Жакиянов. Судные дни

Источник: Газета “Новое время” (Павлодар)

15 июля в 10 часов в зале городского суда по ул. 25 лет Октября начался судебный процесс по уголовному делу Галымжана Жакиянова, бывшего акима Павлодарской области, а ныне председателя политсовета Демвыбора Казахстана.

Одно дело — читать в газетах о процессе над Аблязовым в Астане, что-де суд политический, свидетели “плохо подготовлены”, обвинение не располагает доказательствами вины обвиняемого и тому подобное. Тут хочешь верь, хочешь нет. Написать, по нынешним временам, можно все.

Другое дело — самому видеть происходящее в судебном заседании. И около здания суда. Сразу исчезают всякие иллюзии относительно построения правового государства, защиты конституционных прав граждан, независимости судей и прочих утопических категорий. Невольно представляешь себя на месте Жакиянова. Даже в окружении высокопрофессиональных адвокатов, общественных защитников, сочувствующих парламентариев и членов политсовета Демвыбора — СТРАШНО попасть в руки НАШИМ следователям, НАШИМ прокурорам, НАШЕМУ суду…

Чтобы до глубины души прочувствовать это, безотносительно к тому — Жакиянов ли на скамье подсудимых, Аблязов, другой министр какой-нибудь — примерьте описываемое на себя минус возможность нанять пять адвокатов.

День первый

Подступы к городскому суду оцеплены полицейскими. Люди вокруг здания, пестрая разновозрастная толпа; много прессы, мелькают и знакомые по телеэкрану лица республиканских журналистов, есть корреспонденты из РЕН-ТV, НТВ, множество камер, нацеленных на толпу. Периодически вспыхивают перепалки народа с полицией: суд объявлен открытым, но двое полицейских у парадного входа никого не пускают. Не пускают секретаря одной из судей, людей, пришедших за решением, адвоката на другой судебный процесс.

Перед дверями зала суда — деревянная рама-“металлоискатель”. Проходишь — звенишь… Может, серьга или пуговица? Полицейским быстро надоедает, пропускают “со звоном”. Диктофоны, пейджеры, сотки — запрещены.

… А в это время в зале защита Жакиянова ходатайствует об отводе обвинения. Основание: гг. прокуроры Янчук и Демесинов выполняют задание областного прокурора, намеренно искажают законность… Суд в лице г-на Тарасенко удаляется “на совещание”. За время его отсутствия запускают остальную прессу. Сначала не пускали, потому что “нет мест”. Теперь в зале действительно нет мест — и почти нет воздуха. Искренне жаль судью в бархатном халате, хотя около него вентилятор.

В зале суда — мажилисмены Абдильдин, Алибаев, Своик, сенатор Батталова, депутат облмаслихата Айтказин, представители Компартии, “Поколения”. А также “дети Машкевича”. Их, по словам очевидцев, заводят в суд с “черного хода”, в руках у некоторых — запрещенные сотки. На них, видимо, лежит обязанность театральных статистов, делающих “толпу на заднем плане”.

Судебный процесс начинается с многочисленных ходатайств защиты.

Адвокаты просят суд разрешить применение звукозаписи на процессе. Отклонено — “ведется протокол”. Просят обеспечить большее помещение или ретрансляцию процесса для всех желающих, чтобы соблюсти принцип гласности суда. Судья: “нет необходимости политизировать данное дело”.

На скамье подсудимых рядом с Жакияновым — двое в камуфляже. Защита просит убрать конвой, не предусмотренный такой мерой пресечения, как домашний арест. Обвинение заявляет, что “конвой необходим не в целях охраны, а в целях защиты подсудимого”. На вопрос — от кого защищать? — прокуроры не отвечают. Одного в камуфляже все-таки убирают.

В заседание не пускают представителя посольства США — “Нет мест!”, разрешено присутствовать только в качестве слушателей российским адвокатам Б. Кузнецову и М. Ботвинкину. Зато П. Своик становится четвертым профессиональным защитником Жакиянова.

Итак, процесс пошел…

Бывший аким обвиняется в превышении служебных полномочий: продал в частные руки Песчанский РМЗ и так называемый золотой рудник Торткудук, а также неправомерно использовал 2 миллиона тенге из резервного фонда области на передислокацию складов завода медпрепаратов “Ромат”. Чтобы превышение служебных полномочий повлекло за собой уголовную ответственность, следствие должно представить доказательства, что все это сделано в личных корыстных целях и нанесло серьезный ущерб. Сторона обвинения считает, что, будучи акимом, Жакиянов не имел права распоряжаться коммунальной собственностью и издавать решения о продаже указанных предприятий, поскольку это право не было ему предоставлено.

Однако из ходатайств защиты, зачитанных на суде, даже неискушенному в тонкостях юриспруденции становится видно, что в данном случае вина Жакиянова надуманна, поскольку действовал он в пределах полномочий, делегированных ему главой государства. Защита предоставила авторитетное заключение известных ученых-юристов, попросила суд принять их доводы во внимание и прекратить уголовное преследование экс-акима “за отсутствием состава преступления”.

