, так и направлением на восток, включая Казахстан. Из-за того, что Орск ближе к Актобе, там больше процветает частная приграничная торговля. Это заметно даже потому, какова интенсивность движения на трассе Актобе-Оренбург. Она не идет ни в какое сравнение с орским направлением. Но в этом есть своя прелесть. Нет бесконечных эшелонов из фур, дорога прекрасно просматривается, и за каких-нибудь три-три с половиной часа можно с ветерком добраться до главного города соседней российской области. Что мы и сделали…

Если брать от Актобе на северо-запад, по местами сильно побитому шоссе, непременно попадешь в Оренбург. Мартукский район Актюбинской области граничит с Россией, и здесь, как положено, взаимоотношения между двумя государствами начинаются на таможенном посту. С российской стороны он носит название “Сарчин”. Если сравнивать, то российская сторона имеет добротные служебные здания из красного кирпича, целый комплекс. Тогда как с казахстанской стороны все выглядит гораздо скромнее. Нравы на таможне довольно простые. Русские пограничники строжатся, но знакомый человек с нашей таможни быстро улаживает формальности, договорившись со своим визави, и вместо “законных” двух часов загорания мы за 20 минут преодолеваем российскую таможню…

Надо сказать, что на межгосударственном уровне оренбургские таможенники неплохо взаимодействуют с казахстанскими коллегами. Три года назад состоялась первая рабочая встреча в Казахстане. Две недели тому назад в Оренбурге в гостинице \»Союз\» прошло совместное заседание коллегий Юго-Восточного регионального управления Федеральной пограничной службы и Приволжского таможенного управления Государственного таможенного комитета. Оно было посвящено проблемам сотрудничества таможенников и пограничников в отдельно взятом Приволжском федеральном округе. На заседании присутствовали главный пограничник ПФО Р. Муллаянов и главный таможенник А. Вагин, а также главный федеральный инспектор по Оренбургской области П. Капишников и глава администрации области А. Чернышев. Совещание, говорят, было закрытым. Но в местных СМИ проскользнуло небольшое интервью В.Егорова, генерал-майора таможенной службы, первого заместителя начальника Приволжского таможенного управления, в котором он сказал: “Недавно мы обратились к Государственному таможенному комитету Казахстана с предложением провести встречу, но уже на нашей территории. Она состоится в конце месяца, скорее всего, в Орске. Приедут таможенники Западно-Казахстанской, Актюбинской, Кустанайской областей. Здесь будем непосредственно решать, как взаимодействовать. К казахстанским таможенникам мы часто обращаемся, чтобы проверить какую-либо информацию”.

После Сарчина дорога становится ощутимо комфортней, хотя когда проезжали село Акбулак (когда-то казачья станица), которое нельзя объехать, показалось, что мы находимся в самом гиблом иргизском ауле. Рифленый, как стиральная доска, асфальт временами исчезает или кончается огромными выбоинами и ямами. Благо путешествие внутри этого села, которое первым из российских населенных пунктов встречает едущего из Казахстана, недолго. Зато “комок” какого-то сельского коммерсанта называется не абы как, а “Черемушки”, уже потянуло “русским духом”. По мере углубления на территорию Оренбургской области начинаешь невольно подмечать, что зелени становится все больше и больше. Что и говорить, Оренбуржье — благодатный край. В то же время возникает чувство, что все это как бы не чужое. Но этому есть и научное объяснение. Оренбуржье располагается солидной своей частью на плоской возвышенности, которая называется Общий Сырт. Она захватывает водораздел Урала и Волги, и на ней расположены территориальные границы Самарской, Саратовской областей и определенной части Казахстана. На этих увалистых равнинах длительное время никто не жил, а использовались они исключительно для выпаса скота как казахами, так и казаками, русскими крестьянами, татарами и башкирами. К тому же, как говорилось выше, множество названий, понятных казахскому уху: Карагайлы, Елшанка, Бикмурзино, река Донгуз (по-казахски Доныз, т.е. кабан)… Удивляет практически полное отсутствие на трассе забегаловок и шашлычных. Либо невыгодно, либо местному люду такой бизнес ни к чему.

Оренбургский “совок”

Российские гаишники, точнее сказать гибэдэдэшники, мало чем отличаются от своих казахстанских коллег. Завидев авто с неместными номерами, они степным коршуном кидаются с палочкой наперевес на дорогу. Но берут куда как меньше – “полтинник”. Причем редко эту мзду завышают. На национальную валюту это выходит 250 тенге. Тогда как казахстанский тариф начинается обычно с “пятихатки” (по-российски это “стольник”). Но в этот раз местная дорожная полиция нас не тревожила и останавливала лишь раз, уже на обратном пути.

