Самоубийство по-казахстански

Смерть Лейлы Байсеитовой – доведение до самоубийства?

\"\"

Координатор международной организации “Репортеры без границ” Александр Леви посетил Казахстан. Целью его приезда стала загадочная смерть Лейлы Байсеитовой, дочери бывшей руководительницы газеты “Республика-2000” Лиры Максутовны Байсеитовой. Вот что удалось выяснить г-ну Леви: “16 июня в подъезде дома № 25 по улице Пушкина дочь Лиры Байсеитовой, известного деятеля оппозиции, редактора газеты “Республика-2000”, задержали сотрудники управления по борьбе с наркотиками. Согласно официальной версии, у девушки был обнаружен пакет с порошком бежевого цвета. Около часу дня Лейлу увезли в Медеуское РУВД…” (“Время”). Порошок, по данным прокуратуры, полицейские идентифицировали как наркотик, предположительно героин. А “спустя несколько часов девушка повесилась в камере Медеуского райотдела полиции…” (“Экспресс К”). Самоубийство, по полицейской версии, произошло оттого, что Лейла была в состоянии “ломки” и не отдавала отчета в своих действиях.

Леви считает, что в этом деле “вопросов больше, чем ответов” (“Экспресс К”). Так, например, “как сообщает информационное агентство Kz-today со ссылкой на полицейских, девушка повесилась на собственных джинсах. Между тем отмечается, что, судя по записям врача “скорой помощи”, Лейла Байсеитова в момент после попытки самоубийства была в джинсах” (“Экспресс К”). Это одна из самых больших неувязок в полицейской версии. Вторая неувязочка в том, что, по словам первого заместителя начальника ГУВД Алматы Наурызбая Кыдыргожаева, “в момент задержания она (Лейла – Прим.) находилась в состоянии наркотического опьянения”. Полицейские же Медеуского РОВД утверждают, что “Лейла Байсеитова в момент задержания находилась в состоянии наркотической “ломки” (“Экспресс К”). Ну а “ломка” и наркотическое опьянение – не одно и то же. В первом случае наркоману нужны наркотики, чтобы уколоться, во втором, как вы понимаете, он уже укололся, поэтому “ломки” быть не может. Да и “все родственники погибшей утверждают, что она не принимала наркотики”.

Теперь попробуем на основании того, что удалось установить Александру Леви, воспроизвести события того трагического дня.

Предположительно в середине дня 16 июня в подъезде дома по улице Пушкина (по словам замначальника ГУВД – “на арендуемой квартире”) произошло задержание Лейлы Байсеитовой то ли в состоянии наркотического опьянения, то ли в состоянии наркотической “ломки”. Задержанную доставляют в Медеуское РУВД. “В 16.00 она позвонила двоюродной сестре и попросила оповестить о задержании мать. Через час Лейлу поместили в камеру временного содержания. В 17.20 заключенная повесилась на собственных джинсах… В 18.20 прибыла карета “скорой” и отвезла Лейлу в реанимацию. Спустя пять дней, не приходя в сознание, она умерла” (“Время”). Вот такой ход событий, если верить официальной (полицейской) версии. Мы к ней еще вернемся.

А пока приведем высказывания директора Казахстанского международного бюро по правам человека и соблюдению законности Евгения Жовтиса, который заявил, что “смерть девушки и последовавшие затем события во многом странны”. Вот эти события в изложении журналистов “Экспресс К”: “Во-первых, по его словам, по факту смерти не было заведено уголовное дело, не была проведена необходимая в подобных случаях экспертиза. Уголовное дело по статье 259 УК РК “Доведение до самоубийства” было возбуждено спустя 10 дней, когда мать умершей предъявила правоохранительным органам фотографии тела дочери, сделанные во время подготовки к похоронам”. По фотографиям можно определить, что “девушка подверглась насилию: видны, как минимум, 6 переломов костей, в том числе пальцев рук”.

