Суд над Г.Жакияновым. День седьмой

Во вторник, 23 июля, заседание началось с того, что у одного из свидетелей – директора базы спецмедснабжения Н. Кубая, который несколько дней назад отказался от своей подписи на договоре-мене и акте передачи складов между предприятием “Ромат” и СМС, взяли образцы почерка для проведения экспертизы.

Далее защита выразила свое несогласие с фактами нарушения уголовного процесса. Адвокаты протестовали против решения судьи о письменном допросе экспертов. Общественный защитник Петр Своик попросил суд не дополнять уголовно-процессуальный кодекс тем, чего там нет. “Мы возражаем против письменных вопросов”, — заявил он. Адвокат Ребенчук заметила, что если “дело пойдет так и дальше, то вскоре защита вступит в переписку со свидетелями”. Тем не менее, судья Тарасенко своего решения не изменил, и стороны обвинения и защиты вручили экспертам письменные вопросы.

После этого по заявлению представителя потерпевшей стороны на допрос был приглашен министр природных ресурсов и охраны окружающей среды Андарь Шукпутов, который уже был допрошен на прошлой неделе.

Шукпутов заявил, что его показания, которые он давал в прошлую пятницу следует считать недействительными, потому что стороны обвинения и защиты “втянули его в политику”, и он, переволновавшись, дал не те показания. “Я, приехав домой, понял, что сказал что-то не так, и решил поднять документы и нормативные акты”, — заявил Шукпутов. Далее из его выступления следовало, что аким Г. Жакиянов не имел права продавать госпакеты акций “Торт Кудука” и “Песчанского РМЗ”, хотя на прошлой неделе он, ссылаясь на постановление правительства РК № 405 от 12 апреля 1999 г., говорил об обратном.

Защита, сославшись на свидетельские показания бывшего вице-премьера Ураза Джандосова, в частности о постановлении правительства № 405, предъявив несколько нормативных актов и постановлений, которые сам же Шукпутов визировал, заявила, что свидетель дает ложные показания.

Галымжан Жакиянов тут же ходатайствовал о привлечении министра А. Шукпутова к уголовной ответственности.

Защита показала свидетелю апрельское постановление правительства № 405, на которое первый раз ссылался министр Шукпутов. “Я ошибся”, — заявил А. Шукпутов, ссылаясь на то, что слишком много цифр в постановлениях. “Я прибыл сюда, чтобы свидетельствовать по факту письма Горбенко, а вы опять втягиваете меня в политику”, — сказал Шукпутов.

“Вы заявляете, что все Вами сказанное не является показаниями, а лишь то, что касается эпизода с письмом Горбенко?” — спросил Жакиянов. Свидетель ответил утвердительно, тем самым признав, что и сегодняшнее его заявление не стоит рассматривать как свидетельские показания.

Однако позже Шукпутов так и не дал показаний, почему, не получив ответа на свое письмо, он не потребовал объяснений от своего подчиненного Горбенко, возглавлявшего павлодарский терком по госимуществу. В ходе допроса Шукпутов неоднократно заявлял, что не помнит то или иное постановление своего департамента, чем вызывал усмешки присутствующих в зале.

Судья попросил покинуть зал члена политсовета “Демвыбора” Гульжан Ергалиеву, потому что та, после очередных слов свидетеля, засмеялась. “На это смешно смотреть”, — бросила судье Ергалиева, покидая зал.

Апогеем допроса Шукпутова явился вопрос адвоката Тулеева: “А кто Вас повторно пригласил?”. “Суд”, — ответил Шукпутов. “Я Вас не приглашал”, — отреагировал судья Тарасенко. “То есть не суд, а позвонили с работы и сказали, что надо вернуться на суд”, — заявил свидетель. “Интересно, а кто может позвонить министру из подчиненных и сказать, что ему надо на суд”, — поинтересовался Своик. “Я правильно Вас понял: Вы пришли на работу, и кто-то из подчиненных сказал Вам, что звонили и сказали, что Вам нужно вернуться на суд?”, — спросил Тарасенко. Обратившись к Метенову, Тарасенко потребовал, чтобы на следующем заседании тот объяснил, каким образом здесь повторно появился министр А. Шукпутов.

После допроса министра общественный защитник Петр Своик заявил, что “данное судебное рассмотрение позорит не только само себя, но и всех окружающих, и саму госслужбу, когда такой высокопоставленный чиновник, как министр, вынужден лепетать что попало”.

