Cуд над Г. Жакияновым. День одиннадцатый

В понедельник, 29 июля среди собравшихся возле здания и в зале горсуда усилились разговоры о том, что приговор председателю движения “Демократический выбор Казахстана” Галымжану Жакиянову должен быть вынесен уже на этой неделе в среду, в связи с чем судья торопится поскорей завершить процесс. Как выяснилось позже в зале суда, эти слухи были небеспочвенными.

В начале защита заявила несколько ходатайств. Адвокаты настаивали на дополнительном допросе в качестве свидетеля бывшего руководителя аппарата акима области Г. Бондаренко. После долгого спора между адвокатами и прокурорами, которые пытались отклонить ходатайство, судья Тарасенко вызвал г-на Бондаренко. Он подтвердил факт того, что экс-аким Г. Жакиянов не получал и не визировал письмо от руководителя Госматрезерва Иманбаева, так как находился в это время в отпуске. Его обязанности исполнял первый заместитель А. Рюмкин. Таким образом, Г. Жакиянов не мог знать, что комитет по госматрезерву высказался против передислокации базы спецмедснабжения. В качестве доказательства защита также просила суд приложить к материалам уголовного дела приказ об отпуске акима области, завизированный руководителем аппарата Г. Бондаренко.

Судья Тарасенко, согласившись допросить бывшего руководителя аппарата, категорически отказался выслушать показания двух докторов наук — Сулейменова из Алматы и Басина из Санкт-Петербурга, которые специального для этого прилетели в Павлодар. Кстати, вызов этих свидетелей в суд “спровоцировал” сам Тарасенко, который ранее не признал их юридические доктринальные заключения, предъявленные защитой, в качестве доказательств невиновности Галымжана Жакиянова. Судья отметил то, что два доктора наук, давая заключение экспертизам уголовного дела, “не были предупреждены об уголовной ответственности за дачу ложных показаний”. После этого заявления судьи Сулейменов и Басин прибыли в Павлодар, чтобы в суде под присягой подтвердить свои выводы. В итоге, несмотря на все доводы, защитникам пришлось извиняться перед докторами наук, которые находились возле здания суда в ожидании приглашения в зал. Судья Тарасенко сказал, что оставляет за собой право высказать свое мнение по заключениям экспертов.

Истинные мотивы такого решительного отказа со стороны обвинения и судьи высказать свое мнение по поводу заключений экспертов докторам наук вскоре стали ясны. Так, прокурор Демесинов заявил, что “процесс затягивается”, а судья Тарасенко, оказывается, попросту устал, в чем он “чисто по-человечески” признался во время пятиминутного перерыва. Свое мнение по поводу того, почему обвинение так торопится поскорей завершить процесс, высказал сам Галымжан Жакиянов. “Наверное, обвинение проговорилось и выдало государственную тайну, что Назарбаев вышел из отпуска и дал установку вынести приговор до конца этого месяца, то есть в среду. Мне доподлинно это известно, поэтому обвинение и подстегивает суд поскорей завершить процесс”, — подчеркнул председатель политсовета “Демвыбора”.

Судья продолжил процесс и огласил заключение экспертов, которые устанавливали подлинность подписи директора базы спецмедснабжения (СМС) г-на Н. Кубай на договоре-мене и акте приема складов. На судебном процессе Кубай отрекся от своей подписи на этих документах, сообщив, что он был против обмена складов между “Ромат” и базой СМС. По заключению экспертизы подпись на всех листах договора и акта “выполнена не самим Кубаем, а другим лицом”. Каким именно “лицом”, экспертиза не уточняет. В связи с этим фактом судья заявил, что им будет вынесено постановление о возбуждении уголовного дела.

Несмотря на регулярные требования защитников вызвать в суд в качестве одного из главных свидетелей бывшего первого зам. акима области Александра Рюмкина, в понедельник судья Тарасенко зачитал очередную телеграмму о том, что экс-заместитель прибыть не может, так как находится на лечении в Омске. Примечательно, что диагноз г-на Рюмкина существенно изменился за последнюю неделю. Как следует из медицинской справки, г-на Рюмкина готовят к операции, так как помимо “острого остеохондроза” у него случился “гипертонический криз”. Адвокат Тулеев попытался настоять на том, чтобы Рюмкина принудительно доставили в суд, так как справка с больницы — это “филькина грамота”, не более того. Однако судья заявил, что это документ, а указанная в телеграмме причина уважительная, поэтому он зачитал показания сначала “подозреваемого” Рюмкина, статус которого в ходе следствия сменился на “свидетеля”. Стоит отметить, что показания “подозреваемого” и “свидетеля” Рюмкина существенно отличаются. Как следует из материалов уголовного дела, бывший первый заместитель объяснил следователю, что он не давал показания против Жакиянова “из чувства ложной солидарности”. Но после того, как следствие перевело его из подозреваемых в свидетели г-н Рюмкин диаметрально изменил свои слова. Оказывается, первый заместитель действовал только “во исполнение указаний Жакиянова об обмене складов”. Но, по словам защиты, Рюмкин не смог ответить на следствии на вопрос о выделении 2 млн. тенге на передислокацию базы СМС, хотя собственноручно подписал распоряжение.

