\»ИТ КАДДЕШ ШМЕНКА\» — \»Да святится имя твое\» (Ев.Мт. 6:9)

“Идет какая-то мышиная возня по увековечиванию малоизвестных лиц, в то время как гиганты остаются в забвении. … Взять хотя бы Илью Мечникова. Кому пришло на ум заменить название улочки им. Мечникова на имя Ади Шарипова? Ведь это медвежья услуга казахскому писателю. Чиновничек, ведающий переименованием улиц, наверное, смутно представлял, кто такой Мечников”

Память о добрых людях проявляется по-разному. Вот у нас в Алматы, например, есть дома, на которых, как рыбья чешуя, одна к другой прилеплены мемориальные доски лиц, живших в этих элитных зданиях. В такой дом мог попасть и проживать только человек, занимавший ответственное положение в номенклатуре: в Совмине Каз ССP, в ЦК КПК, в других органах власти. Кроме того, в этих домах могли проживать лица, имеющие академические звания и большие правительственные награды. Короче, простой рядовой гражданин и мечтать не мог попасть в такие дома, И вот после перестройки, после падения \»советского режима\» начинается увековечивание памяти \»жильцов\» таких домов. Как это делается, какие инстанции обслуживают эти мероприятия, мне не известно. Но, видно, не просто получить разрешение, пробить стены административных кабинетов, получить \»добро\» от самых важных персон на то, чтобы выделили на стене дома прямоугольник, одобрили текст на мраморной дощечке, разрешили прикрепить позолоченный профиль бывшего \»жильца\». Тут нужна большая пробивная сила, энергия, нужно пройти, проползти, пронырнуть через столько препятствий, вложить столько материальных средств, выдержать колоссальную нервную нагрузку, что при одной мысли обо всем этом становится не по себе. А родственники, близкие, сочувстенники преодолевают, и заветная дощечка прикрепляется, и гордости потомков нет границ! А остальной народ как-то свыкся с этими эскападами \»сильных мира сего\» и относится спокойно ко всем этим игрищам, только посмеивается. Конечно, в нашем обществе есть достойные люди, очень достойные и сверхдостойные. И они заслуживают, чтобы им после кончины были предоставлены соответствующие места. Это как-то укрепляет их прижизненное достоинство. Но вот какая штука: не все достойные лица получают после смерти соответствующее достоинство со стороны \»власть имущих\». Приведу несколько примеров.

Всем алматинцам хорошо знакомо имя Жовтиса Александра Лазаревича. О его личности, вкладе в науку, о его общественной деятельности говорить не нужно. Неординарный человек, которого знают, можно сказать, и в Европе, и в Корее (Северной), и в США, и в других краях. Казалось на фоне тех выдающихся лиц, чьи профили мы видим на престижных домах, имя и профиль А.Л.Жовтиса могли бы гармонически вписаться. И это было бы справедливо. Но, по непонятным причинам, уже несколько лет заинтересованные лица, родные, ученики, друзья не могут добиться установления таблички на доме, где жил А.Л.Жовтис.

Странная ситуация мне вовсе не кажется странной. Я вспоминаю другие имена, рядом с которыми имена всех увековечениях лиц и даже самого А.Л.Жовтиса меркнут и не кажутся такими выдающимися. В нашем городе жили такие гениальные личности, как Е.В.Тарле — историк с мировым именем, гордость Российской науки. Так где же дом, в котором он провел здесь годы ссылки? Где дом, в котором жил другой выдающимися ученый Н.В.Юшманов, автор уникального \»Словаря иностранных слов\», полиглот, гордость советской филологической науки. В Одессе чтут память о Рибасе или Дерибасе. Есть там и улица, возможно, проспект Дерибасовская. И вполне заслуженно. Это основатель города. Ему поставили памятник на хорошем месте, проявили дань уважения. И никому не приходит в голову убрать этот памятник, заменить название улицы или проспекта на другое имя. Это было бы воспринято как проявление маразма или чиновничьего идиотизма.

А почему у нас нет улицы имени Колпаковского? Нет таблички на доме, где он жил. Где его могила? Ведь это элементарное проявление простой человеческой уважительности к незаурядной исторической личности. Мало того, жертвы репрессий до сих пор должным образом не увековечены. Где дом, в котором жил Ильяс Джансугуров? Где дома, в которых проживали до кровавой расправы над ними выдающиеся писатели и общественные деятели. Почему нет табличек на таких домах? Что происходит? Идет какая-то мышиная возня по увековечиванию малоизвестных лиц, в то время как гиганты остаются в забвении. Дело не в том, что эти гиганты другой национальности. Они стали выше своей национальной принадлежности: они сыновья всего человечества. Взять хотя бы Илью Мечникова. Кому пришло на ум заменить название улочки им. Мечникова на имя Ади Шарипова? Ведь это медвежья услуга казахскому писателю. Чиновничек, ведающий переименованием названий улиц, наверное, смутно представлял, кто такой Мечников.

Так же смутно представляли чинуши, кто такой Луи Пастер, оказав медвежью услугу Мукатаю Макатаеву. Десятки, сотни выдающихся людей жили в Верном, Алма-Ате, Алматы. И хоть бы одна сотая из их числа часть была бы удостоена таблички на доме, где они проживали! Так что горевать о доле А.Л.Жовтиса не стоит. Он находится в ряду достойнейших лиц, не снискавших \»милости\» от власть имущих. А что говорить о тех людях, которые не поднялись до уровня корифеев? Они не только о табличках на домах, они не имели даже постоянного места жительства. Но это вовсе не было показателем их подлинного достоинства.

