Фантастическая версия Медеуского РУВД

Что пить будем?

\"\"

“По информации ВОЗ, около 2 млрд. человек на земле сегодня страдает от нехватки питьевой воды… Уже сегодня высококачественная природная вода стоит на Западе в 6-8 раз дороже нефти (1 долл./л против 0,15 долл./л). По прогнозам специалистов, рынок экологически чистой природной питьевой воды будет самым крупным потребительским рынком в ХХI веке”. (“Новости недели”). По всему миру экспортеры чистой воды получают от ее продажи большие прибыли. Что уж говорить о дальнем зарубежье, если не дремлют наши братья киргизы. “В 2001 году Киргизия начала экспортировать в Германию воду с ледников Тянь-Шаня. Канистра объемом 25 литров, наполненная тянь-шаньской водой, стоит в Европе 12 долл.”.

В Казахстане же обычная питьевая вода из водопроводов республики все чаще становится источником тяжелых инфекционных заболеваний: “В реке Урал санитарной службой выделены возбудители холеры. Министерством здравоохранения и местными органами власти принимаются экстренные меры. Забили в набат врачи: за последние десять лет в 11 областях республики зарегистрировано более 50 вспышек инфекционных заболеваний, передающихся водным путем. Более 100 человек заболели паратифом “В” (разновидность брюшного тифа) в Жанатасе Жамбылской области. Более 20 больным в Чимкенте поставили диагноз “брюшной тиф”. Причина вспышки заболеваемости все та же – питьевая вода из городского водопровода”. При этом большинство предпочитает не спускать мутную или ржавую воду, бегущую из наших кранов, — счетчик неумолимо отсчитывает утекающие кубометры. Правительство пытается как-то выправить ситуацию, комитет по водным ресурсам выработал отраслевую программу “Питьевые воды”, реализация которой, естественно, ляжет на плечи налогоплательщиков и потребует больших затрат – 115,1 млрд. тенге. Вряд ли этот груз возложат на казахстанцев сразу, ведь для многих из нас и коммунальные платежи стали непосильной ношей, скорее всего, “дело не обойдется без привлечения иностранных кредитов”, погашать которые придется опять-таки населению.

Нелюди в погонах: что творится в застенках РУВД?

“Сотрудники Медеуского РУВД Алматы подозреваются в причастности к убийству дочери редактора еженедельника “Республика-2000” Лиры Байсеитовой Лейлы” (“Караван”). Молодая девушка скончалась 21 июня в одной из больниц города, куда ее доставила из Медеуского РУВД карета “скорой помощи”. Больше месяца Лира Байсеитова ждала ответа на свои вопросы от официальных представителей силовых и властных структур. Тем не менее, первый официальный документ за подписью зампрокурора г. Алматы был отправлен не потерпевшей стороне, а Александру Леви, координатору международной организации “Репортеры без границ”. Родные Лейлы сделали посмертные фотографии ее тела: “На них ясно видны переломы рук. Всего эксперты насчитали 6 переломов, судя по всему, Лейлу пытали, выламывая пальцы рук”. Кроме того, люди, обмывавшие тело девушки, свидетельствуют, что на теле явно были видны следы насилия, синяки, стерты пятки, повреждены половые органы. Сейчас дело по факту “доведения до самоубийства” возбуждено именно по этим фотографиям, других доказательств у потерпевшей стороны пока нет – судмедэкспертиза вопреки всем правилам не была проведена. Причем уголовное дело возбуждено следователем того самого Медеуского РУВД, откуда девушка и попала в больницу уже в коматозном состоянии.

Тем временем “пресс-служба ГУВД Алматы провела пресс-конференцию, на которой обвинила Лейлу Байсеитову в торговле наркотиками и сутенерстве. Какое отношение имеет это к трагической судьбе девушки, сотрудники пресс-службы сказать не смогли…”.

На произошедшее откликнулся ряд изданий, практически все они в этом деле оказались единодушны, что вполне естественно. “Начнем с понедельника” недвусмысленно указывает на политическую подоплеку произошедшего: “Мать хочет знать: какие нелюди угрожали ей накануне по телефону, пытаясь заставить замолчать, как политика и независимого журналиста, а затем привели в исполнение изуверский замысел, отняв ее единственную кровинушку?” “Аргументы и Факты Казахстан” также видят в этом дальнейшее ужесточение ситуации со свободой слова в Казахстане – “методы воздействия на оппозиционные СМИ из административных и юридических превращаются в откровенно силовые”. Вновь в гордом одиночестве оказалась нуршинская “Доживем до понедельника”: “Мы считаем, что это дело необходимо рассматривать в первую очередь с юридической точки зрения, при этом не забывая об этической стороне вопроса”, — считает редакция газеты.

Вопросов в этом деле гораздо больше, чем ответов: “Почему при первичном заявлении врачей об отсутствии в крови дочери наркотических веществ следователи пытаются списать смерть на наркотическую “ломку”?” (“Начнем с понедельника”). Почему если, как утверждают полицейские, героиновый стаж Лейлы составил 2 года, то об этом ничего не знали ни ее родственники, ни друзья? Сначала “сотрудники РУВД объясняют, что девушка была в состоянии тяжелой ломки и повесилась на своих собственных джинсах на батарее”, когда же оказалось, что в камере нет батарей, “они взяли на раздумье несколько дней, потом объяснили: “Нет, она повесилась не на батарее, а на маленькой форточке, что находится высоко, рядом с лампочкой”. Очевидно, что теперь среди рядовых полицейских чинов найдут “козлов отпущения”, которых и накажут примерно, а политическую сторону дела постараются замять.

Совсем по-другому складывается ситуация, когда правосудие сталкивается с детьми полицейских и чиновников высшего звена. Имя дочери бывшего начальника Петропавловского ГУВД Сауле Молдабаевой уже давно не сходит с газетных полос. Когда девицу осудили на три года лишения свободы за нанесение тяжких телесных повреждений своей сокурснице, она “исчезла в неизвестном направлении. Для того, чтобы объявить Молдабаеву в розыск, понадобилось больше месяца. Кто виноват в такой волоките – ГУВД или городской суд, понять трудно. Адвокат подсудимой и ее мама также просили смягчить наказание “девочке из интеллигентной семьи” (цитирую адвоката), которая является чуть ли не средоточием всевозможных добродетелей”. (“АиФ-Казахстан”). Что в этом случае означает термин “интеллигентность”? Высокое социальное положение и наличие нужных связей, которые дают возможность совершить уголовное преступление и оставаться безнаказанным? Видимо, к этому все и идет. И вполне понятно, что по этой же системе Лейла Байсеитова окажется наркоманкой и преступницей, которая даже после смерти не вправе рассчитывать на правосудие. И это уже происходит. Александру Леви официальные органы ситуацию “разъяснили” так: “Что вы так переживаете? Она наркоманка, мы ее задержали, она повесилась. И что?” (“Караван”)

Вообще, то, что творится с нашей Фемидой, иначе как маразмом не назовешь. Как сообщило на прошлой неделе “Время”, только в Атырау за прошедшие шесть месяцев “городские судьи отменили 33 своих решения. Своеобразный рекорд принадлежит судье Жылыойского районного суда Нуржановой, отменившей пять своих собственных решений… В отношении судьи горсуда А.Жалеловой возбуждено дисциплинарное дело. По словам председателя облсуда Б.Бекназарова, она выдала судебное решение по несуществующему делу”. (“Время”)

Новости партнеров

Загрузка...