Владимир Чернышев: “Самое уязвимое место государства – институт выборности акимов”

Владимир Чернышев – бывший депутат двух разогнанных парламентов Казахстана (в 1993 и в 1995гг.), член Форума демократических сил Казахстана. Во время второго роспуска Верховного совета был жестоко избит неизвестными за несогласие с этим решением. Правоохранительные органы так и не раскрыли это преступление. На последующих парламентских выборах Чернышев дважды избирался народом, однако власть не пропустила его в законодательный орган, сфальсифицировав итоги голосования.

— Ваше мнение, за что судят Мухтара Аблязова и Галымжана Жакиянова?

— 30 августа 1995 года (день принятия Конституции — ред.) в Республике Казахстан было создано государственное устройство в виде никем и ничем не ограниченной монархии. Единственным человеком в республике, который имеет все права и ни перед кем не несет никакой ответственности, является глава государства Н.Назарбаев, временно исполняющий обязанности, как и все госслужащие.

Вдруг появляется группа молодых людей, которые открыто заявляют, что так жить больше нельзя. Они также отказались менять свои взгляды. Правда, часть организаторов движения ДВК спасовала, но Мухтар Аблязов и Галымжан Жакиянов посчитали, что честь превыше всего и не захотели меняться в угоду режиму. И судят их сейчас не потому, что они нарушили закон, а за то, что они попали в самую точку, в самое уязвимое место государства – институт выборности акимов всех уровней.

Сегодня акимы – это удельные князья, которые поставлены во временное управление вотчинами. Они не подконтрольны и не подотчетны населению, а зависят от воли одного человека, и, на мой взгляд, от суммы преподнесенной мзды.

Выборность акимов выбивает главный стул из-под седалища главы государства, потому что избранный народом на альтернативной основе аким будет подотчетен только своим избирателям. Он будет заботится о благе электората, значит – государства. И помощь он будет искать у народа, а не наверху.

С введением института выборности акимов исчезнет главный рычаг давления президента на государство. Ведь мировое сообщество не открыло более лучшего устройства государства, чем демократия. А демократия предусматривает регулярную выборность, отчетность и сменяемость, и это приносит благо. Поэтому мировому сообществу выгодно, чтобы в Казахстане строилось демократическое государство, а не авторитарное.

Недавно прочитал в Интернете статью из “Вашингтон пост”. Автор материала Роберт Кейзер, по моему мнению, хорошо изучил политическую ситуацию в Казахстане. Он дал верную оценку, назвав двух руководителей ДВК — Г.Жакиянова и М.Аблязова — выдающимися деятелями. Я очень благодарен автору за такую характеристику и моральную поддержку узников совести — приверженцев демократии в Казахстане.

— Были ли ранее в Казахстане примеры несогласия с главой государства?

— Да, были. В 1991 году Ерик Асанбаев стал вице-президентом, и встал вопрос о выборе председателя Верховного Совета. Кандидатура Серикболсына Абдильдина, который был избран председателем, вызвала крайне болезненную реакцию президента. Глава государства попытался сделать все возможное, чтобы Абдильдин не стал главой парламента, потому что он был ярым противником устанавливающейся в Казахстане суперпрезидентской республики.

В 1992 году принимается закон о Контрольной палате, депутаты, вошедшие в новый орган, начали раскрывать дела жуликов, которые разворовывали страну. Одной из причин роспуска Верховного Совета в декабре 1993 года были результаты работы Контрольной палаты.

В 1994 году Верховный Совет не дал добро на перенос столицы из Алматы в Акмолу и принял постановление: поручить кабинету министров РК в течение полугода подготовить технико-экономическое обоснование для возможного переноса столицы в один из областных центров республики. Этого президент простить не мог. Никакого технико-экономического обоснования предоставлено не было. Но по иску Татьяны Квятковской в Центризбирком Верховный Совет первого созыва в марте 1995 года был разогнан.

Можно вспомнить историю с бывшим премьер-министром Акежаном Кажегельдиным, который был отправлен в отставку и изгнан из республики с последующим привлечением к суду и заочным осуждением на 10 лет.

— Ваша оценка нового закона “О политических партиях”?

— Скоропостижно рожденный и мгновенно принятый закон о партиях стал завершающей точкой подавления оппозиции и всякого инакомыслия в Казахстане. Чувствуя приближение краха, режим решил обезопасить свое будущее и ликвидировал все партии кроме “Отана”, Гражданской и Аграрной. На самом деле нет никаких трех партий – есть одна партия с двумя крылами, которая одобряет все действия главы государства. Существует она благодаря подпитке из бюджета и крупного бизнеса. Таким образом, в республике устанавливается однопартийная система.

— Владимир Васильевич, как будут развиваться события дальше?

— Я, как человек, прошедший все тяготы и давление режима на оппозицию, могу сказать, что чем дальше власть будет силовыми методами бороться с инакомыслием, тем сильнее объединенная оппозиция будет информировать народ и мировое сообщество обо всех негативных явлениях, творимых режимом. Эти факты будут доведены до западных политиков, и, надеюсь, демократические государства, наученные горьким опытом террактов 11 сентября в Нью-Йорке, не допустят дальнейшего произвола правящего клана в Казахстане.

Поэтому необходимо объединяться. Если есть партия власти, то должна быть и партия оппозиции. Правила установлены – надо играть по ним. Надеюсь, что оппозиция сольется в одну партию, хотя власть вряд ли допустит это. Тогда инакомыслящим остается идти в подполье, ведь если нельзя бороться с режимом легальным путем, то что делать. Можно привести пример 1917 года. Если цивилизованный мир не хочет повторения 17-го года, то он должен вынудить казахстанский режим начать строить светское, правовое, демократическое и социальное государство, как записано в Конституции.

Я верю в суверенный Казахстан. Никто не сможет заставить страну свернуть с демократического пути и повернуть назад — в феодализм.

Новости партнеров

Загрузка...