Оренбург довольно симпатичен. Много зелени, целые лесополосы в городской черте, особенно в микрорайонах. Наличие реки Урал, делящий город на азиатскую и европейскую части, масса старинных, дореволюционных зданий придает особый шарм этому тихому провинциальному городу. Например, в числе исторических памятников Оренбурга значится Караван-сарай, который был спроектирован знаменитым российским архитектором А. Брюлловым. Город насыщен высшими учебными заведениями самого разного профиля. Факультет филологии и журналистики Оренбургского государственного университета в ближайшем будущем планирует ввести в образовательную программу студентов изучение национальных языков. В данный момент факультету требуются специалисты с университетским образованием по башкирскому, татарскому, казахскому языкам. Университет начинает поиск специалистов. Кстати, национальный состав населения Оренбуржья — один из самых пестрых в России: русские — 72,2%, татары — 7,3%, казахи — 5,1%, украинцы — 4,7%, мордва — 3,2%, башкиры — 2,5%, немцы — 2,2%, чуваши — 1,0%, другие национальности — 1,60%. Разумеется, как живется российской провинции, судить не заезжим журналистам, а самим жителям области. За несколькими бутылками охлажденной “Гжелки” довелось услышать некоторые мнения местных жителей. Интернациональная компания, в которой чистый русский был всего один, да и то бывший казахстанец, а коренными оренбуржцами (в их числе и хозяин стола) оказались татары, честили местную власть и Кремль так, что только шум стоял. Гости из Казахстана, понятное дело, молчали. Самым слабым выражением и печатным относительно предшественника Путина было слово “пропойца”. Действующего президента тоже не особо жаловали, периодически называя его “молодым хреном”, который “мельтешит” перед Западом, как “комар перед керосинкой”. После третьей стопки, что идет “мелкой пташечкой”, братья-татары и “наш” русский в один голос похвалили “казахского президента Нурсултана”: “капитализм у вас резвее”.

Что касается местных реалий, считается, что, несмотря на очевидный потенциал, сельское хозяйство в области рухнуло и никак не выйдет на рубежи 1992 года. Это сказывается на стоимости такого продукта, как мясо. Килограмм говядины стоит от 75 до 80 рублей. Если сопоставить местные средние цены с алматинскими, то разница составляет 50 тенге. В любом случае, получается, что на рынках Оренбурга мясо дороже, чем в Алматы, который наряду с Астаной, считается самым дорогим городом РК. Потом говорили о том, что “московская мафия” посадила в кресло мэра города своего человека (некий Мещеряков). Не дает дышать “самарская мафия”, скупившая массу промышленных объектов. Между прочим, если судить по российским СМИ, “самарскую мафию” упоминают недобрым словом не только в Оренбурге, но и во всех иных, кроме Самары, крупных центрах Приволжского федерального округа. В региональном аспекте экономическая активность оренбуржцев страдает и из-за потери в населении. За последние десять лет только губернский центр уменьшился почти на 40 тысяч человек. Но в целом Оренбуржье занимает 24 место в РФ по общему количеству населения – 2,225 тыс. чел. Но, конечно же, уступает такой огромной губернии, как Самарская…

…Выезжали из Оренбурга поздним вечером. После знаменитого моста через Урал, уже на азиатской части города, привлек внимание огромный пакгауз, высившийся в какой-то промзоне. А привлек тем, что это здание украшали гигантские буквы, складывавшиеся в лозунг: “Наша цель – коммунизм”. Причем эти буквы когда-то иллюминировали, об этом можно было догадаться, поскольку в отдельные лампочки до сих пор поступает питание и они ближе к вечеру начинают переливаться… Но когда наступает кромешная тьма, то, конечно же, вряд ли возможно разобрать, что там написано. Но тот факт, что ионные лампочки по-прежнему подсвечивают до боли знакомый лозунг, по-своему подчеркивает характер российской глубинки. Несмотря на строительство элитного жилья, которое вырастет прямо среди покосившихся избушек, рекламу японских ТНП и “Coca-Cola”, короткое путешествие в Оренбург превратилось как бы в путешествие в советское прошлое, по крайней мере, в чисто визуальном плане. Особенно это впечатление усиливается, когда видишь на витринах окраинных гастрономов аппликации с изображением кефирных бутылок, коров, хлебных караваев и колосьев. С другой стороны, ведь главное для населения, чтобы содержимое этих гастрономов было на уровне. Слава богу, стол у среднестатистического оренбуржца, насколько можно судить по собственному опыту, вполне неплох. А гостеприимство почти нашенское, казахстанское…

Вот примерно таким нам увиделся славный город Оренбург, который волею исторических судеб мог быть столицей Казахстана.

\»Мегаполис\» № 26 от 4 июля 2002г.

Новости партнеров

Загрузка...