Я знаю, что мой призыв останется гласом вопиющего в Бетпак дала. Но все-таки я обращаюсь к тем безымянным засекреченным лицам, которые ведают наименованиями улиц, районов и прочих топонимических ареалов. Господа-мурзы! Подумайте немного над историей Казахстана. Поразмышляйте о культуре нашего народа, разузнайте имена тех исторических лиц, неважно, какой они национальности, которые внесли большую лепту в духовность народа, Может, вам придет в голову, что у нас давно пора открыть нечто подобное французскому Пантеону, что в Париже на улицу Суффле, или Вестминстерскому аббатству, что находится в Лондоне, или другим зданиям, которые есть в каждой цивилизованной стране. Ведь вы, наверное, десятки раз курсировали в эти страны, чтобы набраться опыта. Так вспомните то, что видели! Ведь не зря же потрачены государственные деньги на ваши поездки, поскольку не на свои же средства вы каждый раз вояжируете. Как вы думаете, не мешало бы и у нас открыть такие мемориалы, где покоились бы выдающиеся люди города Алма-Аты? Я говорю именно об Алма-Ате, а не об Астане и других городах. Ведь Семиреченский — Джетысуйский край — огромный исторический ареал. Здесь были самые красноречивые бии, самые талантливые музыканты и акыны, самые одаренные писатели, поэты, казахи, русские, уйгуры, дунгане и многие другие народности. Почему бы не собрать этот цветник под одним высоким куполом народной памяти, отдать им дань уважения?

В связи с этим хочется сказать о местах захоронений. Наши кладбища находятся в безобразном состоянии. Нет ни внешнего оформления, ни внутреннего смысла в ритуалах захоронений. Если Кенсай — мусульманское кладбище, то почему там возвышаются монументы покойников? Ведь по мусульманским обычаям недопустимо ставить изображения умерших ни в виде рисунков, ни в виде скульптур. Эти громадные монументы напоминают языческие древнеримские времена. Какое-то идолопоклонство. Разве плохо было бы, если бы Момыш улы, Димаш Ахмедович и другие крупные фигуры лежали в Казахском Пантеоне рядом с Магжаном, Ильясом, Бейимбетом, Сакеном? А в женском приделе покоился прах выдающихся женщин — наших современниц?

Хотелось бы посоветовать этим господам-мурзам приостановить вакханалию прибивания мемориальных дощечек, раз не все достойные люди попадают на эти дощечки. Вы, господа, наверное, еще не родились на свет, когда в Алма-Ату прибывали замечательные люди, чтобы поднимать культуру края, укреплять образование, преподавать в открывающихся вузах технические, медицинские, гуманитарные предметы. Вот некоторые имена: Маркович Марк Моисеевич, Молюков Иван Дмитриевич, Персидский Константин Петрович и многие другие. Эти люди были истинными рыцарями своей профессии. Скромными тружениками, положившими на алтарь казахстанского высшего образования, культуры и науки всю свою жизнь. Из молодого поколения нашей интеллигенции можно было бы тоже упомянуть десятки, сотни имен. Судьба некоторых сложилась трагически. Так, не был оценен по достоинству выдающийся филолог-литературовед Израиль Абрамович Смирин. Это был человек, фанатически преданный науке, оптимист, жизнелюб. Его научные труды, посвященные творчеству Бабеля, приобрели мировую известность, а в родном городе Алма-Ате он долго скитался, не имея квартиры, работы, и вынужден был уехать в Россию. Так уезжали в Россию и другие талантливейшие люди. Например, Марк Абрамович Черкасский, написавший исследование о тюркской фонологической системе. Такого труда не было до него и после него. А Черкасский бродяжничал, не имея пристанища, не имея работы.

И еще об одном мероприятии хотелось бы сказать. Акимату нашему давно пора подумать об установлении в Алма-Ате крематория. О метро мы уже не мечтаем. Ну его к \»бису\», как говорят братья-украинцы. А вот крематорий нам нужен позарез. Обошелся бы он недорого, и старикам-пенсионерам было бы не накладно. Ведь сейчас похороны стоят так дорого, что не всякому старику-пенсионеру они по карману. С местами на кладбищах напряженка. Ритуалы, копание могил и пр. и пр. А крематорий — как удобно. Сожгли тебя быстренько, выдали в фарфоровой вазочке пепел родным, выдали квитанцию — и все дела! Димаш Ахмедович в свое время отказался от строительства крематория. Но ведь он не предполагал, что нас — стариков так прижмут, так взвинтят цены на заупокойные всякие процедуры. Если бы он предвидел, какая вакханалия рвачества, какой сатанинский шабаш начнется вокруг погребальных церемоний, какая чертовщина и бесовщина тут разгуляется, он, конечно, позаботился бы о постройке крематория…

Что бы там ни было, но всем честным, достойно прожившим свою земную жизнь, мы, живые люди, должны сказать: \»Да святятся ваши имена!\». Ибо о мертвых нужно говорить или хорошо, или ничего…

Новости партнеров

Загрузка...