Смущающийся судья Тарасенко

“Домицид” - так называют убийство государством своих граждан на основании законов”

На мой прямой вопрос \»Почему запрещена видео- и аудиозапись в зале суда?\» судья Тарасенко не нашел лучшего аргумента, чем сказать, что он смущается при виде телекамер. К сожалению, долг служения Закону и профессиональная честь не имеют силы решающего аргумента для тех, кто сегодня судит лидера ДВК Галымжана Жакиянова.

Закончился очередной день судебного разбирательства, в котором ни у одной из сторон (защиты и обвинения) нет ни одного шанса прекратить это постыдное действо. Все участники этого судебного шоу оказались заложниками политического заказа, инспирированного влиятельными властными инстанциями.

Уже 10 дней международная и казахстанская общественность находятся в напряженном ожидании фатальной развязки беспрецедентного по масштабам нарушения закона судебного скандала, от которого за версту несет политическим ангажементом. Изо дня в день на протяжении всего времени, пока длится судебный марафон, люди из разных регионов республики выстраиваются в живую очередь, чтобы попасть в зал суда. Закон затерялся в этом зале суда. Его подмяли под себя телефонное право, фабрикация обвинения, лжесвидетельство и человеческий экскапизм судопроизводителей.

Суд над Галымжаном Жакияновым – это прямой вызов толерантности, праву и цивилизованности, который режим Н. Назарбаева бросает международному правопорядку. Именно под этим углом зрения и следует рассматривать все, что происходит сейчас в зале городского суда Павлодара.

Политический суд над лидером ДВК свидетельствует о том, что в Казахстане разразился жесточайший конституционный кризис, граничащий с коллапсом всей судебной системы. Влиятельными носителями этого кризиса являются представители высшего эшелона власти, которые вчера присягали на верность Конституции РК, а сегодня “заказывают” своих политических оппонентов.

Ради сохранения статус-кво действующего режима чинится суд над Галымжаном Жакияновым. К такому мнению приходит каждый, кто побывал на судебном процессе. Именно потому запрещена видео – и аудиозапись в зале суда, чтобы это мнение не стало достоянием гласности.

Совершенно очевидно, что у тех, кто сегодня судит Галымжана Жакиянова, нет лица прямо взглянуть ему в глаза. Не этим ли смущен судья Тарасенко ?

Удивительная способность к мимикрии отличает всех исполнителей государственной воли Н. Назарбаева. Стоит им сесть в прокурорское или судейское кресло, как они тут же принимают форму этих кресел, снимая с себя всякую ответственность за репрессии.

“Домицид” — так называют убийство государством своих граждан на основании законов.

Суд над Галымжаном Жакияновым – это самый настоящий домицид. Правящий режим ввел тотальную практику использования судов в качестве политического оружия для отстрела свободы слова, инакомыслия и оппозиции. Но он опасно играет с обществом, у которого еще свежи в памяти уроки революционного опыта. Надо ли умножать сущность без особой надобности ? По-видимому, такая надобность назрела. И ее вряд ли можно целиком списать за счет неадекватной реакции Н.Назарбаева на критику в свой адрес. Слишком уж бросается в глаза симптоматика происходящего: закрытие независимых СМИ, принятие Закона о политических партиях, удаление из страны Рахата Алиева, теперь вот суды над Мухтаром Аблязовым и Галымжаном Жакияновым. На кону новый выборный процесс. Не исключено, что режиссеры новых выборов расчищают площадку для борьбы, загодя выключая из нее наиболее “проходные” фигуры. Скорее всего, на этой площадке столкнутся новые группы “интересов”, и тогда станет понятным, кто конкретно “заказал” Мухтара Аблязова и Галымжана Жакиянова.

Новости партнеров

Загрузка...