Т. Тохтасынов: “Теперь можно забыть, что в Казахстане есть независимый суд”

Толен Тохтасынов депутат парламента, член Политсовета ДВК, общественный защитник М. Аблязова

— Можно ли провести аналогию между судебными процессами над Мухтаром Аблязовым и Галымжаном Жакияновым?

— Эти судебные процессы – процессы-близнецы.

Во-первых, очевидно, что оба процесса политические: никаких уголовных оснований нет, оба связаны с деятельностью обвиняемых в “Демвыборе”. Я думаю, что сегодня президент увидел в ДВК угрозу для своей власти, угрозу системе, которую он создал.

Во-вторых, они схожи внешне, т.е. процессы якобы открытые, а на самом деле — маленькие залы, не вмещающие всех желающих, запрещена аудио- и видеозапись, пропускают в зал суда по спискам. Десятки, сотни людей, которые стоят снаружи у здания суда, не могут попасть на процесс. Одинаковое поведение судей – они отклоняют ходатайства защиты.

Более того, меня сегодня удивило, что эксперт тот же, что был на суде у Аблязова, только там она говорила, что является экспертом-экономистом (Калмухамедова неоднократно заявляла, что она экономист), здесь говорит, что юрист, и дает, как эксперт, правовую оценку. Вообще, эксперт — это человек с глубокими знаниями, а юриспруденция и экономика совершенно разные направления, и я сомневаюсь, что один и тот же человек может быть одновременно экспертом и в области экономики, и в области права.

В-третьих, эксперты на обоих судах делают заключения на основании представленных следствием документов, т.е. то, что выгодно следствию, они принимают, а то, что необходимо для более объективного проведения экспертизы, — нет.

В-четвертых, непонятно, на каком основании судья предлагает отвечать экспертам на вопросы адвокатов письменно. А это значит, что они придут к себе в номер и будет звонить своему руководству, чтобы посоветоваться, как лучше ответить. Возможно, с ними будут сидеть прокуроры и вместе думать.

Что же касается приговора, то я думаю, как бы мрачно это не звучало, приговор будет обвинительным. Причем Галымжану Жакиянову, на мой взгляд, дадут не меньший срок, чем Мухтару Аблязову.

— На чем будет построен приговор?

— А здесь уже нет разницы, к сожалению, прецедент на примере Мухтара Аблязова создан, а это своеобразный сигнал всем уровням, что теперь можно творить любой беспредел. Сегодня достаточно известные в стране юристы, настоящие эксперты в области права, говорят, что приговор в отношении Мухтара Аблязова стал концом судебной системы. Теперь она целиком и полностью зависит от исполнительной власти: на местах акимчики, на верху правительство в лице президента, который будет делать, что ему нужно. Теперь можно забыть, что в Казахстане есть независимый суд.

— Ваше впечатление от допроса свидетелей обвинения?

— Я уверен, на них оказывается давление, более того, оказывается влияние на экспертов. Удивителен тот факт, что Жакиянова обвиняют в том, что он нанес государству ущерб в размере двух миллионов тенге. В то же время посмотрите: 50 с лишним свидетелей, из них четверть живут не в Павлодаре, они находятся здесь по несколько дней, а если посчитать, сколько денег уходит на их перелеты? И все за счет государства.

Стоимость трех экспертов, которые писали одно заключение по делу Аблязова, считая только их перелеты из Алматы и Астаны (они летали дважды), обошлось государству в 240 тыс. тенге. А теперь посчитайте, сколько денег было затрачено государством на свидетелей обвинения, если все они были иногородние: перелеты, проживание, питание.

— Адвокаты Жакиянова надеются, что выиграют процесс…

— Они, как юристы, уверены, да в этом никто и не сомневается, что уголовного дела нет. Я исхожу из того, что это политический процесс. Заказ получен, причем с самого верха. Любой, кто выступит против системы нынешней власти, будет уничтожен самым беспощадным образом. Один ослушался, и теперь находится в Америке, другие ослушавшиеся теперь будут сидеть за решеткой. И так будет со всеми, пока нынешний президент у власти, до тех пор, пока действует система, которую он создал.

— Как вы расцениваете темпы хода судебного процесса, когда, на Ваш взгляд, будет закончен суд?

— Я думаю, что получен заказ закончить процесс до конца этой недели, потому что официально объявлено, что президент ушел на две недели в отпуск, и к его приходу должно быть все закончено. По Аблязову все кончено, теперь очередь Жакиянова.

— Как оценивают эти процессы международные организации?

-Сегодня международные организации, Запад всерьез озабочены ситуацией, которая сложилась в Центральной Азии, в частности, в Казахстане. Мы всегда говорили, что Казахстан — это остров демократии, а сейчас весь мир видит, что это далеко не так. Наша власть выбрала такие изощренные методы подавления своих оппонентов, что Запад бьет тревогу.

— У Аблязова есть возможность выйти из тюрьмы?

— У него есть легитимный путь в порядке надзора. Те кто остались на свободе, не должны сидеть сложа руки. Нужно создавать международный комитет, необходимо в него привлекать известных людей. Я не думаю, что наше давление на власть будет весомым, но если это будет происходить через Запад, Россию, США, то, думаю, президент будет вынужден считаться с их мнением.

— Возможен ли сейчас конструктивный диалог между властью и оппозицией?

Я думаю, что на любом этапе диалог возможен. На мой взгляд, если власть себя пересилит, посадит за стол переговоров оппозицию и мы будем говорить открыто, не будем укорять друг друга, пойдем на какие-то взаимные уступки, то диалог возможен.

— Такой диалог предполагается?

-Пока я не вижу никаких шагов. Какой может быть диалог, когда людей преследуют, сажают в тюрьму…

— У нас возможен такой режим, как в Узбекистане?

— Я думаю, что такое невозможно, хотя бы потому, что мы не мононация, у нас в стране еще проживают 40% русскоязычных людей, и в этом наше благо. Во-вторых, мы успели провести экономические реформы, в экономическом плане в стране достаточно неплохая ситуация, очень много собственников, буржуазии. Казахстанский народ успел глотнуть хоть немного, но свободы.

— Какова дальнейшая судьба ДВК?

— Демвыбор будет продолжать бороться за свою самостоятельность, мы будем реализовывать себя, принимать в свои ряды сторонников. Те, кто сегодня остались на свободе, не будут отсиживаться или просить прощения. Здесь действует простой закон Пифагора: “сколько из одного сосуда вытечет, столько перельется в другой” — ушли временно Мухтар с Галымжаном на их место придут другие.

— Кто будет лидером?

— Лидерами так и останутся Галымжан Жакиянов и Мухтар Аблязов.

А политические суды будут продолжаться: следующими будут Абилов, Балгимбаев, Батталова и, наверное, я.

-За что?

-Не исключено, что на нас заведут уголовные дела. Был бы человек, а статья найдется.

Новости партнеров

Загрузка...