Лед тронулся, господа журналисты!

Процесс либерализации средств массовой информации Узбекистана начался и уже дает первые позитивные результаты

Как известно, 7 мая 2002 года “потерял” работу главный цензор республики Эркин Камилов, человек, который больше сорока лет стоял на страже советской и авторитарной систем и проводил идейно-политическую ревизию каждой публикуемой статьи. В те первые дни мая многие узбекские журналисты сомневались, что отставка надзирателя слова — это прелюдия к большим переменам в СМИ, считая просто кадровой перестановкой, осуществленной правительством. Однако 13 мая стал поворотным днем в дальнейшей судьбе национальной прессы – была отменена цензура. Главная инспекция по охране государственных тайн в печати (иначе именуемая как УзЛит) вначале превращалась в систему консультантов, которая оказывала услуги тем журналистам, кто имел сомнения в той или иной статье и желал предварительной оценки от “специалиста”. Поскольку желающих в таких услугах оказалось меньше, чем об этом думали наверху”, то на дверь кабинета на третьем этаже концерна “Шарк” вскоре повесили замок. В то же время чиновники Госкомпечати РУ вызвали к себе главных редакторов и сообщили им, что они теперь несут личную ответственность за все напечатанное на страницах изданий или произнесенное в эфире. Этим самым родилась другая степень цензуры – самоцензура, которая, по мнению многих журналистов, страшнее и сильнее, поскольку она разрушает дух свободы непосредственно в душе и в творчестве. “Даже трудно было себе представить, что руководители изданий, которые всегда проявляли недовольство действиями цензуры на планерках и редакционных коллегиях, вдруг стали трястись над каждым словом, боясь “вызвать огонь на себя”, — сказал один из журналистов правительственной газеты “Правда Востока”. – Самоцензура порой доходит до абсурда, когда редакцией не принимается на правах рекламы те или иные материалы, требуя с рекламодателей, например, визы Аппарата Президента”. Один из журналистов, знаменитый своими свободомысленными статьями в зарубежных изданиях, в своей же областной газете стал осуществлять цензорские функции, без причины снимая материалы других авторов.

Алекс Лупис, координатор программ в Европе и Центральной Азии Международного комитета по защите журналистов, который вместе с двумя коллегами “инспектировал” состояние масс-медиа в Узбекистане, 10 июня сообщил: “Власти Узбекистана также стимулируют самоцензуру, угрожая журналистам, пишущим критические статьи, тюремным заключением… CPJ пришел к заключению, что жесткая политика правительства привела к созданию в стране культуры самоцензуры”. Питер Арнетт, лауреат премии Пулицера обратился к правительству: “В интересах узбекской демократии и репутации Узбекистана на мировой арене, мы призываем Каримова создать для всех журналистов в стране возможность работать, не опасаясь преследований со стороны официальных структур”.

Несмотря на отсутствие цензуры, власти продолжают с подозрением смотреть на тех, кто имеет иную точку зрения на происходящее в стране. Так, одна из журналисток (имя приводить не будем, чтобы не осложнить ситуацию) в июне была вызвана “на ковер” за то, что принимала участие в социологических опросах и открыто высказала свое мнение о состоянии свободы слова в Узбекистане. Ее коллега была уволена с работы лишь за то, что заказала пропуск в здание одному опальному журналисту.

Между тем, позитивные процессы в мире СМИ происходят. Все больше появляются статей, в которых содержится элемент критики и оценки существующей реальности, в частности, по деятельности правоохранительных органов, чиновничества. “Когда я прочитал статьи о произволе в Службе национальной безопасности Узбекистана, опубликованной в газете “Правда Востока”, то вначале подумал, что у меня в руках российское издание, — сказал Сергей Кроменьцев, житель Ташкента. – Ничего ранее мне не попадалось в отечественной прессе. Наши газеты “лаяли” после того, как критику высказывал глава государства. Видимо, у нас действительно происходят общественные изменения, раз неприкасаемых уже нет. Я это приветствую”.

27 июня в День работника печати и средств массовой информации Президент Ислам Каримов обратился к журналистам, заявив, что “нет сомнения в том, что настало время отражать на страницах печати, на телеэкранах и посредством эфира другие бытующие в жизни мнения и взгляды и делать из них соответствующие выводы”, то есть глава государства прямо призвал к соблюдение плюрализма мнений, что гарантируется Конституцией. Он же добавил: “Все мы должны глубоко осознать то, что, если вместо всяких досужих сплетен и слухов, молвы и тайных измышлений, клеветы и наветов люди будут получать правдивую информацию через прессу, от этого будет только польза и государству, и обществу. Думаю, когда будет проводиться такая политика в сфере печати и информации, определяющей пульс общественной жизни, то не останется никаких оснований для различных закулисных разговоров”.

Нужно заметить, что структурные изменения произошли и в системе управления прессы. 3 июля 2002 года Президент Ислам Каримов подписал Указ “О совершенствовании управления в области печати и информации”. Суть его – трансформация статуса Госкомпечати – теперь это ведомство называется Узбекским агентством по печати и информации. И оно не выполняет функции надзирательства и репрессий против тех или иных изданий, что было возложено на Госкомпечати большевиками. Основными задачами Агентства являются мониторинг в области независимой деятельности СМИ, обеспечения гарантий свободы слова и печати, содействие развитию прессы и издательского бизнеса, регистрация изданий, проведение единой технической политики в издательской и полиграфической деятельности.

Интересно другое в этом указе, — говорит сотрудник “Ташкентской правды”. – Узбекскому агентству запрещается осуществлять цензуру, редактирование, запреты и иные формы незаконного вмешательства в деятельность средств массовой информации. То есть косвенно государство признается, что Госкомпечати в течение одиннадцати лет независимости республики осуществляло все то, что запрещено Конституцией. Но никаких организационных выводов не последовало: ведь не ругать за это человека, который выполнял негласную волю правительства”.

Между тем, Указ привнес “свежую” струю в законотворческий процесс. Ведь Президент указал, что Агентство вправе в судебном порядке прекращать действие лицензии и свидетельства о регистрации в случае систематического невыполнения СМИ и издательствами законов. Вспомним статью 16 Закона Узбекистана о СМИ от 1997 года, где говорится, что “прекращение выпуска или издания средства массовой информации возможно по решению учредителя или зарегистрировавшего средство массовой информации органа, либо суда”. Тогда получалось, что Госкомпечати, выдающее и отзывающее свидетельство о регистрации приравнивается к суду и выполняет судебные функции. Естественно, это вызывало недоумение не только у местных журналистов, но и мирового сообщества. Теперь эта ситуация изменилась (осталось только внести изменения в Закон о СМИ), хотя критических мнений еще предостаточно. “Лишь бы это не было просто сменой вывески, — поморщился сотрудник “Ташкентской правды”, умудренный опытом. – Часто под хорошим скрывалось плохое”.

Хотелось бы вновь вернуться к словам Президента Ислама Каримова: “Насколько объективно будет отражаться сегодняшняя жизнь нашего общества, ее радостные и вместе с тем трудные, сложные аспекты в печати и средствах массовой информации, настолько в нашем обществе утвердится атмосфера справедливости и правдивости. Ибо называть успех – успехом, недостаток – недостатком, преступление – преступлением, предательство – предательством, то есть называть вещи своими именами – вот что определяет истинный облик прессы в полном смысле демократического общества”.

Новости партнеров

Загрузка...