“Хизбут Тахрир Ал-Исламия”: вымыслы и действительность

“Религия – это не политика, и исповедующие
ее не образуют политических партий”

Мирза Тохир Ахмад

Всякий раз, сталкиваясь с информацией о деятельности партии “Хизбут Тахрир”, и соответственно о проявлениях методов борьбы с ним государства, будь то на уровне достоверных свидетельств или слухов, моя память невольно воспроизводит изречения: “Берегитесь лжепророков, которые приходят к Вам в овечьей шкуре, а внутри суть волки хищные”; “Все, что случается снаружи, должно произойти сначала внутри. Семя погружено внутрь, а дерево появляется снаружи”.

Осмысление данных изречений приводит, в частности, к мысли о том, что если зрить в корень, то борьба с религиозным экстремизмом, образно выражаясь, отнюдь не должна сводиться всецело к рубке негодных деревьев, дабы очистить лес.

Впрочем, начнем сначала, исходя из того, что вопросы религиозной убежденности людей – весьма деликатная сфера и поэтому требуют строго взвешенного подхода при их рассмотрении. Тем более, речь идет о борьбе, которая разворачивается вокруг и около ислама различными силами, что дает основание для тревог.

Подчеркиваю, именно тревог, так как исключение вероятности “перерождения” светского государства в исламское, а равно псевдоисламское, диктует необходимость выработки действенных средств идеологического, политического характера в процессе противостояния новоявленным бесам – религиозным экстремистам.

В этом отношении небезынтересна (и небесспорна) точка зрения многих российских экспертов, считающих, что Узбекистан и, вероятно, другие страны Центральной Азии ждут возможные альтернативы потрясениям, связанным с сохранением предпосылок для взрыва радикализма.

В частности, Сергей Абашин, анализируя положение в Таджикистане, отмечает возможность усиления новой оппозиции (например “Хизбут-тахрир”), которая попытается изменить политический расклад. Поэтому исследователь полагает, что единственный путь борьбы с экстремизмом и сохранения мира в регионе заключается в переговорах, согласовывании интересов и т.д.

На наш взгляд, безусловно, не вызывает сомнения оправданность легитимных методов принуждения, насилия государства в отношении проповедников и носителей экстремизма. Вместе с тем, нельзя отрицать и того обстоятельства, что дальнейшее предпочтение средств насилия, вместо акцентирования внимания на использование и действенных политических и идеологических методов, могут сказаться в ближайшее время негативным образом на общественно-политической обстановке в стране.

К сожалению, природа и жесткая предопределенность действий членов “Хизбут-тахрир” своими программными целями (своей партийной программой), с одной стороны, а с другой – однозначная установка государства (государств) бороться с “Хизбут-тахрир” лишь силовыми методами создают вкупе негативно заряженное энергетическое пространство и тем самым несут реальную угрозу стабильности, миру и спокойствию страны (региона).

В действительности об этом, в частности, свидетельствует следующее.

“Хизбут-Тахрир аль Исламия” в переводе с арабского означает “Партия освобождения ислама” (Хизб — группа, партия; тахрир — освобождение).

Напомню, что эта так называемая “Партия свободы” основана в Иерусалиме в 1953 году и является радикальной организацией.

В последнее десятилетие она распространила свою деятельность на центрально-азиатские государства, Синьцзян-Уйгурский автономный район Китая, Азербайджан. По некоторым данным, ее ячейки создаются в мусульманских регионах России, а также в Москве, Санкт-Петербурге, Нижнем Новгороде, Ростове, Ставрополе, Курске, Воронеже. Утверждается, что названная организация активно поддерживает чеченских сепаратистов, занимается вербовкой наемников для их отрядов.

По словам депутата Законодательного собрания Жогорку Кенеша Кыргызстана Турсунбая Бакир уулу \»В моем родном Карасуйском районе Ошской области с населением свыше 300 тысяч человек почти каждый пятый-шестой житель является сторонником \»Хизбут-тахрира\».

Исходя из этого факта, можно предполагать о значительности числа сторонников \»Хизбут-тахрир\» в масштабе региона, в частности, Узбекистана. Хотя, по самым поверхностным наблюдениям, в последний год в Узбекистане значительно уменьшилось число судебных процессов над хизбутовцами. По некоторым свидетельствам, в стране на самом деле пошла на убыль деятельность “Хизбут – тахрир”. Это, например, выражается в том, что уже практически не встретишь их листовки в общественных местах.

