Суд Жакиянова: дураки подводят президента

“…как раз к финалу суда над Мухтаром Аблязовым и началу суда над Галымжаном Жакияновым … к нам из “ближнего круга” просочился такой “заказ”: Мухтару дадут шесть лет, а Председателю политсовета “Демвыбора” – целых семь”

\"\"

Когда президент, как раз к финалу суда над Мухтаром Аблязовым и началу суда над Галымжаном Жакияновым, засобирался в отпуск, к нам из “ближнего круга” просочился такой “заказ”: Мухтару дадут шесть лет, а Председателю политсовета “Демвыбора” – целых семь. Так сказать, — по должности.

Со своей стороны, зная характер, потенциал и политические перспективы Галымжана, должен признать правоту “заказчиков”: Жакиянова им следует опасаться еще больше, чем Аблязова. Но здесь вот какая незадача для режима: если фактическую пустоту обвинения бывшего министра энергетики “правосудию” все же хоть как-то удалось “завуалировать” сложностью приписанных ему хозяйственных сделок, и при этом поразить воображение обывателя полумиллиардной суммой якобы незаконных операций, то в нашем случае ситуация ну прямо-таки убийственна для “органов” именно своей простотой и наглядностью.

Я вам так скажу: через пару-тройку лет, не далее, когда нынешняя муть смоется, мы специально разыщем всю следственную бригаду по делу Жакиянова и примерно наградим: за то безошибочное чутье, с которым они подобрали объекты “преступлений” бывшего акима Павлодарской области.

Впрочем, я не утверждаю, что специально командированный в Павлодар старший следователь по особо важным делам МВД Гусман Кусаинов и его местные коллеги действовали из тайного сочувствия к оппозиции. Скорее, их подвели дороги, вернее – та скорость, с которой им пришлось помотаться по области, чтобы срочно “нарыть” криминал на акима, ставшего лидером демократической оппозиции. Но дороги, как известно, это вторая из двух унаследованных нами от России-матушки бед. Первая же наша беда, это тоже все знают, – дураки.

Речь, однако, не о классических российских дураках, а о следователях системы Министерства внутренних дел Республики Казахстан. Что, сами понимаете, не одно и тоже. Но, как бы там ни было, следствие вменило Жакиянову три объекта-эпизода, из них в двух аким якобы “превысил власть и свои служебные полномочия” при приватизации, а в третьем случае он, “используя свои служебные полномочия вопреки интересам службы, действуя из личной заинтересованности”, дал своему первому заместителю Рюмкину незаконное указание о передислокации базы спецмедснабжения.

Что касается перемещения базы, то на суде выявилось, что в этом деле действительно есть явный криминал. Он касается методов, которыми следователи пытались превратить эту рядовую хозяйственную операцию в некое нарушение закона и вообще приписать к этой истории акима. Но о базе спецмедснабжения мы поговорим во второй части, сейчас же расскажем о том, как судебное разбирательство относительно “незаконной” приватизации двух сельских объектов — ремонтно-механического завода в поселке Песчаное и рудника “Торт Кудук” в одноименном поселке — превратилось в фактическое заседание госкомиссии по выявлению образцовых объектов малой приватизации. Образцовых во всех смыслах: как по буквально спасительному для жителей этих двух поселков оздоравливающему социально-экономическому эффекту, так и по доскональному соблюдению законности при оформлении договоров приватизации.

Согласитесь, на фоне буквально разграбленного рыночными экспериментами казахстанского села, по которому после “реформ президента” будто Мамай прошел, отдельные счастливые исключения не могут не впечатлять. Особенно, если именно их режим берется ревизовать под видом “борьбы с коррупцией”, а фактически — с “Демократическим выбором Казахстана”.

Нет, я не стану утверждать, что Песчанский РМЗ и Торт-Кудукский рудник — это единственные во всем Казахстане удачные образцы сельской приватизации. Я даже допускаю, что в республиканском конкурсе на лучшие и законные приватизационные решения не им будут отданы первое и второе места. Я просто говорю, что уж в пятерку-то призеров они войдут обязательно. Так скажем же спасибо чинам из МВД, что именно их они акиму Жакиянову и вменили!

А теперь по порядку две симметричные истории:

В поселках Песчаное и Торт-Кудук чуть меньше чем по полтысячи жителей, каждый четвертый, то есть как минимум один человек из семьи, работает на “градообразующем” предприятии. До города – далеко, никакого подсобного сельского хозяйства или других промыслов вокруг нет. К 1997 году оба предприятия надежно “лежали на боку”, чем люди в поселках кормились – не понятно. И вот правительство (заметьте: не акимат, поскольку тогда производственные объекты на селе находились в республиканской собственности) объявляет о передаче таких развалюх в управление с последующей адресной приватизацией. И кто же взялся за такое управление?

Александр Машкевич с Тимуром Кулибаевым, сами понимаете, на село не ринулись и в борьбе за обладание бывшей ремсельхозтехникой и отработанным рудником не схлестнулись. Шеврон, Самсунг и Испат тоже как-то не засуетились.

В Песчанке нашелся местный чудак – Алекпаров, выпускник КИМЭП, с языками, знанием экономики и современного менеджмента. Ему бы работать в мощном бизнесе, даже из России предлагали хорошие места, а он, видите ли, не смог видеть в разрухе родное село.