После перерыва суд приступил к допросу Галымжана Жакиянова. Но, прежде чем защита начала задавать вопросы, лидер “Демвыбора” подчеркнул, что если “все это называется судом”, то у него есть право на небольшое выступление. “К сожалению, мы все участники балагана, и сегодня это особенно подтвердилось. Я не сомневаюсь, что эпизод с учеными вскоре войдет в учебники по юриспруденции, как образец грубейшего нарушения ведения процесса. Я горд тем, что за время моей работы мы действовали в интересах государства. Я высоко ценю показания свидетелей, которые не побоялись говорить правду”, — заявил Жакиянов в начале выступления. В ходе выступления экс-аким привел пример приватизации в бытность акима Павлодарской области Данияла Ахметова и обратил внимание прокуратуры на грубейшие нарушения, с которыми г-н Ахметов позволил компании “CCL” приватизировать городские ТЭЦ-2 и ТЭЦ-3. “Вот постановление, на котором нет ни номера, ни даты. Хочу заметить, что аким не выносит постановлений. Сам по себе этот документ безграмотен”, — объявил лидер “Демвыбора”.

“Если следовать логике, которую тут пытается навязать обвинение, то надо отменять итоги всей приватизации, выгонять людей из приватизированных квартир, сажать всех акимов. Что касается обмена складов. Обсуждать на собрании такие вопросы – не уровень акима области. Поверьте, зимой 2000 года у меня были дела важнее. Напомню хотя бы о пресловутом постановлении № 53 кабмина Токаева, в соответствии с которым иностранным инвесторам предоставлялись невиданные льготы, а бюджет области потерял миллиарды тенге. Мне тогда, в конечном счете, удалось добиться отмены этого постановления”, — сказал Галымжан Жакиянов.

Показания экс-заместителя Александра Рюмкина Галымжан Жакиянов прокомментировал следующим образом: “Всем понятно, что на человека в ходе следствия было оказано огромное давление. Это видно даже на видеопленке. Не случайно его сегодня нет в зале суда, потому что обвинение прекрасно понимает, что под присягой Рюмкин бы дал правдивые показания и заявил об оказываемом на него давлении”.

После выступления Галымжана Жакиянова защита приступила к допросу. Адвокаты задали подзащитному ряд вопросов. Галымжан Жакиянов еще раз подтвердил, что во время совершения сделок по продаже госпакетов акций ни на кого не оказывал давления, кроме того, об обмене складов узнал гораздо позже, так как заниматься подобными вопросами не входило в его обязанности. “Каждый занимался своим делом. И проверять каждого у меня физически не было возможности. Да и зачем? Для этого и существуют замы, аппарат. Все отвечают за свой участок работы. В их профессионализме я никогда не сомневался”, — отметил Жакиянов.

В ходе допроса Г. Жакиянов рассказал о том, как следователь Гусман Кусаинов проводил следственные действия: с нарушением УПК, грубым нарушением прав человека и элементарных общечеловеческих норм. Когда Галымжан Жакиянов рассказывал, как следователь оформлял его отказ от дачи показаний, откровенно фальсифицируя факты, по залу прошла волна негодования.

В конце допроса защиты Петр Своик попросил рассказать Г. Жакиянова об инциденте, произошедшем в больнице между его супругой Карлыгаш Жакияновой и следователем Кусаиновым. Галымжан Жакиянов подробно рассказал о том, как следователь, обманув врачей, которые запретили ему проведение следственных действий, проник в палату с каким-то документом, заявляя о продолжении следственных действий. “Я лежал на кровати, когда ворвался Кусаинов и, размахивая какой-то бумагой, показывая на абсолютно незнакомых мне людей, заявляя, что это мои адвокаты, объявил о немедленном проведении следственных действий. Супруга заявила, что будет записывать этот беспредел на видеокамеру, после чего Кусаинов подбежал к ней, выхватил видеокамеру и начал заламывать руки. Я попытался вскочить с постели, но физически не смог ничего сделать. Кусаинов выскочил в коридор и начал кричать, что жена Жакиянова его пыталась избить. Это при том, что все это видели: и охранники, и врачи”. Кто-то в зале сравнил следователя с фашистом.

В конце допроса защиты Галымжан Жакиянов заявил об однозначности политзаказа: “После того, как мы объявили о создании “Демвыбора”, я встречался с президентом. Я пытался убедить его в необходимости демократических преобразований. В какой-то момент мне показалось, что я его убедил. Сейчас я понимаю, что это было лицемерие. Президент не хочет идти на преобразования, потому что они лишат его власти. В ходе разговора он спросил меня: “Ты хорошо подумал, что тебя ждет?” Я ответил: “Да, подумал”. “И несмотря на это, ты идешь. Ну, смотри, я тебя предупреждал”, — ответил он. Теперь мы видим результат этих угроз. Этот разговор действительно был между нами. Я это под присягой заявляю”, — сказал председатель политсовета “Демвыбора”.

Во время допроса со стороны обвинения прокурор задавал вопросы, на которые в ходе процесса были даны неоднократные ответы.

Пресс-центр РОО “Демократический выбор Казахстана”

29.07.02

Новости партнеров

Загрузка...