Судебный процесс над М. Аблязовым. День двенадцатый.

11 июля 2002 года г. Астана

На сегодняшнем заседании было закончено оглашение документов дела, которые будут использованы сторонами обвинения и защиты во время прений. Нужно отметить, что чем ближе к завершению процесса, тем более явным становится противостояние прокуроров и судьи адвокатам и подсудимому. Сегодняшний день – явное тому подтверждение.

После того, как прокурор Тастанов огласил материалы 3, 6 и 11 томов дела, адвокат Светлана Мурзина обратилась к суду с просьбой показать Аблязову материалы дела, в которых есть описание его кабинета. Адвокат попросила подзащитного ознакомиться с описанием и фотоснимками кабинета и сказать, соответствует ли обстановка кабинета, мебель и интерьер в целом той обстановке, в которой работал он, будучи президентом “KEGOK”.

Напомним: подробное описание кабинета, которое дал в своих показаниях свидетель Зиятов, является единственным подтверждением того, что этот человек был на приеме у Аблязова. Однако уже в день дачи Зиятовым этих показаний многие в зале усомнились в их истинности, поскольку сам свидетель подтвердил, что находился в кабинете не больше 3 минут, но несмотря на это, по прошествии 4-х лет сумел в подробностях описать обстановку кабинета.

Мухтар Кабулович категорично заявил, что обстановка кабинета на фото не соответствует той, в которой он работал. \»На снимках видно телевизор, но его никогда не было в кабинете, он стоял в комнате отдыха, да и общий облик кабинета сильно отличается от того, что было 4 года назад. Дело в том, что после меня на этой должности работали Наурызбаев и Джандосов. Джандосов полностью реконструировал кабинет, полностью сменил обстановку. В общей сложности после меня работает уже шестой президент, и каждый вносил в кабинет какие-то изменения\».

Такой ответ не устроил прокуроров, и господин Тастанов уточнил: “Мы не имеем претензий к мебели, но ведь расположение окон, входной двери соответствует?”. На что Аблязов ответил, что сама дверь, похоже, изменилась, но ее расположение нет. “Хорошо, интересует только это”, — наконец-то ответ удовлетворил прокурора. Но Мухтар Кабулович возразил на это: “Вот Вы говорите, что “интересует только это”, а на самом деле в обвинении пишите, что Ниязов подробно описывает кабинет, полукруглый стол и так далее, и на основании этого Вы заключаете, что он был в моем кабинете!”.

После этого судья уточнил список оглашенных документов, и, после короткой дискуссии, было принято решение огласить показания свидетелей Ким и Рахмонова, которые не смогли прибыть в суд по причине болезни.

Адвокат Мазанов обратился к суду с ходатайством о том, что вчера был зачитан документ №8 ж-84 от 18 ноября 1998 года “О передаче сотового телефона” (из “KEGOK” в министерство энергетики). Мазанов заявил, что защита считает необходимым приобщить к материалам дела подобный документ, датированный 7 августа 1998 года. “Прошу обеспечить истребование этого документа судом, так как на все неоднократные официальные запросы адвокатов “KEGOK” не отреагировал”, – заключил Мазанов.

Едва адвокат закончил оглашение ходатайства, прокурор Роот совершенно категорично заявил: “Никакой необходимости в этом нет! Все необходимые документы имеются в деле. Предлагаю отказать в ходатайстве!”.

На что Мазанов спокойно возразил, что, может быть, с точки зрения обвинения необходимости нет, но с точки зрения защиты необходимость есть.

Позиция прокурора возмутила господина Аблязова: “Уважаемый председательствующий, этот запрос имеет прямое отношение к вопросу передачи сотового телефона, я не понимаю, почему прокуроры ведут себя подобным образом?! Чтобы потом было удобнее подтасовывать документы?”.

В словах прокурора прозвучала явная угроза: “Со словами поосторожнее! Я прошу суд сделать замечание подсудимому!”.

На эту реплику прокурора отреагировал общественный защитник Тохтасынов: “Не надо пугать, господин прокурор!”.

Только судья Шаухаров сохранил в этой ситуации завидное спокойствие и предпочел никак не реагировать на происходящее.

Вскоре произошел очередной “обмен любезностями” между Роотом и Аблязовым. Прокурор потребовал приложить к делу клятву министра Аблязова, на что обвиняемый мгновенно отреагировал: “Не плохо было бы приложить и Вашу клятву!”. Эта реплика вызвала дружный смех в зале, но, похоже, не смутила обвинителя, которому и впрямь не помешало бы освежить положения профессиональной этики.

В этот момент в зале суда раздался звонок сотового телефона, присутствующие с удивлением оглядывались – оказалось, что звонил телефон прокурора Роота. Едва смолкла телефонная трель, защитник Тохтасынов обратился к судье: “Ваша честь, всех нас тщательно обыскивают при входе в здание суда, у всех отнимают сотовые телефоны, а прокурор заходит в зал с соткой, к тому же включенной!”. Не успел Тохтасынов закончить, как телефон зазвонил вновь!

“Уважаемый председательствующий, это, конечно, технический вопрос, но он иллюстрирует неравенство сторон…” – присоединился к общественному защитнику адвокат Мазанов.

Судья остался в своем амплуа и принял “соломоново” решение – объявил 10-минутный перерыв.

После перерыва адвокаты задали своему подзащитному несколько вопросов по показаниям свидетеля Рахмонова. Адвокат Мурзина спросила: “Мухтар Кабулович, в своих показаниях Рахмонов утверждает, что встретился с Вами в сентябре 1999 года. Так ли это?”.

