Судебный процесс над М. Аблязовым. День десятый.

09 июля 2002 года

г. Астана

Начало заседания традиционно задержалось, в этот раз на 25 минут. На заседании присутствовали “новые лица”: депутаты Валентин Макалкин, Серикбай Алибаев. Судья Шаухаров, открывая заседание, спросил, есть ли у “сторон” вопросы.

Адвокат Набира Неясова ответила: “Есть вопросы. Вчера адвокаты озвучили ходатайство о недопустимости предоставления ответов в письменной форме, но если Вы не даете нам возможности задать их в другой форме, мы подготовили уточняющие вопросы для экспертов”. В зал были приглашены эксперты, и госпожа Неясова зачитала вопросы защиты к ним.

После оглашения вопросов судья объявил 15-минутный перерыв, по окончании которого судья Шаухаров ввел присутствующих в курс вчерашнего закрытого заседания:

° Мы вчера проводили закрытый процесс. Хочу вас проинформировать, что на нем был рассмотрен материал о прослушивании телефонных переговоров.

Адвокат Набира Неясова по этому поводу обратилась к судье: “Уважаемый председательствующий, разрешите огласить ходатайство:

° 08.07.2002 г. судьей Верховного Суда РК Шаухаровым К. было удовлетворено ходатайство прокуратуры об оглашении имеющегося в оперативно-розыскном деле Постановления о прослушивании телефонных переговоров Аблязова Мухтара Кабуловича. Постановление было вынесено заместителем начальника 1 отдела 1 управления 5 департамента КНБ РК Жакаевым Т. 6 октября 1999 года и санкционировано 1-м заместителем Генерального прокурора РК Жумабековым О. На 30 суток с 7.10.99 г. и приобщении его к материалам уголовного дела.

° Данное постановление отсутствует в материалах уголовного дела и, следовательно, не включено в его опись.

° В соответствии с п.3 ст.116 “Фактические данные, недопустимые в качестве доказательств” УПК РК, “не могут быть положены в основу обвинения показания подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего и свидетеля, заключение эксперта, вещественные доказательства, протоколы следственных и судебных действий и иные документы, если они не включены в опись материалов уголовного дела”.

° На основании изложенного просим: признать вышеупомянутое постановление недопустимым в качестве доказательства.

° Я сообщаю, что эти материалы были секретными, вчера мы их только легализовали, – заявил в ответ на ходатайство адвокатов господин Шаухаров. Правда, этот ответ трудно назвать исчерпывающим, так как “секретность” документов не объясняет их отсутствие в описи документов дела, отсутствие у адвокатов и их “внезапное появление” на 3-ей неделе судебного процесса.

Без промедления свой краткий протест выразил прокурор Роот: “Я возражаю!” (без сомнения, имея в виду ходатайство адвокатов).

Судья обратился к обвинителю так же лаконично: “По всем вопросам?” – “По всем”, — последовал ответ Роота.

После этого судья снова объявил перерыв уже на полчаса. Следующая часть заседания началась только в 12 часов, с опозданием на 45 минут. Надо отметить, что первая часть сегодняшнего заседания бьет все рекорды по количеству и продолжительности перерывов.

Видимо, более чем часовой перерыв понадобился для составления очередного отказа стороне защиты. Появившись в зале, судья тут же огласил постановление, в котором сообщалось, что “суд не находит оснований для признания данного постановления незаконным”. После этого судья огласил вопросы адвокатов, которые с согласия суда были представлены для рассмотрения экспертам:

° Судья Верховного Суда РК Шаухаров К.А., рассмотрев вопросы, поставленные подсудимым и стороной защиты перед экспертами, а также заслушав по ним мнения прокуроров и представителей потерпевшего установил:

° В ходе судебного разбирательства после допроса экспертов, а также их ответов на письменные вопросы со стороны обвинения подсудимый и защитники поставили перед экспертами уточняющее заключение экспертов и их ответы следующие вопросы:

° По ответу на вопрос №3: Ваш ответ свидетельствует об отсутствии задолженности между указанными субъектами, либо об отсутствии в материалах дела сведений о наличии таких задолженностей?

° По ответу на вопрос №5: Ответ полный. Вами указана сумма ущерба, но не указано “в каком виде” он нанесен. В связи с этим, просим уточнить, в чем заключается причиненный, по вашему мнению, в результате заключения данных соглашений, ущерб “KEGOK”?

По заключению экспертов 4721 (п.8): Исключение по соглашению № 15-с-115 от 28.08.98 г. и учтено извещение об исполнении соглашения, но не запрошены соглашение № 1-юр-131 от 6.05.99 года и другие документы, свидетельствующие об уменьшении задолженности “ЭГРЭС-2” перед АО “KEGOK”.

