Андарь Шукпутов: “Меня втянули в политику”

“…у нас действительно все протекает по понятиям. Одних можно сразу к уголовной ответственности привлечь, других – по голове погладят и отпускают”

\"\"

“Вор должен сидеть в тюрьме” — за последние недели это расхожее выражение в Казахстане повторяют повсюду. Его можно услышать в министерских коридорах, на парламентских заседаниях и просто на улице. В общем-то, с этим утверждением нельзя не согласиться, ибо так и должно быть на деле, по справедливости и если следовать духу и букве Закона. Это по справедливости, но у нас-то все по понятиям. Борьба с коррупцией, которая все больше набирает обороты, имеет смысл, когда носит системный характер. Между тем, происходящее у нас все больше напоминает театр абсурда, действие, в котором все совершается по понятиям, вопреки логике, а не по закону. Словом, когда отстрел идет не “воробьев, а гусей”, всякий смысл теряется.

Вот о чем думаешь, когда знакомишься с пресс-релизами о ходе судебного процесса по делу бывшего акима Павлодарской области Галымжана Жакиянова. Экс-акима обвиняют в превышении должностных полномочий и причинении ущерба государству в ходе приватизации двух предприятий — ОАО \»Песчанский ремзавод\» и ОАО \»Торт-Кудук\», а также обмена государственных складов мобрезерва на частные склады фирмы \»Ромат\» (ст.307, ч.3 и ст.308, ч.3 УК РК). Однако сам ход судебного процесса показывает, что предварительное следствие не провело тщательного дознания. Большинство свидетелей, вызванных в суд для дачи показаний, не подтверждают выводы следствия. А некоторые свидетели путаются в показаниях, противоречат сами себе.

Судите сами, вызванный в качестве свидетеля министр природных ресурсов и охраны окружающей среды Андарь Шукпутов вначале дал одни показания, которые говорили о том, что Г. Жакиянов имел право продать госпакеты акций рудника “Торт кудук” и Песчанского РМЗ. Министр показал, что право на это акимам областей предоставляло постановление правительства за № 405 от 12 апреля 1999 года. Свидетельские показания министр давал в прошедщую пятницу. Однако на этой неделе министр вновь появился в суде и заявил, что прежние показания не действительны, так как его “втянули в политику” и из-за волнения он сказал не то. Интересно заявление, которое сделал член правительства. Из его слов следует, что вернувшись домой, он поднял документы и решил затем изменить показания. Выходит, наши министры держат государственные документы дома? Это первое. А второе, на вопрос “Кто его вызвал в суд повторно?” Андарь Шукпутов заявил, что его вызвал суд, на что судья Игорь Тарасенко ответил, что он его не вызывал. Словом, чем дальше, тем больше дров. Показательно, что обвинение на процессе Жакиянова оставило без внимания показания его заместителя Геннадия Бондаренко. В ходе следствия его вообще не вызывали на допрос, хотя именно через него проходило распоряжение о выделении 2 миллионов тенге на передислокацию складов СМС. На судебном заседании Геннадий Бондаренко заявил, что все распоряжения акима проходили проверку на законность в прокуратуре и по данному решению замечаний не было. Это же подтвердил Владимир Башилов, который работал заведующим отделом документационного обеспечения в Павлодарском областном акимате.