Идейная направленность “Хизбут-тахрир” содержится в написанных основателем данной партии Такийюддийном Набханий книгах “Система ислама”, “Концепция “Хизбут-тахрир”, а также в основных учебных пособиях: “Положения ислама”; “Демократия –положение безверия”; “Общество в исламе”; “Политика в исламе”.

Кто же они, члены Хизбут-тахрир”? На самом ли деле они так безобидны, как их представляют некоторые российские правозащитники, аналитики известных западных международных исследовательских центров?

Эта организация, — по утверждению, например, Виталия Пономарева, координатора Центральноазиатской программы московского правозащитного центра “Мемориал”, — безобидная…”. “Люди могут верить во что угодно, — продолжает рассуждать координатор, — где угодно собираться, обсуждать, если при этом не призывают к насилию, не призывают к действию, нарушающему права других групп населения, то государство не должно вмешиваться в этот процесс”.

И, наконец, резюмируя свои размышления относительно “Хизбут-тахрир”, Пономарев однозначно утверждает: “…в её программных документах четко зафиксировано, что эта партия отвергает путь террора, отвергает путь вооруженной борьбы за власть, отвергает путь вооруженного насилия”.

Данная точка зрения имеет своих сторонников и находит дальнейшее развитие, в частности, в лице Сании Сагнаевой, аналитика “Международной группы изучения кризисов”. Так, в передаче радио “Озодлик” от 6 июля 2002 года, посвященной акции партии “Хизбут — тахрир” у здания узбекистанского посольства в Лондоне, корреспондент обратился к С.Сагнаевой с вопросом: “Вообще насколько представляет угрозу для безопасности общества организация “Хизбут – тахрир”?”.

В ответ прозвучало: “Существует много слухов относительно “Хизбут — тахрир”…. Цель партии — путем пропаганды идей ислама мирным путем изменить современный государственный строй, построить исламский халифат”.

Не вдаваясь в пространные рассуждения о том, монстр ли партия “Хизбут-тахрир” или ее только таковым представляют, сделаю лишь некоторые извлечения из программных документов и издаваемой названной организацией литературы, распространявшихся прежде листовок.

Вот что, например, написано в упомянутой мной выше книге “Система ислама”, автором который является основатель “Хизбут — тахрир” Такийюддийном Набханий: “В исламе подразумевается, что основой общества является доктрина, включающая мысли, настроения, мнения и систему, вытекающие из этой доктрины. Таким образом, исламское общество появляется на свет тогда, когда получают преобладание исламское мышление и настроения, а среди людей распространяется исламский образ жизни, то есть исламская система организации жизни общества”.

Для того, чтобы утвердить исламскую систему организации жизни, основатель “Хизбут-тахрир” призывает “убрать физические препятствия на этом пути”, “воспользоваться принуждением, применением силы”.

В учебном пособии “Политика в исламе” даются, в частности, такие установки: “Для того, чтобы жить полноценным и настоящим исламом, необходимо построить институт исламского государства”; “По исламу мусульманин обязан заниматься политикой, контролировать своих правителей, ибо от политики и руководителей государства зависит судьба людей и ислам”.

В листовке от 25 января 2002 года (Пакистан), озаглавленной “Правительство Пакистана в целях удовлетворения своих кафиров давит мусульман”, имеется часть обращения “Хизбут — тахрир” к министру внутренних дел Пакистана М.Хайдару. Здесь, в частности, отмечается, что следует остановить действия президента Пакистана, заявившего о поддержке американской инициативы против талибов в Афганистане и прекращении деятельности ряда исламских партий в Пакистане, проводит массовые аресты людей, принимавших участие в митинге. “Это надо остановить. Мы, — говорят создатели листовки, — предупреждаем Вас, что в противном случае неизбежны тяжелые непредсказуемые последствия”.

Предельно сжато и емко идейное кредо “Хизбут — тахрир” выражено в словах “Исламский халифат – защита мусульманских государств. Его основание – это благо, а отказ работать на него – зло”. Именно так озаглавлена одна из листовок, где, например, подчеркивается: “Халифат – исламское государство, посредством которого Аллах трактует случаи необходимости Джихада – для распространения ислама по всему миру …”.