В Торт-Кудуке учудила корпорация “Ремас” тоже никакие не пришельцы, а отечественные производственники и ученые-горняки, не от хорошей жизни вынужденные применять свой профессионализм на вторичной переработке отработанных хвостов. Поскольку все, что порентабельнее да побогаче, роздано иностранцам. Опять же, “с жителями породнились, не по-человечески их бросать” – так с досадливой грустью сказал суду руководитель “Ремаса” Абдуев.

Итак, при таких управляющих, не без трудностей, конечно, дело пошло, предприятия заработали, люди получили зарплату и надежду, бюджеты – первые выплаты. А тут как раз правительство принимает постановление о передаче этих объектов в коммунальную собственность. И аким Жакиянов, не только по своему законному праву собственника, но уже и по обязанности, принимает решение об адресной продаже госакций этих объектов их управляющим. Как до этого они и договаривались еще с Астаной.

Что же незаконного увидело в том следствие?

Увидеть следователи ничего не увидели, они просто попытались, с неуклюжестью двоечников, решить задачу с конца, для чего стали натягивать исходные условия на уже вписанный в задачник ответ.

Первое, что они поставили в вину Жакиянову – отсутствие у него права продавать эти объекты. Потому, дескать, что правительство, передавая их в собственность акима, не уполномачивало его правом распоряжения ими, то есть правом продажи. Эту юридическую безграмотность полицейских разгромил самый компетентный, какой только может быть, свидетель: бывший тогда министром финансов (в чье ведомство входили департамент госимущества и все приватизационные теркомы на местах) и вице-премьером (то есть курирующим как собственно приватизацию, так и все ее ценовые и бюджетно-финансовые аспекты) Ураз Джандосов. Выше его находились только премьер и президент, которые отвечали уже не за приватизацию, а за общее руководство, а ниже его – уже только исполнители, которые отвечали за точность соблюдения вырабатываемой вице-премьером приватизационной политики.

То, что уволенный за тот же “Демвыбор”, а ныне затаившийся в “Ак жоле” Ураз приехал в Павлодар свидетельствовать, — акт его гражданского мужества, достойный мужчины и политика. Свидетельство же его, неопровержимое по компетенции, состояло в том, что с момента передачи РМЗ и рудника в коммунальную собственность аким приобрел и безусловное право их продажи. Причем в это безусловное и неограниченное какими бы то ни было вышестоящими инстанциями право входит и право продавать коммунальную собственность по цене, определяемой условиями рыночного соглашения Покупателя и Продавца.

О цене я сказал потому, что это второе выдуманное следствием “преступление” акима: цены якобы были “заниженными”. И знаете, по сравнению с чем были они “занижены”? С теми “ценами”, которые потом, уже после возбуждения уголовного дела, вывела назначенная обвинением его же ведомственная (минюстовская) экспертиза!

Единственной подпоркой под эти внеправовые и внерыночные фантазии полицейских служило письмо ныне министра экологии, а в ту пору руководителя приватизационного департамента Минфина Шукпутова, в котором тот рекомендовал теркому продавать акции подороже. Поэтому явка свидетеля Шукпутова, не менее чем до этого появление в суде его бывшего шефа Джандосова, также стала одним из кульминационных моментов судебного разбирательства.

Понятно, что министр Шукпутов не сам по себе заявился в Павлодар, и его нынешние шефы сильно на него надеялись. Тем ценнее то, что он засвидетельствовал. Давно зная Андеке, должен сказать, что звезд с неба он никогда не хватал, но порученное дело всегда изучал досконально, особенно его документально-оформительскую сторону. И вот, опираясь на свою добротнейшую бюрократическую подготовку, Андарь Шукпутов авторитетно заявил, что если Песчанский РМЗ и рудник Торт-Кудук были переданы в коммунальную собственность, то, разумеется, аким имел полное законное право продавать их. А если департамент госимущества и писал что-то в отношение объектов коммунальной собственности, и цен их продажи, то такие его указания были методическими рекомендациями, и не более.

На середине такого своего свидетельствования действующий министр, это было заметно, вдруг понял, что природная добросовестность завлекла его из свидетелей обвинения в свидетели защиты. Он слегка позапинался, повытирал пот со лба, но не стал противоречить своему естеству и также основательно довел свои показания до логического конца. За что мы все высказываем ему уважение и признательность.

На этом можно было бы и закончить рассказ о двух приватизационных “преступлениях” акима Жакиянова. Но давайте еще посмеемся сквозь слезы. Вот вам на закуску два трагикомичных аспекта этой полицейской истории:

Знаете, что самое пикантное в выдумке следователей о “заниженных” ценах?

То, что цены, по которым павлодарский терком предложил управляющим купить госакции назвали не сами покупатели (хотя за большие деньги они ни за что бы не купили, и никто бы их не заставил, это на суде было заявлено твердо) и даже не Продавец, а … отобранная еще департаментом госимущества солидная казахстанско-германская консалтинговая фирма. Вот вам и следственная ценовая экспертиза из басни про слона и моську!

И второе. Знаете, почему после признания незаконными этих двух приватизационных сделок и РМЗ, и рудник все же продолжают как-то работать?

Только лишь потому, что на самом деле никто эти сделки не отменил, даже деньги покупателю не возвращены, а в приватных разговорах, как нам передавали, присланный вытравлять “дух Жакиянова” аким Ахметов убеждает управляющих работать как прежде и даже уговаривает их потерпеть до октября, когда, дескать, все уладится.

А если это так, тогда интересно, что, по мнению акима Ахметова, должно “уладиться” в октябре, как раз к годовщине образования “Демократического выбора Казахстана”?

Новости партнеров

Загрузка...