— Да, это так. Я познакомился с Рахмоновым 28 сентября 1999 года, поэтому он не мог познакомить меня с Зиятовым, как тот утверждает, весной этого же года. К тому же весной я не работал в “KEGOK”, – ответил Аблязов.

Далее адвокат Мурзина спросила, занимался ли “KEGOK” вопросами возврата долгов, на что Мухтар Кабулович ответил следующее: “KEGOK не занимался вопросами возврата долгов, поэтому я не принимал никого по этим вопросам. “KEGOK” был образован 27 июля 1997 года, но многие кредиторы продолжали думать, что НЭС и “KEGOK” – это одно и то же, и продолжали обращаться в “KEGOK”. Поэтому Ким, заместитель Зиятова, не могла попасть ко мне на прием, а только случайно встретила меня в коридоре, как она указывает в своих показаниях. Попасть даже в приемную просто так было невозможно. Зиятов заявил, что он в первый же день попал ко мне на прием, но я еще раз повторяю, что этого не было, я никого не принимал по этим вопросам”.

После этого адвокаты обратились к суду с рядом ходатайств о приобщении к делу ряда документов, в частности, заключений независимой экономической и аудиторской экспертиз.

НО обвинители, за короткое время ознакомившись с содержанием ходатайств, потребовали отклонить 7 ходатайств из 12, и одно оставили “на усмотрение судьи”. В частности, свой протест по поводу заключений независимых экспертов прокурор Роот, как правило, не склонный комментировать свои решения, пояснил весьма своеобразно: “Эксперты не могли оценить завуалированность данных деяний, поэтому отказать”.

Адвокат Немировская попросила судью сделать замечание прокурору: “Прокурор неоднократно говорил о скрытой, завуалированной форме деяний. Но вина не доказана, и такие формулировки не корректны”.

Мухтар Аблязов также обратился к судье: “Хочу обратить внимание суда на то, что в показаниях экспертов рассматривается вопрос о нанесении ущерба в связи с банкротством ГРЭС-2. Странно, что прокуроры не хотят исследовать этот факт. Я считаю, необходимо приобщить к делу представленные адвокатами документы”.

Толен Тохтасынов попросил судью приобщить к делу обращение трудовых коллективов, он зачитал обращение к суду коллектива компании “Астана-холдинг”, обеспокоенного судьбой своего бывшего руководителя. 232 человека подписали только этот документ, а таких обращений направлено несколько.

После этого судьей Шаухаровым был объявлен перерыв до 15.30, но начало судебного заседания началось только в 16.30.

Вторую часть заседания судья начал с того, что огласил свое решение по представленным адвокатами ходатайствам.

Судья, в отличии от прокуроров, принял все ходатайства адвокатов, за исключением заключений независимых экспертов.

Адвокаты пытались отстаивать свою точку зрения, аргументируя тем, что эксперты минюста получили документы выборочно, а независимые эксперты работали со всеми 12-ю томами дела.

Адвокат Мурзина Светлана по этому поводу заявила: “Ваша честь, в ст.123 УПК прямо указано, что является документом по уголовному делу. Документы должны быть добыты законным путем, и иметь отношение к делу”.

Судья на это отреагировал таким образом: “Все, этот вопрос остается открытым”.

Но подсудимый Аблязов был не согласен с решением судьи: “Я хотел бы обратить Ваше внимание на то, что независимые эксперты-аудиторы получили материал дела в полном объеме, а эксперты минюста – только то, что решило предоставить следствие. Поэтому оценка совсем другая. Я не понимаю, если приобщить все документы, как это может помешать делу?”.

В ответ на это обращение судья сказал, что он не запрещает ссылаться на заключение экспертов. На что адвокат Мазанов возразил, что не сможет ссылаться на заключения, так как они не исследованы в суде.

В итоге этой дискуссии, после 10-минутного перерыва, судья сообщил, что приобщает заключение аудиторов к материалам дела в качестве письменного доказательства.

После этого подсудимый Аблязов обратился к судье, в связи с тем, что были приняты к рассмотрению некоторые документы, попросил предоставить один день на изучение документов и подготовку ходатайства, чтобы иметь возможность поработать с адвокатами.

Судья Шаухаров на это ответил, что не может удовлетворить эту просьбу, так как все документы –ходатайства находились у адвокатов.

Адвокат Светлана Мурзина заявила, что просьба подсудимого соответствует рамкам закона и что господину Аблязову необходимо ДОСТАТОЧНО времени для ознакомления с документами и систематизации полученной информации.

Аблязов добавил:

В условиях СИЗО у меня нет условий для изучения документов и работы с адвокатами. Мы каждый день до 19.00 находимся в зале суда. Мне нужен всего один день, чтобы нарисовать таблицы и графики и составить ходатайство суду. От руководства “KEGOK” не можем получить документы, видимо, руководство там запугали, и мы официально не можем получить ответ на официальные документы. Тем более, что все документы у них готовы, но они их предоставят только по постановлению суда”.

Мазанов в дополнение к этому сказал, что адвокаты получили все необходимые документы из “KEGOK”, только без сопроводительного письма, что не позволяет использовать эти документы в суде. По поводу предоставления дополнительного дня для изучения документов Аблязовым адвокат сказал: “Вы уже три года ведете это расследование, и до сих пор сильно не торопились. А теперь отказываетесь предоставить один день. Я считаю, что один день не имеет принципиального значения”.

На этом заседание закончилось, судьей был объявлен перерыв до 10 утра следующего дня.

Пресс-центр общественного объединения
“Демократический выбор Казахстана”

Новости партнеров

Загрузка...