В свете этих слов напомню, что, по мнению многих экспертов, сегодня Чечня и Центральноазиатский регион входят в круг стратегических интересов идеологов международного исламского экстремизма. А в секретном докладе ЦРУ по терроризму отмечается, что в ближайшие планы религиозных экстремистов входит захват власти в Египте, Алжире, дестабилизация обстановки в Узбекистане, Тунисе, Марокко, Таджикистане и Индии, вооружение местных исламских организаций, объявление ислама второй государственной религией во Франции, Германии, отторжение от России Северного Кавказа и создание “исламской республики от моря до моря”.

Полагаю, нет необходимости в комментариях и аргументах, доказывающих (убеждающих), что “Хизбут — тахрир” по своей идейной направленности является экстремистской религиозной организацией тоталитарного образца.

Вот еще один характерный пример (факт), где очевидно, что идеология “Хизбут — тахрира” содержит энергию агрессивности, заражает “своих” слепой ненавистью против “чужих” и стремится придать этой самой агрессивности и ненависти фактическую направленность на практику.

Так, один из номеров журнала “Аль-ваъй” (№170, июнь 2001г.) или в узбекском переводе “Онг” (“Сознание”), издаваемой “Хизбут — тахрир” на арабском языке для молодежи, полностью посвящен теме “Практика становления шахидом”.

На странице 9 дается определение различия между самоубийством в собственном смысле этого слова и в смысле самоубийцы – камикадзе. В частности, отмечается, что между мусульманином, совершившим самоубийство, и мусульманином, взрывающим себя с целью уничтожения противника, есть большая существенная разница. Потому что первый самоубийца убивает лишь себя, а второй, камикадзе, совершает самоубийство, унося с собой противников ислама. Первый самоубийца не воюет за веру или распространение ислама, не убивает противника. А действие камикадзе является джихадом. Его действие похоже на борьбу военными средствами. Соответственно, это является по сути своей самым важным великим боем.

“Если камикадзе, — делается обобщение данным рассуждениям, — совершает свои действия во имя Аллаха, то он обязательно станет “шахидом” во имя Аллаха”.

Или еще другой впечатляющий пример, который, думается, адекватно характеризует члена “Хизбут — тахрира”. “Некий парень, — рассказывает, как очевидец, богослов Алауддин Мансур, — угодил за распространение идей “Хизбут — тахрир” за решетку. Правоохранительные органы попросили его отца образумить сына, но хизбутовец не стал даже слушать его, заявив: “Мой отец поддерживает неправоверных, я его ненавижу и после установления халифата первым ему отомщу”. Уже отец и сын становятся врагами!”.

По существу, такие жизненные примеры демонстрируют потенциал насилия хизбутовцев, способность вносить раскол в мусульманскую умму и в то же время показывают отсутствие в их мышлении, поступках признаков, которые бы указывали на проявления любой искренней и глубокой веры в высшие духовные материи, будь то доброта, идеалы справедливости и другие нравственные ценности.

Более того, правомерно было бы сказать, что хизбутовцами собственно вера используется лишь как политическое прикрытие для многих явлений, не имеющих никакого отношения к религии ислам, — прежде всего, утверждения неадекватных представлений о религии как универсальном средстве разрешения экономических, политических, в том числе и международных, и иных проблем, присущих агрессивно–политической природе религиозного экстремизма.

Примечательно, что изучению религии хизбутовцы уделяют очень мало времени. Известно, на первом этапе вовлечения в партию (при обучении) в перечень изучаемых предметов входят политика, экономика, социология, география, религия.

Причем последней отводится около 10-15 % времени от всего учебного процесса.

Согласно мнению авторитетных богословов, “Хизбут — тахрир” нельзя отнести ни к одному из существующих течений ислама.

Объективности ради надо отметить, что вероятнее всего в последнее время в Узбекистане ряды партийцев не увеличиваются. Тем не менее, как нам думается, по причине того, что общество переживает переходный период, для которого свойственны тяжелые экономические и социальные условия жизни, идеология “Хизбут — тахрир” не перестает питать людей мифами, иллюзиями, ложными надеждами, связанными с идеей о том, что “только исламское государство может дать людям справедливую и достойную жизнь”. Многие молодые люди оказываются в рядах “Хизбут — тахрир” также по своей религиозной безграмотности и, соответственно, незнанию Корана.

