Эпоха для префекта, или реформы трубят продолжение

Источник: Казахстанский общественно-политический еженедельник \"Мегаполис\"

…Шаг вперед, два шага назад – так, кажется, говорил ныне забываемый основоположник. Но эта формулировка, вырванная из ленинского контекста, точнее других характеризует текущий момент в сфере управления страной. Когда Галымжан Жакиянов, будучи, по сути, президентским представителем в степном Прииртышье, заговорил о выборности акимов, он выступил против самого принципа президентской республики. По большому счету именно это заявление и послужило основным толчком к политическому кризису, разверзшемуся в прошлом ноябре.

Власть напряглась и после некоторой заминки (видимо, все-таки опешила) стала преследовать ДВК. Именно это политическое требование – выборность акимов – подозреваю, и стало камнем преткновения для консенсуса. Суд над строптивцем состоялся, экс-акима “закрыли” по уголовной статье, но проблема остается.

Всем очевидно, что с управлением на местах, в частности с институтом акимов, что-то необходимо делать. И тут стали происходить странные вещи. Сегодня пошло давление на некоторых действующих акимов. Наиболее заметно это на примере главы Атырауской области А.Мусина, бывшего до этого акимом Актюбинской области. Ведь до сих пор судьба любого “губернатора” зависела только от воли “Ноль Первого”. Сейчас же г-на Мусина газета “Жас Алаш” “мочит” не хуже, чем их коллеги из “Нового поколения” — министра З.Какимжанова.

Никто не утверждает, что ранее акимы были “священными коровами” все тот же “Жас Алаш” и “Караван”, например, просто глумились над З.Нуркадиловым в бытность его акимом Алматинской области. Но не было такого, чтобы в отношении нескольких замов акима открывали следствие. Причем по таким делам, к которым, вполне возможно, может оказаться причастен в конечном счете сам аким.

А. Мусин по сложившейся традиции вывез с собой в Атырау половину своей актюбинской команды. Вот по актобинскому прошлому этих замов и выступил с заявлением главный прокурор области. Но неужели грехи мусинских замов страшнее делишек заместителей других акимов и вообще тех, кто руководил регионами все последние десять лет?

Видимо, внимание к помощникам Мусина обусловлено прежде всего тем, что он является акимом именно Атырауской области. А не Карагандинской, допустим. Не секрет, что Атырауская область как нефтеносный регион является стратегической областью. Кстати, немаловажный факт: бюджет данной области, где проживает народу более чем в два раза меньше, нежели в упомянутой Карагандинской области, намного превышает бюджет последней. В Атырау имеются организации, чей оборот сопоставим, а то и превышает бюджет акима области. Поэтому неудивительно, что А.Мусин тяжело приживается в Атырау, хотя является уроженцем этого региона. Казахская пресса называла его “полудержавным властелином Актобе”, но в Атырау-то он явно не хозяин, поскольку есть конфликт между новым акимом и “старой” местной элитой.

В последнем громком судебном разбирательстве в Павлодаре выяснилось, что у акимов были широкие полномочия, которые превращали их поистине в “полуцарей”. Теперь же им, акимам, образно говоря, именно за это и попадает. Наверное, когда глава государства наделял их таким статусом, он все же вкладывал в это иной смысл. Но старая схема “ЦК-обком” в рыночных условиях не могла удачно работать.

Вопрос: кому же подчиняется областная администрация? Правительству или президентской администрации? Кто несет ответственность за ее многогранную деятельность? Не президентская же администрация! И вот еще что. Раз мы все же нырнули в капитализм, у кого повернется язык осудить человека за желание сделать состояние? Понятно, что не у каждого это получится, но быть у воды и не напиться? Можно ли поверить этому?

Президентскую “вертикаль” стали подтачивать сами акимы, воплощавшие на местах политическое и хозяйственное руководство от имени верховной власти. Акимы распоясались, стали путать государственный карман с личным, принимать решения, далекие от их компетенции. Таким образом, система с самого начала оказалась малоэффективной. Ни о каком самоуправлении, о котором забеспокоился хоть молодой, но повидавший виды аким Жакиянов, в таких условиях не могло быть и речи.

Власть, похоже, открывает военные действия на нескольких фронтах. Будет ли в этом сделано исключение для акимов? Теперь ведь над ней будет довлеть “синдром Галымжана” и, тут вполне вероятна ситуация “отыгрыша назад”. И когда начнут закручивать гайки и по акимам, ограничивать их кое в чем, — на кого же в конечном итоге будет опираться верховная власть?! Плоха ли, хороша ли наша власть в целом, надо сказать спасибо, что в стране худо-бедно ей удавалось поддерживать общественное спокойствие. Но сегодня, когда достижение гражданского согласии весьма проблематично, стабильность в социуме может треснуть по швам.

Не нами замечено, что, когда паны дерутся, у холопов чубы трещат. Но и у “холопов” есть предел терпения. Чтобы не перейти эту черту, имеет смысл… продолжить реформы. Выборность акимов остро необходима, но, чтобы сохранить президентскую вертикаль, от которой все-таки опасно отказываться, необходимо введение института комиссаров или префектов, или проконсулов (не в названии суть). Областной аким (выборное лицо) руководит местной административной вертикалью и подотчетен правительству, а вопросы государственной важности, политические установки контролирует президентский префект, подотчетный президентской администрации (вот ее точно можно переименовать).

Таким образом, ответственность акима резко повышается: он вынужден будет работать под двумя прицелами — перед выборщиками и президентским оком. И выборы областных “голов” покажут, насколько же состоятельна оппозиция. И коли некие Своик или Алдамжаров прорвутся в региональные “белые дома” — это станет хорошей “проверкой на дорогах”. Технологически и юридически тут велосипед изобретать не надо. Эта схема апробирована в России, и у нас это реализуемо куда легче, поскольку Казахстан имеет унитарное устройство, а не федеративное.

“Мегаполис” № 31 от 8 августа 2002 г.

Новости партнеров

Загрузка...