А теперь вернемся к распорядку дня 16 июня, предложенному полицейскими. Мы видим, что между моментом задержания и временем звонка Лейлы своей сестре несколько часов, которые девушка провела в обществе задержавших ее сотрудников УБН, “выпали” из рассказа полицейских. После звонка полицейские почему-то ждали целый час, прежде чем поместить девушку в камеру. Кажется, что для допроса задержанной времени у них было более чем достаточно и до звонка Лейлы родственникам. Потом полицейские почему-то не торопятся вызывать “скорую помощь”, и врачи приезжают спустя час после попытки суицида. Что происходило в те часы, о которых умолчала официальная версия? Невольно вспоминаются рассказы о том, что полицейскими Казахстана вовсю применяются пытки задержанных. Иначе откуда на теле Лейлы появились следы побоев, а кости были переломаны? Впрочем, “Александр Леви сообщил, что упомянутые фотографии сейчас изучают европейские эксперты, которые представят свое заключение о характере телесных повреждений” (“Экспресс К”)

ВТО требует жертв

Вступление Казахстана во Всемирную торговую организацию – вот одна из главных тем, ежемесячно (а то и еженедельно) появляющаяся в республиканской прессе. Вопросы ставятся разные, но два из них – “Зачем нам вступать в ВТО?” и “Зачем мы нужны ВТО?” — кочуют из материала в материал, из номера в номер, из газеты в газету. На минувшей неделе газета “Время” опубликовала материал под названием “Это ВТО?”, где опять-таки рассматриваются эти вопросы. Автор статьи Бекжан Идрисов постарался дать оригинальные ответы. Итак, “зачем нам-то ЭТО нужно? Один из экспертов по ВТО Эмад Тинави объясняет наш интерес просто. Дескать, любое региональное событие может эхом отразиться на всей мировой экономике. В пример приводится нынешняя лихорадка на финансовых и фондовых рынках США. Липовые гроссбухи американских монстров мигом откликнулись в Европе, Японии и Азии. Котировки катятся вниз, а деловой народ бьет рекорды пассивности. По этой логике, вступив в ВТО, мы тоже будем на острие мирового экономического кризиса вместе с США и их 143 сателлитами. Возможен и обратный вариант: банкротство какой-нибудь павлодарской соляной конторы спровоцирует ажиотаж в Париже, Лондоне, а затем в Чикаго и Нью-Йорке”. Звучит заманчиво, согласитесь! Но только наивный глупец может предположить, что банкротство того же “Бизнес-банка” в Казахстане аукнется где-нибудь в Нью-Йорке, мировой кризис по нам ударит в много крат мощнее, нежели те кризисы, через которые мы уже прошли и которые оставили нам на память девальвированные тенге.

Последствия для частного бизнеса после вступления Казахстана в ВТО, кажется, понимают все, кроме инициаторов этого вступления. “На прямой вопрос о том, что будет с малым и средним бизнесом, если страна вступит в ВТО, американцы без обиняков заявили: “Конкуренция предполагает, что некоторые из вас не выживут”. Некоторые?! Да почти все, за исключением нефтяных и металлургических магнатов! И это уже не только мои слова. Так же думают и те, кто присутствовал на этой конференции, — предприниматели, директора фабрик и заводов, хозяева кафе и магазинов, то есть почти все те, у кого работаем все мы!” — ужасается Бекжан Идрисов. Перспективы, что ни говори, мрачные. Проще говоря, вся страна (за небольшим, но власть предержащим исключением) встанет на улицу Сейфуллина, что в южной столице, и будет ждать разовой работы. Но и это не все: “А наше сельское хозяйство? Оно и так плетется в хвосте социально-экономического развития, а когда придет более дешевое заграничное мясо-молоко, так и вовсе кирдык ему настанет. А между тем село – это более трети нашего населения”.

Теперь о том, зачем мы нужны Всемирной Торговой организации. “Западный рынок перенасыщен, ибо рядовому американцу (европейцу, японцу) на фиг не надо пять автомобилей и сотня видеомагнитофонов. Куда же их тогда девать? Преодолеть кризис перепроизводства можно только за счет новых рынков…”. Словом, мы нужны, как потребители, а не торговцы, хотя некоторые и раскатывают губешки насчет того, чтобы поторговать на мировом рынке. И ради этого они готовы принести в жертву мировому рынку всю страну.

Новости партнеров

Загрузка...