Общественный защитник Г. Жакиянова П.Своик комментирует выступление свидетеля: “Закон не просто соблюден, а еще и с плюсом”

18 июля. Павлодар

(прямая речь на ступеньках здания суда после заседания)

— Как Вы прокомментируете выступление в суде свидетеля Кубая – начальника складов базы “Спецмедснабжения”?

— Во-первых, он безусловно и однозначно показал, что он по инстанциям сделал все что можно и если бы его начальники правильно решили вопрос, то никакой проблемы бы не было. Какие начальники? Он назвал здравоохранение и так далее и так далее. И лишний раз подтвердил, что к Жакиянову это никакого отношения не имеет. И более того, если бы он попытался доложить Жакиянову всю ситуацию, то его начальство сразу бы его уволило.

Далее. Он сказал, что если бы там отремонтировали все что надо, а ремонтировать там не так уж и много, то, конечно, обмен нормальный и он бы переехал, собственно он и переехал. И тогда вообще никаких проблем нет. Он упирался переезжать только тогда, когда там не было готовности. А как стало готово, так проблем нет.

Ну, и самое потрясающее обнаружилось в конце. Оказывается, он сам не подписывал все документы на переезд, и он отказался от своих подписей, которые ему предъявили. Ему говорят: “Вот, смотри, это твоя подпись”, он говорит: “Нет, не моя”. Ему говорят: “Вот же печать твоя”, он отвечает: “Нет, это не моя печать”. Он тут при судье сказал это еще раз, что обо всем следователю говорил. А почему следователь не внес материалы в дело? Свидетель не знает, это не к нему вопрос, это к следствию вопрос. То есть получается, что следствие мало того, что все тут натягивает, оказывается еще так грубо натягивает, что следователю человек говорит о том, что он этого не подписывал, а следователь утаил это важнейшее обстоятельство и на суде оно как бомба взрывается.

Мы тоже, честно говоря, в легком шоке от того, что услышали сегодня. Это, наверное, суду предстоит только разбираться, кто вообще такие дела творит? В конце мы свидетелю еще раз задали окончательный вопрос. Мы его спросили, имеет ли Жакиянов какое-то отношение ко всей этой истории? Ответ: “Никакого отношения”. Видит ли он какие-то нарушения закона, из-за которых можно было бы возбуждать уголовное дело, как должностное лицо? Ничего он не видит. Вот на этом закончилось заседание.

Сегодня вообще было много интересных вещей. Например, для того чтобы менять эти склады, нужно было по закону сделать оценку тех помещений. И закон требует, чтобы государственная собственность на частную собственность менялась, если государственная не дороже, либо столько же, либо меньше. Вызывают в суд лицензированных, как полагается по закону оценщиков, которые должны делать эту оценку. Вызывают тех, кто делал оценку одних складов, вызывают других. Грамотные специалисты, которые понимают свое дело, очень уверенно говорят: “Да, мы проверили, все правильно. Мы стоим на этой цене, которую определили”. Другие говорят: “Мы стоим на этой цене, которую определили”. По тем и другим оценкам получается, что государственная собственность стоит дешевле и обменялась на частную, которая стоит дороже. То есть закон не просто соблюден, а еще и с плюсом. Им задают вопросы. А после вас, через два года, уже судебные эксперты попытались перепроверить вашу работу и задним числом, на два года назад, определили стоимость. У них получилось так: там, где государственная, там вы, оказывается, ошиблись в меньшую сторону, а там, где частная, там вы, оказывается, ошиблись в большую сторону. Оценщики говорят, что если бы им поручили на два года назад оценить, то за такую работу они просто бы не взялись. И, кроме того, они говорят: “Насколько мы знаем, судебные эксперты не имеют лицензии. Они могут как специалисты высказывать свое мнение. А мы лицензированные. У нас есть городская организация оценщиков, есть республиканская организация оценщиков, есть международная. Мы общаемся по всему миру, мы пользуемся международными оценками и нашими оценками пользуются, в том числе и судебные эксперты. На вопрос, не смогут ли они вспомнить тех, кто не смог это сделать из судебных экспертов, подумав, он назвал фамилию. Так эти же ребята делали и здесь. То есть получается так, что это специалисты, которые и дело знают, суд в этом убедился, и у них все необходимые лицензии есть, они сделали работу, которая подтверждает, что закон никоим образом не нарушен, а государство, наоборот, только выиграло.

Теперь получается, когда Жакиянов создал “Демвыбор”, тогда началось уголовное дело, тогда провели судебную экспертизу, и судебная экспертиза сделала так, что вроде как нарушение закона. А оценщики сегодня говорят, что ничего подобного. Ну, просто даже не приятно за такое следствие и за такое оформление документов. Но, я вам скажу, что приятно за специалистов. За эти дни перед судом такая картина, что просто жизни учишься. Заходят люди знающие, честные, от зубов все отлетает, и они все в сторону защиты. Выходят люди путающиеся, мямлящие, отказывающиеся от вопросов, которых ловят на противоречиях, на которых они же и теряются. Кто такие? На службе в акимате!

Пресс-центр РОО “Демократический выбор Казахстана”

Новости партнеров

Загрузка...