° На сумму ущерба? определенную в заключениях экспертов, что может повлиять? И достаточно ли было материалов для дачи Ваших заключений № 2012 от 8.02.2002 г. и № 4721 от 4.04.2002 г.

II. Вопрос № 1 по ответу на вопрос устранить, так как ответ по данному вопросу освещен экспертами достаточно.

После этого был объявлен очередной перерыв до 15.00, после которого эксперты ознакомили суд со своим заключением по вопросам адвокатов:

Вопрос № 1.

В чем выражается ущерб, нанесенный АО “KEGOK”, в результате заключения соглашений от 12.05.98 и 30.10.98 г.?

Ответ:

Ущерб АО “KEGOK” в размере 35850565 тенге выражается в неисполнении обязательств ОАО “ЭГРЭС-2” перед ОАО “KEGOK”; возник в результате переуступки прав требований по соглашениям от 12.05.98 г. и от 30.10.98 г.

Вопрос № 2.

Почему сделано в заключении № 4721 (п.8) исключение по соглашению № 15-с-115 от 28.08.98 г. и учтено извещение об исполнении соглашения № 1-юр-131 от 6.05.99 г. и другие документы, свидетельствующие об уменьшении задолженности “ЭГРЭС-2” перед АО “KEGOK”.

Ответ:

На дополнительное исследование были представлен акт документальной проверки от 29.03.02 г. отдельных вопросов финансово-хозяйственной деятельности ОАО “KEGOK” по взаимным расчетам с участниками соглашений, в котором проверяющими была дана ссылка на уведомление № 1-юр-131 от 6.05.99 г., без наличия договора уступки права требования № 1-юр-131 от 6.05.99 г. То есть ревизия проводилась по месту нахождения АО “KEGOK”, где на момент проверки данного договора в наличии не имелось, в связи с чем исключение суммы по указанному договору (199,16 млн. тенге) из общей суммы ущерба не произведено.

На основании письма № 3-5-1052 экспертное исследование проводилось в объеме предоставленного материала.

В связи с тем, что на ревизию не были представлены документы, свидетельствующие об уменьшении задолженности ОАО “ЭГРЭС-2” перед АО “KEGOK” и заключение экспертов № 4721 от 04.04.02 г. является дополнительным к заключению экспертов № 2012 от 08.02.02 г., по этой причине исследование в объеме имеющихся материалов и необходимость в исследовании каких-либо документов отсутствовала.

Вопрос № 3.

На сумму ущерба, определенную в заключениях экспертов, что может повлиять? И достаточно ли было материалов для дачи Ваших заключений № 2012 от 8.02.2002 г. и № 4721 от 4.04.2002 г.

Ответ.

Для решения поставленных на экспертное исследование вопросов объем предоставленных материалов был достаточным для дачи категоричного заключения.

Вопрос возможности влияния иных документов на сумму ущерба носит предположительный характер и выходит за рамки проведенного исследования.

После того, как были заслушаны ответы экспертов, судьей был объявлен 15-минутный перерыв, для того чтобы адвокаты смогли ознакомиться с выводами экспертов.

Г. Мазанов:

° Уважаемый председательствующий, у меня вопрос к эксперту Мун, поскольку в пятницу мы уже задавали ей эти вопросы. Отвечая на первый вопрос, Вы утверждаете, что “это невыполнение обязательств между АО \»KEGOK\» и АО \»Кустанайасбест”, но в соглашении не оговаривается сроки исполнения. Как в таком случае можно говорить о невыполнении?

Эксперт Мун, не смотря на возражения судьи “Это уже не уточнение!”, подтвердила, что АО \»Кустанайасбест\» не выполнило свои обязательства перед АО \»KEGOK\» в связи с банкротством ЭГРЭС-2.

После того, как вопросы к экспертам были исчерпаны, судья обратился к прокурорам и адвокатам с тем, чтобы выслушать их предложения по дальнейшему ходу процесса. Прокурор Роот предложил огласить показания свидетелей, которые не смогли явиться в суд по различным причинам, а именно: Яценко, Пальшиной, Рахманова, Ким.

Галина Немировская на это заявила, что в отношении Пальшиной имеется информация, что она выехала, а что касается Ким и Рахманова, то мы не знаем, по каким причинам они не явились на суд. Яценко уклоняется от явки в суд, поэтому показания этих свидетелей не могут быть оглашены в суде. Со своей стороны мы просим огласить показания свидетеля Амитазиевой.