Процесс в Павлодаре похож на недавно закончившийся процесс над Мухтаром Аблязовым в Астане с одним только различием. Если у Мухтара Аблязова найдены конкретные суммы ущерба государства, на основании чего и вынесено судебное решение, то у Жакиянова свидетельские показания опровергают доводы обвинения. Есть и другое различие: Мухтар Аблязов не имеет права подать апелляцию, поскольку его дело рассматривалось Верховным судом. Галымжан Жакиянов же сможет апеллировать к суду второй инстанции и затем к Верховному суду. В целом же оба процесса напоминают плохо срежиссированный спектакль, в котором все построено по схеме: доблестные защитники государства в лице прокурора и экспертов и представители крупного бизнеса, которые оказались волей судьбы на государственной службе. Первые пытаются доказать, что вторые действовали в разрез закону, вторые заявляют, что так действуют все. К сожалению, с тем, что так действуют все, нельзя не согласиться. Именно поэтому борьба с коррупцией, развернутая властью, напоминает больше пальбу по воробьям, а не системную работу по искоренению этого злостного явления. В случае с Галымжаном Жакияновым можно согласиться с ним самим, что пора вводить статью за политическую деятельность, а не пытаться преследовать по уголовным мотивам, ибо это оборачивается фарсом.

Видимо, понимая шаткость собственных позиций, власти пытаются усилить пропагандистский характер антикоррупционной борьбы. Все государственные СМИ то и дело сообщают о тех или иных случаях наказания государственных служащих за попытку получить взятку или злоупотребления служебным положением. А на днях представители Генеральной прокуратуры дали комментарий по поводу отставки двух вице-министров.

Две недели назад в отставку ушли вице-министр транспорта и коммуникаций Руслан Туякбаев и заместитель министра энергетики и минеральных ресурсов Булат Еламанов. Сделано это было, как заявил начальник департамента Генеральной прокуратуры РК Андрей Кравченко, по представлению Генеральной прокуратуры. Основанием для представления послужили проверки в Министерстве энергетики и минеральных ресурсов и в компании “Казахстан Темир Жолы”. Ранее генеральная прокуратура заявляла об уголовных делах в отношении ряда должностных лиц “Казахстан Темир Жолы”. Однако среди них фамилия Туякбаева не фигурировала, более того, в феврале этого года он был назначен заместителем министра транспорта и коммуникаций. А сейчас выясняется, что г-н Туякбаев поставил визы на ряде документов, которые послужили основой для нарушения законов при проведении тендеров на строительство и ремонт, предоставления необоснованных скидок на грузовые перевозки. Как подчеркнули представители прокуратуры, упущенные возможности национальной компании из-за заключенных при участии Руслана Туякбаева договоров составили 6 миллиардов тенге.

По словам Андрея Кравченко, заместитель министра энергетики и минеральных ресурсов Булат Елеманов подписывал противоречащие закону документы и лоббировал интересы частных компаний. Однако всем известно, что при подписании контрактов с иностранными компаниями на освоение недр республики всегда нарушается закон. Об этом довольно часто говорят экологи страны, которые заявляют о том, что их не привлекают для экспертизы при подписании контрактов. В результате инвесторы, как правило, нарушают природоохранное законодательство. Интересно, что даже представитель Генеральной прокуратуры не говорит об уголовной ответственности вышеназванных вице-министров. Речь пока идет об их ответственности как государственных служащих. Странное у нас правосудие: в случае с Жакияновым сразу же возбуждается уголовное дело, а оказывается, существует “ответственность государственных служащих”. Выходит, что у нас действительно все протекает по понятиям. Одних можно сразу к уголовной ответственности привлечь, других – по голове погладят и отпускают. Вот и вся борьба с коррупцией. Выходит, правы Галымжан Жакиянов и Мухтар Аблязов, утверждающие, что их судят по политическим мотивам. Только для власти подобная победа над коррупцией обернется пирровой победой. Своими руками нынешний режим вылепил “народного мученика”, страдальца – Мухтара Аблязова и воспитал одного из лидеров оппозиции Галымжана Жакиянова. Если даже принять во внимание утверждение власти о злоупотреблении обоими служебным положением и нарушении закона, нельзя не сказать о том, что линия поведения, выбранная ими, принесет свои дивиденды в силу невнятности и проколов власти. На словах заявляя о борьбе с коррупцией и о том, что все равны перед законом, власти по-прежнему соблюдают принцип жития по понятиям, в котором нет места Закону.

Новости партнеров

Загрузка...