Поскольку на все буквально ходатайства защиты, даже не ознакомившись с ними визуально, обвинение твердо отвечает “нет”, та же реакция последовала и на это. Судья Тарасенко приобщил документы защиты к делу, а по поводу прекращения уголовного преследования оставил вопрос открытым.

Небезынтересны, видимо, для широкой публики будут доводы, которые представили адвокаты Жакиянова в ответ на обвинение его в неправомерном использовании 2 миллионов тенге из резерва акима области на передислокацию медскладов. Например, из правительственного резерва бывший премьер Токаев использовал 12 миллионов на “поощрение” парламентариев (пресловутые “премии” депутатам, выплаченные им по окончании прошлого законодательного сезона); 10 миллионов — на личную библиотеку и архив президента, 17 миллионов — на изготовление юбилейных медалей, более 70 миллионов — на съемки фильма “Кочевники” и т.п. А в целом в год правительство тратит из своего резервного фонда до 6 миллиардов тенге. Но главное не это, а то, что в ответ на депутатский запрос по поводу 12 миллионов “премиальных” для мажилисменов генеральный прокурор Тусупбеков ответил, что “состава преступления нет”.

Что касается незаконной продажи Песчанского ремзавода, то свидетели обвинения, которые должны были сообщить суду сведения о том, что Жакиянов, издавая решение о его продаже по минимальной цене, действовал в личных корыстных интересах и нанес непоправимый ущерб экономике области, увы, надежд не оправдали. Директор Ремзавода Аликперов и бывший зам председателя теркома по госимуществу Нурбаев, которых суд слушал в первый день, не смогли (следует заметить — и не старались) ничем помочь прокурорам. Ни мотивов корысти, ни личной заинтересованности Жакиянова они не подтвердили. По этому поводу российский адвокат Борис Кузнецов сказал, что “свидетели обвинения оказались свидетелями защиты, а прокурора можно ставить на довольствие в адвокатуру”…

На этом день первый закончился.

День второй

Он начался с того, что прокурор Демесинов поторопился заявить отвод на еще не предъявленное защитой ходатайство об изменении места содержания Жакиянова под домашним арестом. Он аргументировал это тем, что вот после вынесения судом решения сразу станет ясно — где и как должен сидеть Жакиянов. Из этого при желании можно сделать вывод, что г-ну прокурору известно, чем кончится суд.

На прошлом заседании защита заявила о неправомерности ареста имущества, не принадлежащего обвиняемому Жакиянову. Арест наложен на имущество его жены и сына, причем в деле нет ни описи, ни его оценочной стоимости. Получается, что прокуроры прикинули на глазок — вот это, это и это арестуем, ущерб возместить хватит “с походом”! Если бы это сделали, к примеру, криминальные братки “в обеспечение долга” — понятно. Однако это делает прокуратура, орган надзора за соблюдением ЗАКОНА.

В ответ на аргументы защиты прокурор с затаенной радостью возвещает: “Нами будут заявлены еще два иска на 20 миллионов тенге!”. То есть, хорошо, что имущества наарестовывали лишнего — пригодится!

Далее опять пошла судебная рутина — допрос свидетелей обвинения. И вновь ни бывший зам. начальника департамента индустрии Кажкенов, ни нынешний зам. председателя Павлодарского теркома госимущества и приватизации Католин, ни бывший начальник отдела по работе с АО теркома Мотин, ни начальница отдела приватизации теркома Зарудная, ни другие свидетели так и не смогли достойно поддержать обвинение. Следует заметить, что прокуроры не очень-то и стремились исследовать доказательства, задавать свидетелям умные, конкретные вопросы, достойно отвечать защите — вероятно, либо это не тот процесс, на котором стоит особо стараться (и так все заранее ясно), либо не привыкли работать на глазах у публики, все больше в приватном порядке…

В качестве свидетеля защита пригласила Ураза Джандосова, бывшего министра финансов, бывшего соратника Жакиянова по крайне левому ДВК, а ныне политика центристского толка. Г-н Джандосов дал суду, по мнению специалистов, исчерпывающие комментарии по постановлению правительства № 405 от 12 апреля 1999 года, которым были переданы в коммунальную собственность местные промышленные объекты, поскольку сам был одним из разработчиков данного постановления. После его показаний, как заявил известный политолог Н. Масанов, судья должен был прекратить судебный процесс и вынести решение о невиновности экс-акима по крайней мере в этой части обвинения.

Так закончился день второй.

Особо заметим, что обеспечением порядка в здании суда и вокруг него занимались сотрудники городского УВД. А когда они, видимо, не смогли справиться — на помощь была вызвана тяжелая техника: грузовик со щебенкой, трактор с ковшом и асфальтовый каток. В первый день суда асфальт был уложен на отрезке улицы им. 25 Октября прямо напротив здания горсуда, во второй день работы продолжились!

Жители соседних домов, которые на протяжении многих не могли добиться от властей благоустройства своей улицы, искренне признательны бывшему акиму Г. Жакиянову: “Надо же, в тюрьме человек сидит, а город облагораживает!”

“Новое время” (Павлодар), 17. 07. 02

Новости партнеров

Загрузка...