“Газовая” мечта Туркменбаши: эксперимент продолжается…

Идею о строительстве трансафганского газопровода президент Туркменбаши лелеет давно, пытаясь привлечь к проекту любых возможных партнеров и не особо интересуясь их репутацией. Известны и “заигрывания” Ниязова с талибами, и сотрудничество с сомнительными зарубежными нефтяными компаниями. Похоже? на этот раз великий Сердар решил изменить стратегию…

1 июля лидерами Туркменистана и Афганистана обсуждалась прокладка трансафганского газопровода, мощность которого оценивается в 15 млрд куб.м в год и которая позднее может быть увеличена до 20 млрд куб.м в год. Строительство должно начаться “без промедлений”, и Туркменистан сможет поставлять до 60-100 млрд куб.м, если потребуется. 12% нового трубопровода будет предоставлено Афганистану. Продление в Индию обойдется в дополнительные 500 млн. дол.

Напомним, что в первых числах июня в Исламабаде президент Туркмении Сапармурат Ниязов, глава переходного правительства Афганистана Хамид Карзай и президент Пакистана Первез Мушарраф подписали соглашение о строительстве газопровода, который должен соединить туркменское месторождение Даулетабад, что на западе страны, с афганским Кандагаром и пакистанским портом Гвадар на южном побережье Аравийского моря.

Проект этот не новый. Напомним, что схема трансафганского трубопровода была разработана еще в 1994 году аргентинской компанией Bridas. Однако сотрудничеству с аргентинцами Туркменбаши предпочел поддержку со стороны США. Роль гаранта должна была выполнять техасская компания Unocal, которая получила 54 процента акций консорциума Centgas по строительству трансафганского трубопровода. Но по ряду причин прокладка 1.500-километровой трубы стоимостью 2 млрд. долл. США была отложена.

В первую очередь, из-за нестабильной тогда ситуации в Афганистане. И после того, как в 1996 году талибы вошли в Кабул, активность потенциальных инвесторов заметно спала.

Уже в 1998 году из-за возросших политических рисков этого строительства Unocal окончательно вышла из проекта.

После проведения антитеррористических операций на территории Афганистана и воцарения там относительного спокойствия пришла пора вернуться к амбициозному проекту. Очевидно, что каждой из сторон он сулит несомненные выгоды.

По словам одного из главных участников переговоров, президента Туркменистана Сапармурата Ниязова, чья подпись стоит под документом первой, \»Трансафганский трубопровод выгоден Туркменистану, получающему дополнительный доступ на обширные международные рынки через пакистанский порт Гвадар на побережье Аравийского моря. Он выгоден Афганистану, по территории которого он будет проходить и, естественно, способствовать развитию экономической и социальной инфраструктуры. Он выгоден Пакистану, чья экономика нуждается в топливе\».

Согласно официальной информации туркменской стороны, сразу несколько инвесторов из США, Японии и Китая проявили интерес к сооружению газопровода Туркменистан-Афганистан-Пакистан, а также к строительству нефтепровода по этому же маршруту. Хотя какие именно это компании в прессе не упоминается. Согласно подписанному соглашению, на первом этапе планируется разработать технико-экономическое обоснование проекта и, образовав международный консорциум, поручить ему строительство и эксплуатацию будущих трубопроводов. Однако пока неизвестно, кто будет на сей раз строить трансафганскую трубу.

Поскольку после того, как лидеры трех стран поставили свои подписи под соглашением, для реализации трансафганского проекта остается еще решить такие “пустяковые” проблемы, как его финансирование (а это 2-3 млрд. долларов) и создание консорциума заинтересованных компаний. Пока нет ни одной компании, которая публично заявила бы о своем интересе к проекту. Всерьез рассчитывать на то, что к проекту присоединятся и российские газовики, не приходится. Едва ли Ашхабад готов предложить российским участникам приемлемые для них условия.

Российский “Газпром” и компания “Итера”, чьи представители уже вели переговоры об участии в строительстве и даже зондировали эти планы в Исламабаде, избегают публичных комментариев на эту тему. Если вспомнить, как долго и упорно мировые нефтяные бароны сопротивлялись давлению Вашингтона, лоббировавшего их участие в строительстве нефтепровода Баку-Джейхан, то можно себе представить, каких усилий будет стоить Ашгабаду, Исламабаду и Кабулу проталкивание этого начинания.

Одной из причин того, что ни одна транснациональная компания не проявляет серьезного интереса к планам возрождения трубопровода, это вопрос о том, каким образом будет обеспечиваться сохранность газопровода?

Ведь нынешнее афганское правительство контролирует только Кабул, да еще несколько небольших районов. Точнее говоря, тех, в которых присутствуют контингенты из США, Великобритании и других стран. И вряд ли американская армия возьмет на себя охрану трубопровода?

К тому же не стоит забывать и о том, что Индия и Пакистан стоят на грани конфликта.

И международная общественность опасается, что в ходе вооруженных столкновений вполне возможна угроза применения ядерного оружия. Тогда может получится так, что нефтепровод попросту некуда будет вести.

Другой вполне понятной причиной является то, что эти планы имеют малую экономическую отдачу, что, естественно, не может не беспокоить зарубежных инвесторов. “Новых интересных проектов в этом районе в настоящий момент нет, — сказал Леонард Коберн, директор Бюро по делам новых независимых государств, России и стран Среднего Востока при Министерстве энергетики США, – американская компания ExxonMobil уходит из Туркменистана. Они ничего не нашли и поняли, что не смогут работать в этой стране. Chevron Texaco не занимается Туркменистаном, потому что начал серьезные проекты в Пакистане и Азербайджане”.

Напомним, что инициатором идеи строительства этого трубопровода был в свое время президент Туркмении Сапармурат Ниязов: газопровод в Южную Азию представлял собой для Ашгабада экономически выгодную возможность выйти со своим газом на мировые рынки и обеспечивал независимость Туркмении от России. До сих пор единственная инфраструктура, по которой могут транспортироваться туркменские углеводороды на западные рынки, — это газопровод через российскую территорию.

И ради осуществления этого замысла Сапармурад Туркменбаши лично \»сдружился\» с муллой Омаром, искренне надеясь реализовать проект, если к власти в Афганистане окончательно придут талибы. Туркменбаши пытался увязать осуществление строительства газопровода с приходом к власти в Афганистане режима талибов и посильно способствовал этому. Туркменский лидер не запрещал своим гражданам торговать с талибами в пору противостояния Северного альянса, поддерживаемого Россией, Ираном и Узбекистаном, оказывал дипломатическую поддержку, открыв представительство временного правительство талибов.

Именно через границу с Туркменистаном поступали в Афганистан продовольствие, оружие, бензин, нефтепродукты. Всем известен и отлаженный наркотрафик на относительно открытой туркмено-афганской границе.

Теперь, когда ситуация изменилась, Туркменбаши, следуя веяниям времени, решил сменить тактику. Под эгидой ООН и военным покровительством международных миротворцев он пытается выступить сторонником обеспечения афганцев работой, стабилизации ситуации в Афганистане, помощи в скорейшем процветании братского афганского народа и пытается пролоббировать разрешение под этот проект у Организации Объединенных Наций.

Но станет ли реальностью “газовая” мечта Туркменбаши?

Новости партнеров

Загрузка...