И не удивительно, что когда верующие мусульмане советуют им вернуться, вернее встать на правильный путь, то они, как правило, отвечают: “Ваша вера для вас, моя вера – для меня”. Это слова из Корана, которые Пророк говорил неверным. Налицо невольное признание самими членами “Хизбут — тахрир” своего отступничества от ислама”.

В данной связи, думается, становится ясным несостоятельность или по меньшей мере, некорректность утверждений тех голосов из радио “Би-Би-Си”, “Озодлик”, которые преподносят преследования, наказания в отношении распространителей литературы экстремистского толка как гонения в целом на всех мусульман.

Да, безусловно, к сожалению, надо согласиться, что в отношении арестованных членов партии “Хизбут — тахрир” имеют место проявления жестокости. Вместе с тем вызывает удивление, что хизбутовцы хотят жить в конкретной стране, не уважая и не соблюдая ее законы. В данной связи обращает внимание заявление аналитика Сании Сагнаевой относительно членов “Хизбут — тахрир”: “Они отрицают весь существующий порядок, они отрицают законы этого государства. Поэтому я не могу сказать, что они могут официально существовать в светском обществе”.

Да, в действительности не все так просто в плане адекватной оценки позиций и поведения хизбутовцев.

Тем не менее, наверное, есть элемент рациональности в мысли, высказанной экспертом Алексеем Суховым: “…не исключено, что это — религиозные экстремисты, пытающиеся свергнуть конституционный строй. До тех пор, пока не будет изучено это явление, пока силовые структуры не будут делиться с народом объективной информацией по данному вопросу, авторитет партии будет расти, ее ряды будут увеличиваться…

В данном случае необходим диалог и принятие конструктивных решений, возможно, какой-то из сторон противостояния, а может, и обоим придется поступиться своими принципами”.

Хотя это суждение ни в коей мере не может отражать в целом ситуацию в регионе, нужно отметить, что повседневные реалии Узбекистана и региона в целом диктуют необходимость разработки технологий, преследующих задачу изменить жестокую реальность мира насилия и соответственно репрессивного мышления путем привнесения духовности, морали в социальную и политическую жизнь.

В самом деле, нельзя умалчивать, что в обществе наблюдается эрозия нравственных ценностей, когда не ценится сама человеческая жизнь. Следует остановить распадающейся мир человеческого в отношениях между людьми, задуматься о причинах девальвации таких понятий, как милосердие, сострадание, терпимость.

И если мы претендуем на роль строителей гражданского общества, то, не ожидая пока нас не рассудит время (история), приложить весь свой интеллектуальный, нравственный потенциал к преодолению не изжитых негативных политических стереотипов мышления.

То есть повестка дня на сегодня и завтра заключается в том, чтобы стать, наконец, способными, достойными учениками школы компромисса, которая органически связана с процессами фактической, а не формальной демократизации. Однако все вышеизложенное относительно природы, стратегических целей и действий членов “Хизбут – тахрир” в Узбекистане на сегодняшний день показывает невозможность наведения каких-либо мостов между ними и властью в плане ведения диалога и тем более согласовывания интересов.

P.S. Когда была закончена статья автору стало известно, что штаб-квартира “Хизбут – тахрир” в Лондоне организует в ближайшее время демонстрации протеста против Правительства Узбекистана в странах Европы, в Австралии, в Индонезии. Эта акция преследует цель поддержки своих сторонников, преследуемых в Узбекистане. Вызывает недоумение факт, что поводом для своих действий они избрали фигуру умершего три года назад члена “Хизбут – тахрир” Фархада Усманова. Не проявление ли это попытки поднять упавших духом своих единомышленников в Узбекистане, деятельность которых стала сводиться на нет? Не показывает ли это однозначно, что деятельность хизбутовцев на местах повсеместно направляется и направлялась извне, а именно из далекого зарубежья? Не здесь ли произрастают корни древа – “Хизбут – тахрир”?

г.Ташкент, 11 июля 2002 года
Получено по электронной почте,
musaev1944@yandex.ru

Новости партнеров

Загрузка...