“Я был удивлен, потому что думал, что органы прокуратуры умеют работать”

Краткое интервью с Нурбулатом Масановым по поводу судебного процесса над Галымжаном Жакияновым

В ходе судебного процесса над экс-акимом Павлодарской области опрошено уже больше 15 свидетелей обвинения, и как ни странно, все они свидетельствуют в пользу обвиняемого. После же вчерашнего выступления бывшего вице-премьера Ораза Жандосова в качестве свидетеля защиты судья вообще, по мнению правозащитников и политологов, должен был тотчас отпустить подсудимого из зала суда, сняв с него все обвинения. Но этого не произошло. Суд продолжается.

Отношение к судебному процессу над Галымжаном Жакияновым комментирует доктор исторических наук, профессор, сопредседатель Форума демократических сил Казахстана Нурболат Масанов:

— Я только что прилетел из Астаны, где был на судебном процессе над Мухтаром Аблязовым. Оба процесса показали, что у прокуратуры абсолютно нет никаких доказательств и аргументов, поддерживающих их обвинения, – ничего, это доказывают и выступления свидетелей обвинения. Одно выступление свидетеля защиты Ораза Джандосова разбило в пух и прах все обвинение, по логике вещей весь процесс нужно было немедленно прекращать, Жакиянова освобождать в зале заседания, а все обвинения признать полностью беспочвенными, но этого не произошло. То же самое было и в Астане на процессе Мухтара Аблязова — полная несостоятельность обвинения. Я, честно говоря, был удивлен, потому что думал, что органы прокуратуры умеют работать, умеют собирать материалы или хотя бы смогут создать какую-нибудь видимость работы, но даже этого нет. Настолько все примитивно. Обвинители работают на очень низком уровне — некомпетентно, неумело. Главный вывод, который я для себя сделал, побывав на двух процессах: в течение 90-х годов Нурсултан Назарбаев и правящая элита создали такую систему приватизации бывшей государственной собственности, что она сама порождает процессы коррупции. Например, постановление президента от 94-го года о том, что председатели колхозов имеют право приватизировать до 20% всей собственности колхозов. Именно на 94-й год падает большой кризис сельского хозяйства: оно было разрушено председателями колхозов, которые забрали свои 20 % из самых ликвидных товаров в виде денег и скота. Все остальное оставили крестьянам. То же самое было создано в сфере промышленности, когда были закрыты и мгновенно обанкрочены все предприятия, а указом правительства акимам было дано право распоряжаться всей собственностью, т.е. практически была создана система разрушения хозяйственного комплекса всей страны, и я думаю, что это было сделано сознательно.

Теперь акима можно обвинить в том, что он сделал что-то не так, но извините, кто создал эту систему? Это указы президента, постановления, подписанные президентом и правительством. Поэтому за те процессы приватизации история еще спросит с Нурсултана Назарбаева и премьер-министров.

— Ваше восприятие судебного процесса над Галымжаном Жакияновым?

— Все свидетели обвинения, за исключением сотрудницы областного территориального комитета по госимуществу Галии Сембаевой, полностью опровергали все утверждения обвинения. Только она уклонялась от ответов на вопросы: у меня сложилось на ее счет впечатление, что все было заранее отрежиссировано, но поскольку адвокаты Жакиянова хорошо знают свое дело, то режиссура начала рассыпаться прямо в ходе судебного процесса. И мне кажется странным, что судья не потребовал от этой женщины ответов на заданные вопросы.

— Как, на Ваш взгляд, ведет себя Галымжан Жакиянов?

— Галымжан Жакиянов ведет себя блестяще, очень сильно, он сконцентрирован. Мне даже показалось, что главной звездой защиты является он сам. Галымжан очень четко и конкретно видит проблему и великолепно задает тонкие, точные вопросы, которые сразу ставят проблему с головы на ноги. И сразу становится очевидным, как обвинение хочет сфабриковать свою аргументацию. Единственно заметно, что Галымжан похудел, но не осунулся, выглядит свежо и хорошо.

— Прогноз дальнейшего хода суда?

— Совершенно очевидно, что это политический процесс. Я думаю, он не будет длительным, но мучительным и сложным и, к сожалению, закончится обвинительным заключением. Ведь мы знаем, что наш суд является зависимым, судей назначают президент и министры юстиции. Сейчас судебная система коррумпирована, тенденциозна, несамостоятельна, в процессе судебного заседания судьи бесконечно нарушают все процедуры, судебные решения принимаются вопреки букве закона. Эти судебные процессы политические, и ни один судья не пойдет на конфликт с президентом страны.

Мы это видели на судебных процессах над Кажегельдиным, Аблязовым, сейчас на процессе Галымжана Жакиянова.

И вообще, наш режим во внутренней политике пожестче фашистского.

Новости партнеров

Загрузка...