Прокурор Тастанов заявил, что Яценко находится в розыске, его не могут найти и поэтому можно зачитать его показания. Он также сообщил, что по поводу Ким и Рахманова предоставлен факс, в котором сообщается, что они не могут принять участие в суде по причине болезни, правда, этот факс очень плохого качества, но скоро прибудут документы…

— Вот как прибудут, так и обсудим, — поставила точку в дискуссии Немировская. — Что касается Яценко, — добавила адвокат, — его поведение и есть уклонение от участия в суде.

В ответ на доводы защиты судья зачитал факс, в котором сообщается, что Ким не может прибыть на процесс по состоянию здоровья. На это Немировская возразила: “Факс – это не документ, который можно рассматривать, при современной технике можно и не такое сделать”.

После этого адвокат Немировская зачитала показания свидетельницы Амитазиевой. Огласив показания, адвокат задала ряд вопросов своему подзащитному:

° Мухтар Кабулович, в показаниях Амитазиевой говорится об условиях банкротства ГРЭС-2. Эксперты в своих выводах указали, что АО \»Кустанайасбест\» не выполнило свои обязательства перед АО \»KEGOK\» в связи с банкротством ЭГРЭС.

Не успела адвокат закончить вопрос, как прокуроры и судья в один голос заявили, что вопрос не по существу. Шаухаров потребовал: “Прошу задавать вопросы в рамках предъявленного обвинения!”. В полемику вступил Мухтар Аблязов, аргументировано пытаясь доказать, что вопрос о банкротстве ЭГРЭС-2 имеет прямое отношение к делу, поскольку ему инкриминируют ущерб, причиненный государству в лице KEGOK, а этот ущерб и был причинен именно в результате банкротства. Но судья, как, впрочем, и прокуроры, упорно не желали “понимать” эти простые и ясные доводы. Судья постоянно повторял одно и тоже: “Прошу задавать вопросы в рамках поставленного обвинения. О банкротстве нет ни слова в обвинении!”. Нежелание понять было настолько откровенным, что Аблязов с досадой воскликнул: “Я не могу понять, почему Вы уходите от этого вопроса!”.

И только после того, как адвокат Мазанов, в который раз объяснил наличие прямой связи банкротства с выдвинутым обвинением, судья милостиво произнес: “Ну, если вы считаете так, то, пожалуйста…”.

Таким образом, Мухтар Аблязов получил возможность ответить на вопрос адвоката. Он рассказал об особых условиях банкротства ЭГРЭС-2, которые помешали АО KEGOK получить свои $50 млн.(?) с должника. Стоимость комплекса ЭГРЭС многократно превышает сумму долга (был оценен в 17 миллиардов тенге), тем более, KEGOK являлся главным кредитором, но был искусственно устранен от участия в процедуре банкротства. По инициативе государства в этой процедуре приняли участие только те, кто участвовал в транспортировке по сетям РАО ЕС. Мухтар Кабулович подчеркнул, что он всегда был активно против подобного решения, именно по этой причине господин Чубайс (никогда не скрывавший своего интереса к такому лакомому куску как ЭГРЭС-2) до сих пор “имеет зуб” на бывшего министра энергетики.

После этого прокурор Данияр Тастанов огласил показания свидетеля Пальшиной.

Адвокат Мазанов спросил подсудимого, что он может сказать по поводу показаний свидетеля.

На что Аблязов ответил, что показания главного бухгалтера Пальшиной противоречат всем бухгалтерским документам, к тому же цифры, которые называла свидетель, не подтверждаются актами экспертизы. Аблязов также отметил, что фраза Пальшиной, что в 1998 году “Алтайэнерго” было обанкрочено, не соответствует действительности.

После этого Д. Тастанов зачитал показания Яценко. Адвокат Немировская задала Аблязову вопрос по показаниям свидетеля: “Для какой цели ЭГРЭС-2 было передано в управление KEGOK?”. На что Мухтар Аблязов ответил, что если бы это не было сделано, то случились бы техногенные катастрофы. Он также напомнил, что свидетель Наурызбаев в своих показаниях точно указал, что Яценко не имел права подписи.

После того, как прокуроры и адвокаты огласили список документов, которые необходимо исследовать в суде, судья Шаухаров напомнил, что в прениях можно использовать только исследованные документы.

После короткого перерыва, адвокаты и прокуроры поочередно оглашали постановления о прекращении уголовного преследования и другие документы дела.

Следующее заседание назначено на 10.00 следующего дня.

Пресс-центр общественного объединения
“Демократический выбор Казахстана”

Новости партнеров

Загрузка...