Галымжан Жакиянов повторно ходатайствовал о привлечении к уголовной ответственности министра А. Шукпутова. Судья отклонил это ходатайство, сославшись на незаконченность судебного разбирательства. Прокурор Демесинов был против ходатайства, аргументировав это тем, что Шукпутов уже дал показания. Петр Своик заметил, что на время суда прокуратуру никто не освобождал от ее прямых обязанностей, так почему бы прокурорам не разобраться самим: лжет министр или нет. Однако Тарасенко своего мнения не изменил.

После этого суд приступил к допросу свидетеля защиты Геннадия Бондаренко, работавшего помощником акима Павлодарской области, а затем руководителем аппарата акимата.

Галымжан Жакиянов попросил Бондаренко описать, как проходили совещания акима области. Бондаренко перечислил должностных лиц, в чьи обязанности входило присутствие на данных собраниях. “На собраниях хотя бы раз поднимался вопрос об обмене складов?”, — спросил Г. Жакиянов. “Нет. Об этом я вообще узнал из СМИ в декабре прошлого года, когда завели уголовные дела на Рюмкина и Горбенко”. В ходе допроса свидетеля выяснилось, что на предварительном следствии его не вызывали как свидетеля, хотя он имеет прямое отношение к выделению денежных средств, в размере двух миллионов тенге, так как визировал данное распоряжение акима. Бондаренко также заявил, что все распоряжения акима проходили проверку на законность в прокуратуре и замечаний прокурора по данному решению не было, а следовательно, решение ранее признавалось законным.

Во второй половине дня защитой Жакиянова был вызван в качестве свидетеля Владимир Башилов, работавший заведующим отделом документационного обеспечения в Павлодарском областном акимате. В. Башилов пояснил, что “все решения акима области в обязательном порядке проходили экспертизу у заместителей акима области, руководителя аппарата и юридической службы. Ежеквартально управление юстиции и областная прокуратура проверяли решения и распоряжения акима на соответствие законодательству. Ни для каких документов исключений не делалось. По документам, рассматриваемым сегодня, замечаний не было”.

В ходе судебного разбирательства выяснилось, что после распоряжения Жакиянова о выделении средств на передислокацию складов СМС деньги из бюджета не выделялись. Они были перечислены только после распоряжения, подписанного первым заместителем Александром Рюмкиным. Свидетель Башилов также подчеркнул: “Согласно существующим правилам делопроизводства юридическую силу по одному и тому же вопросу имеет последний документ. И только так”.

Как уже сообщалось, в материалах дела имеются оценки специалистов Центра судебных экспертиз из Алматы, согласно которым госпакеты акций “Песчанского РМЗ” и “Торт-Кудук” были проданы по заниженным ценам. Сегодня на судебном заседании эти выводы опроверг профессор Павлодарского университета Вилен Елисеев. Оспорить его доводы обвинение не смогло. Бывший начальник департамента финансов, а ныне председатель совета оценщиков Казахстана, член российского совета оценщиков В. Елисеев подчеркнул, что “ретроспективная оценка дает погрешность до 10-кратных показателей. Что затратным методом уже давно никто не пользуется. Амортизационные нормы отменены”. Именно этим способом проводились оценки специалистами Центра судебных экспертиз. В заключениях алматинских экспертов используется выражение “среднерыночная стоимость”. Однако, заметил Елисеев, этот термин вообще не применим в оценке. Кстати, чтобы проводить подобные сложнейшие оценки, подчеркнул Вилен Елисеев, необходимо провести не менее 32-х экспертиз в сферах бизнеса, интеллектуальной собственности, предприятий и т.д. Между тем г-жа Мекебаева в зале суда призналась, что это первая оценка в ее практике. Более того, ее на предварительном расследовании попросили провести оценку согласно Постановления Правительства № 562. На что В. Елисеев пояснил, что данное Постановление уже не действует, так как появилось множество других, более совершенных и поздних нормативных актов, регламентирующих такой вид деятельности. По признанию самой Мекебаевой, о существовании новых норм ей на следствии не говорили. Галымжан Жакиянов прореагировал на подобный прецедент: “Я заявляю о лжесвидетельстве! Вы вводите суд в заблуждение!”

Своего подзащитного поддержал Петр Своик и заявил суду: “Мы уверены, что даже на руинах этой экспертизы Вы построите обвинение!”

В завершении очередного заседания суда защита заявила ходатайство о приобщении к делу Программы приватизации, утвержденной Правительством.

Однако прокуратура выступила против, так как данный документ, имеющий силу закона, оправдывает действия Жакиянова при распоряжении коммунальной собственностью.

Как считают адвокаты Жакиянова, “следствие намеренно не представило эксперту нормативные акты, имеющие прямое отношение к делу”.

Пресс-центр РОО “Демократический выбор Казахстана”

23.07.02

Новости партнеров

Загрузка...