Борис Резник “Все проблемы у нас общие”

Борис Резник – это имя хорошо известно всем читателям одной из самых авторитетных газет еще Советского Союза, а теперь России – “Известий”. Больше 30 лет он был собственным корреспондентом по Хабаровскому краю. И надо сказать, что лаконичность, точность и объективность его публикаций давно снискали Борису Резнику популярность среди жителей края, а потому так охотно была поддержана его кандидатура на выборах в Государственную думу.

Сегодня Борис Львович является заместителя председателя комитета по информационной политике, членом парламентской комиссии по борьбе с коррупцией. Он входит в состав Российского национального антикоррупционного комитета.

— Борис Львович, вы были участником первого Евразийского медиа-форума. Что дают подобные мероприятия и насколько актуальна проблема взаимодействия Востока и Запада посредством СМИ?

— Естественно, ничего материального такие встречи не дают. Однако такие заседания углубляют взаимопонимание между журналистами. Потому что в поисках истины мы обмениваемся мнениями, в определенной степени сверяем свои представления о тех или иных явлениях, тенденциях. И это очень важно. На форуме состоялась очень интересная дискуссия о роли СМИ в освещении проблем борьбы с терроризмом. Дискуссия была острой, яркой. Но ее недостаток состоит в том, что обошли главную тему: терроризм, экстремизм проявляются там, где политикам не хватает дальновидности, мудрости решить проблемы без крови. И маленький палестинец убежден в своей правоте, хотя, быть может, он не прав, когда он обвязывает себя взрывчаткой и идет в массу израильтян. А молодой израильский юноша идет добровольно служить в армию защищать Родину, видя в этом свою правоту. И это великое заблуждение и того, и другого. Но оно спровоцировано политикой. Политики сегодня пытаются направить всех собак на террористов, уничтожение терроризма. С одной стороны, борьба с терроризмом – проблема номер один для всех нас. Но надо видеть и корень зла, то есть истоки появления экстремизма. А об этом мы говорим мало.

Попытка организовать диалог Востока и Запада посредством СМИ заслуживает уважения, но, видимо, речь должна идти не о борьбе цивилизаций, а об общих проблемах, которые одинаковы и для западного журналиста, и для представителей бывшего социалистического лагеря.

— Вы имеете в виду давление на журналистов со стороны олигархических групп, государства?

— И это тоже. В СМИ происходят непростые процессы, но всегда мы должны добиваться главного. Сегодня пресса работает иначе, чем во времена СССР, мы обрели свободу слова, и она сегодня многим не нравится. Но пресса все же действует. Но журналистам сейчас трудно. Мы в России имеем самый демократичный закон о СМИ, который единственный, может быть, на постсоветской территории работает уже 11 лет. Однако даже при таком демократичном законе идет фронтальное наступление на прессу. Для того, чтобы приостановить влияние негативных процессов, нужно принять больше законов о СМИ, например, закон о демонополизации СМИ с тем, чтобы свободу слова не могли монополизировать.

— Наступление на прессу идет синхронно на всей территории СНГ, о чем говорили и на форуме…

— Да, это можно наблюдать повсеместно на постсоветском пространстве. Но пока демократические начала настолько еще сильны, что ни один из тоталитарных лидеров не пойдет против всех, хотя попытки поставить в стойло прессу имеются. Можно привести массу примеров по этому поводу. Закрытие ТВ-6 имело чисто политическую подоплеку, которая велась якобы с благородной целью – ограничить влияние Гусинского и Березовского на общественную жизнь. Можно не любить олигархов, но необходимо применять честно правила игры. Возможно, давление на команду Киселева преследовало цель деморализовать прессу, запугать журналистов и ограничить свободу слова. Для предотвращения подобных действий со стороны власти депутаты Госдумы разработали соответствующий законопроект о демонополизации, я являюсь одним из его авторов. Но уже сейчас можно сказать, что данный законопроект будет провести трудно в нынешних условиях. Вместо коммунистического большинства в Думе сейчас образовалось пропрезидентское лобби, и в этих условиях демократически направленные законы обречены, так как большинство депутатов голосуют по команде из Кремля. Но, несмотря на все это, мы, журналисты, заставили с собой считаться. Напрямую закрыть СМИ не получается, поэтому властям приходится пользоваться уловками, лазейками в законе, а они есть, к сожалению. Наша задача сегодня перекрыть эти лазейки поправками в законодательство, что мы и пытаемся сделать.

В нашем подкомитете создан экспертный совет. В нем мы собрали лучших ученых в области права и СМИ, журналистов, главных редакторов ведущих российских газет и журналов, руководителей телекомпаний. Во многом благодаря деятельности этого совета удалось добиться подготовки новой редакции закона о СМИ. Я очень надеюсь, что она будет принята.

Борис Львович, а как в целом вы оцениваете нынешние СМИ?

— Сами СМИ очень изменились и, увы, в худшую сторону. Критика сегодня на газетных страницах или в телеэфире не служит идее, обществу, а направлена для защиты интересов отдельных групп. Газета сегодня – коммерческое предприятие, где можно купить-продать площадь, разместить заказуху. Журналистика стала циничной. При этом многие наши коллеги оправдывают себя, что профессионалы должны просто исполнять свое дело. Но это как раз и неправильно. Да, надо выполнять свое дело, но при этом всегда помнить, что СМИ не просто информируют, но и создают общественное мнение, формируют его. А это означает ответственность журналиста за сказанное, написанное. В этом отношении для меня всегда были и остаются образцами Александр Васинский, Анатолий Аграновский, Александр Бовин, Станислав Кондрашов. Некоторые из них мои друзья, корифеи журналистики, и я считаю, что мне в жизни очень повезло, что я прошел ее рядом с ними.

— Может, проблема в том, что журналист, получив свободу слова, на какой-то миг почувствовал себя разводящим, хозяином жизни, и это четко видно на примере Евгения Киселева?..

— Это так, хотя на самом деле такое представление о нашей профессии, труде является серьезным заблуждением, еще больше подрывающим веру людей в печатное слово. В Государственную Думу меня избрали на альтернативной основе, всего по нашему округу баллотировались 13 человек. У меня практически не было денег, а противостояли мне люди с миллионами долларов. Я был избран с колоссальным отрывом от соперников, у наиболее близкого ко мне кандидата голосов оказалось вполовину меньше моих. Склонен думать, что так оценен мой 30-летний труд в “Известиях” в Хабаровске, где живет 600 тысяч человек. И, несмотря на то, что здесь проблемы с выплатой зарплаты, социальных пособий и т.д., наша газета насчитывает 6 тысяч подписчиков, которые знают, что я не лгал ни в одной из своих публикаций.

— Если вспомнить советские времена, то вера в печатное слово была настолько велика, что люди обращались к журналистам, как в суд, за помощью. И надо сказать, что многие газетные выступления имели не просто резонанс, но по ним принимались меры со стороны власти…

— Но теперь живет только память о тех временах, потому что сейчас не обращают внимания и на самые достоверные факты, сообщенные журналистами. Это наша общая беда — для журналистов постсоветских республик. Все проблемы у нас общие, лишь кое-где акцент смещается на национальную специфику, ментальность. А потому нам нужно встречаться, общаться, чтобы вместе пытаться противостоять давлению государства, олигархов. А самое главное: мы не должны забывать о том, что наша задача – не просто информировать обо всем происходящем, но и создавать общественное мнение, быть в этом смысле настоящей четвертой властью, которая не дает другим ветвям власти нарушать закон.

Новости партнеров

Загрузка...