Синхронизация давления – органы и “эскадроны смерти” работают посменно

“эскадроны смерти” по-казахстански действуют с каждым годом все эффективнее и эффективнее и, создается впечатление, синхронно с правоохранительными органами\"

Помнится, чуть более года тому назад (февраль-март 2001 г.) произошли кровавые покушения на жизнь Платона Пака, одного из региональных руководителей партии “Азамат”, на семью Гульжан Ергалиевой, лидера партии Народный Конгресс. Как написала одна газета, “Оружие критики сменяется критикой оружия” и что “Сезон политического терроризма у нас открыт”. А ведь до этого были инциденты с представителями РНПК, с Сейдахметом Куттыкадамом, у которого в подъезде стены до сих пор носят следы от угрожающих надписей. И сколько бы общественное мнение не взывало к власти, к правоохранительным органам о поимке и наказании таких преступников, власть только плечами пожимает либо старается свалить вину… на самих пострадавших, мол, Паку мстили какие-то предприниматели…

Как говорится, кот Васька слушает, да ест. Почему кот Васька из классической басни? Да потому, что ни по одному из перечисленных явно криминальных эпизодов, связанных с преступлением против личности, ни по тем, которые были ранее, правоохранительные органы никого так и не нашли… И такое положение вещей уже не тенденция, а аксиома – в наших туземных палестинах такие правонарушения не раскрываются ни по горячим следам, ни спустя год-два-три!

Так что, образ кота Васьки очень даже подходит нашей власти, нашим доблестным силовикам. А вот образ же темной безымянной силы, что бьет и калечит людей за их политические убеждения, за их профессиональную деятельность, но которую ни сыскать, ни словить не могут, ассоциируется с таким понятием, как “эскадароны смерти”. Кто-то может сказать, вот, дескать, загнул. Но объективно они действуют не только где-нибудь в Боливии или Бразилии. Есть такие эскадроны и в других частях света. Например, на Филиппинах. Но там уже “эскадроны” действуют не против бомжей и беспризорников, оппозиционеров режимам, а являются соединениями мятежных крестьян… Что касается казахстанских реалий, то здесь к ним все-таки ближе латиноамериканский вариант. Но модификация еще более спаянная. Почему-то “эскадроны смерти” по-казахстански действуют с каждым годом все эффективнее и эффективнее и, создается впечатление, синхронно с правоохранительными органами. Самое неприятное, что не понятно, на кого работают, грубо говоря, “эскадроны” из “хулиганов”, горлопаны из “Талапкера” и собственно доблестные органы… Но от их спайки все больше страдают в последнее время именно журналисты, поскольку в силу своей профессии находятся на острие общественного мнения и общественно-политических процессов. И страдают независимо от того, в чьих масс-медийных структурах они работают, и даже в том случае, когда работают “сами на себя”. Вспомним, было избиение Даны Рысмухамедовой, журналиста “31 Канала”, отнюдь не оппозиционного и радикального, потом мутная замятня в ноябре прошлого года с Данияром Ашимбаевым, когда на него “наехали”, как потом выяснилось, совершенно не по делу уже не безымянные “хулиганы”, а правоохранительные органы. Ну а потом, уже в этом году, чередой пошли вещи, после которых даже лояльный к власти президент Союза журналистов РК Сейтказы Матаев вынужден был сказать, что 2002 год самый черный год для казахстанской журналистики.

В тысячу первый раз пересказывать историю с газетой “Деловое обозрение \»Республика” и телеканалом “ТАН” смысла нет, но то, что с ними произошло и происходит, более чем наглядно показывает, что свобода слова становится опасным занятием. Раз в полгода, в квартал, помимо общего мутного вала преступности и разгула криминалитета, как мелкого, так и крупного, происходят инциденты, а то и форменные преступления, подоплека которых лежит в сфере политики. Если говорить о последних прецедентах, то первенство в деле преследования и давления теперь, безусловно, за самим государством. В лице правоохранительных органов. Речь идет об обыске в штаб-квартире Казахстанского международного бюро по правам человека и начале уголовного преследования независимого журналиста Сергея Дуванова.

Разумеется, общественность и мало-мальски разумные люди это понимают, наверное, понимают и пресловутые “органы”, но официально все предстает всегда в ином свете. И это происходит на фоне все нарастающей динамики разгула беспредельщины. Поневоле начинаешь задумываться, есть ли у нас государство, верно ли они оценивают обстановку и к чему все это в конечном счете приведет…

Новости партнеров

Загрузка...